ХИЩНЫЕ ПТИЦЫ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ЭКОСИСТЕМАХ


Экологи делят хищных птиц на энтомофагов, ихтиофагов, миофагов н др. Но большинство хищников не могут быть отнесены к какой-либо категории безусловно, их питание разнообразно, и название лишь показывает преобладающий вид пищи.
Наиболее специализированы, пожалуй, герпетофаги — птнца-секретарь, змееяд -и др. Строгим орнитофа- гом, притом бьющим птицу на лету, можно назвать со кола- сапсана. Но, как указывал Г. П. Дементьев (1940), даже сапсан изредка поедает леммингов и сусликов, не говоря уж о летучих мышах. По-видимому, исключительно падалью пытаются наиболее крупные некрофаги — грифы и сипы, а также кондоры, но уже у стервятника, а тем более у бородача и коршуна случаи нападения на живую добычу становятся обычны. Могучая филиппинская гарпия питается главным образом обезьянами и потому получила название гарпия- обезьяноед, но она же порой совершает нападения на домашнюю птниу.
Хищники, питающиеся крупной добычей, всегда имеют большие охотничьи участки и в целом малочисленны; их обилие может наблюдаться только на пролетах илн зимовках, т. е. там, где имеются скопления их жертв. Гнездовые участки их разобщены, и конкуренция между птицами достаточно острая. Хищники, питающиеся массовой, относительно мелкой добычей, в общем многочисленнее видов первой группы и могут образовывать колониальные или полуколониальные гнездовья; конкуренция за гнездовые и охотничьи участки у них ослаблена или отсутствует. Практическое значение любого вида хищной птнцы, да и не только хищной, определялось, исходя из его питания. Но в свете современной популяционной экологии ни один вид птиц не может считаться ни вредным, ни полезным. Не вид как таковой, в лице его отдельных представителей, вреден или полезен, а население данного вида (т. е. совокупность живущих в данный момент и на данной территории особей, оказывающих суммарное воздействие иа объекты питания, на поголовье жертв) может быть либо вредно, либо полезно, либо, что часто бывает, просто безразлично. Одиночные пустельги и канюки, строго говоря, могут считаться лишь потенциально полезными. Сколько бы каждая такая пустельга нИ наловила вредных грызунов, заметного воздействия иа их поголовье не последует. И только с увеличением численности хищники-мышееды оказываются действительно полезными. Воздействие многих пустельг и канюков на мышей и полевок, особенно в стациях переживания грызунов, может быть существенным.
Н. II. Козлов (1962) проводил в 1959—1961 гг. стационарные наблюдения в Кокчетавской области. Опытный целинный участок площадью около 600 га располагался в балке с типчаково-полынной растительностью на солонцовых почвах; балку окружали посевы яровой пшеницы. Подобные участки в условиях полевой зоны служат, наряду с обочинами дорог, основными местами (стациями) переживания грызунов, откуда они затем переселяются на посевы. Наиболее показательны данные Н. П. Козлова за 1959 г. В июне на 1 га его опытного участка приходилось в среднем 334 грызуна, среди которых абсолютно преобладала степная пеструшка. Год был благоприятен для грызунов, они интенсивно размножались. Высокая численность пеструшек привлекла на участок большое количество степных и луговых луией; за 10-часовой день Н. П. Козлов насчитывал 18,6 встреч хищных птиц. К концу июля на 1 га приходился уже только 41 зверек, а в сентябре — всего 24. Закономерно изменялся удельный вес остатков степной пеструшки в погадках луней, которые Н. П. Козлов регулярно собирал около устроенных им для хищников кучек из дерна. В июне частота встреч остатков степной пеструшки в погадках составляла 98,7%, к августу она сократилась до 70,9%, а в сентябре составила всего 47%. Зато резко возросла встречаемость в погадках насекомых: с 5,3% в нюне до 81% в сентябре. Луни стали больше ловить и рептилий: 1,5% встреч в июне н 7% в сентябре. Иными словами, по мере резкого сокращения численности основного кормового объекта птицы были вынуждены шире использовать викарные, замещающие корма. Такое замещение дает возможность птицам-эврифагам продолжать оказывать давление на поголовье своих основных жертв, даже если их осталось немного. Для стенофагов в подобных ситуациях выход один: откочевка. Таким образом, именно численность вида птиц определяет его значение для охотничьего, сельского, лесного, рыбного хозяйства, ведущегося человеком в данной местности.
Естественная, не нарушенная человеком, численность пернатых хищников зависит от их основной добычи. Перна- гые хищники, питающиеся массовыми некрупными видами (мышевидными грызунами, сусликами, саранчовыми н т. п.)* всегда будут иметь большую численность, чем ХИЩНИКИ, которые ловят редкую и более крупную добычу. Эти естественные соотношения групп видов хищных птиц, помимо разного обилия В Природе ИХ жертв, объясняются еще и тем, что хищники, питающиеся относительно крупной добычей, как правило, вступают со своей жертвой в состязание в скорости и маневренности полета, причем победителем чаще становится намеченная жертва, чем хищник. Даже у такого специализированного орнитофага и непревзойденного летуна, как сапсан, согласно наблюдениям в Корнуэле (Британия) только треть нападений на голубей оканчивается успешно. При этом хищники чаще добывают белых голубей, чем птнц дикой сизой окраски. Орлан-белохвост на зимовке в заповеднике Большая Тиса (Чехословакия) добывает лишь малоподвижных и наименее осторожных больных уток.
Аналогичные наблюдения имеются и для наших каспийских зимовок. В. М. Гусев (1962), наблюдая за іразньїми видами хищных птиц, установил, что нз 3441 попыток схватить жертву только 213 (6,1%) увенчались успехом. И. Ф. Волошин (1949) наряду с описанием многих удачных охот камышового луня в Наурзумском заповеднике приводит и ряд случаев неудачных нападений этого хищника на выводки утят и линных уток. И. Ф. Волошин (1949) описывает случай, когда на оз. Чушка-Коль был найден мертвый старый самец камышового луня, в 3 м от которого лежала водяная крыса, тоже мертвая: «Водяная крыса имела большую рану в полости живота, причем все внутренности вывалились, ио она еще, будучи живой, должно быть, ползла, так как тонкие кишки были растянуты. Между резцами и в полости рта крысы были найдены желтоватые перышки. У камышового луня была перегрызена шея. По-вндимому, между хищником и жертвой завязалась борьба, н в тот момент, когда лунь схватил водяную крысу, та, в свою очередь, успела вонзить свон резцы в шею луня». Подобные случаи единичны, но они показывают, какого накала порой достигает борьба между хищником н крупной добычей. Чаще жертве удается спастись.
Особенно трудно охотиться хищникам, когда их жертвы находятся в стае. Стая раньше и на большем расстояний обнаруживает опасность, чем одиночная птица. Скворцы, например, при нападении сапсана летят плотной стаей, быстро меняя направление, и тем самым мешают соколу отбить от стаи одну птнцу и ударить ее. В таких ситуациях жертвами при нападении сокола нли ястреба могут стать отставшие от стан ослабевшие птицы илн особи с физическими дефектами. Реакцией на приближение хищника служит образование четко сформированной стаи. Так, при нападении серебристой чайки на рассеянную стаю, состоящую из gOO лысух, птицы, бывшие на периферии стаи, начали торопливо перелетать в ее центр, и стая приняла компактный вид. ріосле двух безуспешных нападений чайка улетела, а лысухи опять разбрелись в стороны. Прн этом надо иметь в виду, что лысухи сильно плещут водой навстречу нападающему хищнику; в плотной стае такой способ защиты достаточно эффективен. Еще более активно действуют утки, спасая от нападений хищника свой вьгводок. И. Ф. Волошин (1949, с 67) описал несколько попыток коршуна схватить утят серой уткн: «Они жались к матерн и при каждом нападении хищника дружно одновременно ныряли. Мать с криком била крыльями о воду и взлетала навстречу коршуну, раскрыв клюв и вытянув вперед шею. Коршун каждый раз отступал л. сделав шесть •безуспешных броошв, улетал в степь».
Необычные формы поведения крупных стай скворцов наблюдались прн встречах с хищниками в Англин во время нх перелетов на места ночевок и обратно. Во второй половине сентября в стае насчитывалось до 50 000 птиц. Заметив пернатого хищника, стая уплотняется, образует ударный клин и бросается в его сторону. В некоторых случаях такая атака приводит к гибели хищника. Хищники избегают приближаться к большим стаям и охотятся преимущественно во время подлета мелкнх стаек, в которых будут слабые, неполноценные, хуже упитанные особи, тогда как наиболее сильные птицы образуют крупные стаи. Таким образом, избирательный, селекционный вылов хищниками наиболее слабых особей предопределяется поведением жертв.
А.              И. Флеров (1970) приводит наблюдавшиеся им два случая успешной охоты на гагу орлана-белохвоста в Кандалакшском заливе. В одном случае орлан схватил гагу на воде после 7 попыток, в другом — после 12. «В обоих случаях хищник не смог поднять гагу, а тащил ее по воде с большим напряжением и неоднократными передышками, причем иногда садился на жертву, опнрась крыльями о воду, сохраняя плавучесть на несколько секунд, и снова тащил добычу к берегу. Вытащив утку иа кромку льда или берег, орлан тут же начинал терзать ее» (с. 229). При таких трудностях едва ли можно ожидать, что воздействие поголовья орланов на поголовье гаг будет сколько-нибудь ощутимо. «В 1958 г.,—• Указывает А. И. Флеров, — в районе острова Великий был проведен сплошной учет гнезд гаги н орлана. На охотничьей территории трех пар орланов было зарегистрировано 140 гнезд гаги. За весь период насиживания отмечена гибель псего лишь 11 самок гагн, что от общего числа наседок составляет около 8%. В вершине Кандалакшского залива, где На одну пару орланов приходится около 1500 гнезд гаги, относительные размеры уничтожения гаг орланами значительно ниже» (с. 231). Погибают наиболее слабые, неполноценные особи, что идет на пользу популяции.
Есть наблюдения за избирательной успешной охотой чеглока на береговых ласточек сразу после их кольцевания. Ласточки, побывавшие в руках человека, летели не так уверенно, как птнцы, избежавшие поимки н кольцевания, видимо, их оперенне было слеги? помято или взъерошено. Этой' едва заметной разницы оказалось достаточно для чеглока, который уверенно выбирал ПТИЦ, ТОЛЬКО ЧТО выпущенных на волю после кольцевания. Этих птиц, оказавшихся на короткое время не совсем полноценными, чеглок брал без промаха. Хищные птицы замечают отклонения не только в поведении своих жертв, но и в их окраске. Так, по сведениям О. Н. Данилова (1965), среди водяных крыс Барабинской низменности черноокрашенные составляют 6,4%. В то же время их доля в добыче большого подорлика значительно выше, что свидетельствует об избирательном вылове нм зверьков с уклоняющейся от общего типа окраской меха (табл. 14).
Таблица 14
Окраска меха водяных крыс, добытых большим подорликом, % - (по О. Н. Данилову, 1965, с. 146; таблица составлена по 405 водяным крысам, пойманным большим подорликом)
Август Сентябрь Октябрь

18,6
52,1
29,3
28,0
54.5
17.5
Бурая . . . Темно-бурая . Черная . . .
48.0
  1. 24.0

43,3
35,0
21,7
Бурая . . . Темно-бура я . Черная . . .
40,0 31,4 28,6
14,7
47,0
39,3
66.4
33.4

Интересные сведения, неоспоримо свидетельствующие о хорошо развитом цветном зрении хищных птиц, получены на опытной биостанции близ г. Делавэр (штат Огайо, США). і В 1953—1958 гг. там было выпущено 728 фазанов, помеченных большими цветными метками четырех разных цветов в равном соотношении. Найдены остатки 141 фазана. 38% погибших носили желтую метку, 28 — красную, 20 — белую и только 14% —синюю.
Таким образом, хищные птицы являются хорошими санитарами, при отлове они избирают больных, ослабленных и
вообще по тем или иным причинам неполноценных птиц, д. Бринкман, изучая сокращение численности белых куропаток в Норвегии в начале XX в. в течение 15 лет, пришел к •убеждению, что единственной причиной этого служит преследование охотниками хищных птнц. Установлено, что непосредственной причиной гибели куропаток были сильнейшие эпизоотии кокцидиоза, вызываемого Eimeria avium, паразитическим простейшим, поражающим кишечник птиц. В годы наиболее напряженных эпизоотий заражение констатировали У 75% молодых и 49% взрослых белых куропаток; это приводило к массовым падежам птиц. Параллельно отмечалось вымирание -и других куриных: глухарей, тетеревов, .рябчиков, тундряных куропаток. Ранее же хищники в первую очередь уничтожали больных и слабых птиц н тем самым способствовали оздоровлению их поголовья. В 30-х годах в Англии наблюдались массовая гибель н (резкое снижение численности тетеревиных птиц, особенно грауса и серой куропатки. Развитию заболеваний предшествовало усиленное истребление хищных Птиц. Причиной гибели служило заражение птнц паразитической нематодой Trichostrongylus tenuis. В одной птице находили до 15—20 тыс. паразитов. Достаточно было нескольких влажных лет, когда повышается выживание яиц и личинок паразита, которых птицы склевывают с молодыми побегами трав, чтобы произошла катастрофа. Разумеется, и норвежские, и английские эпизоотии носили сложный характер, кроме названных основных возбудителей встречались и другие паразитические гельминты и простейшие, приводившие птиц к гибели. Общим для обоих случаев было предшествующее эпизоотиям истребление хищных птиц.
Таким образом, санитарная роль пернатых хищников не вызывает сомнений. - В Заключении по симпозиуму, посвященному проблеме «Хищник—жертва» на IX Международном конгрессе биологов-охотоведов (Пимлотт, Мюрбергет, Гусев, 1970, с. 569—570) указывалось:              «...закономерности
взаимоотношений хищника и жертвы глубоко завуалированы и познаются с большим трудом. Они становятся очевидными или после истребления, или после интродукции одного из видов хищников. При длительной многовековой стабильности в отношениях между хищниками и их жертвами пути выявления качественной и количественной сторон этих взаимоотношений для нас еще не совсем ясны или в ряде случаев совсем не ясны».
В. М. Галушин (1970, 1971) в течение 12 лет (1956— 1967 гг.) проводил исследования на стационарах в Европейском центре: в Окском заповеднике н на западе Владимирский области, в одном из спортивных охотничьих хозяйств. Он показал, что суммарное изъятие, осуществлявшееся в 1963—1965 гг. пернатыми хищниками из поголовья куриных: птнц Владимирского стационара, составляло за каждое лето 5—6%. Более половины (3,7—4,5%) уничтожали две пары ястребов-тетеревятннков, тогда как 17—23 гнездившихся в эти годы пар обыкновенных канюков вылавливали от 0,7 (1963 г. — пик численности серых полевок) до 2,3% (1965 г. — депрессия численности, мышевидных грызунов) общего поголовья куриных птиц. Другие хищные птицы Владимирского стационара дичью не питались. «Та-кой пресс хищничества даже в условиях спортивно-охотничьего хозяйства следует признать несущественным, ибо он вполне укладывается в рамки нормальной естественной смертности в популяциях куриных. Попытки же избавить дичь от такого «гнета» могут привести и не раз приводили к массовому истреблению канюков, пустельг н других полезных видов, что является прямым и немалым ущербом сельскому хозяйству» (Галушин, 1970).
Воздействие хищных птиц на поголовье утиных изучалось
В.              М. Галушиным в основном на ключевом участке, выделенном в пределах Окского заповедника (87 км2 заливных лугов с озерами). Численность хищных птиц здесь была высока. Так, в 1956 г. коршуны, большие подорлики, орланы- белохвосты, тетеревятники и канюки изъяли 12% поголовья утиных птиц. «Однако строгое соблюдение охотничьих правил и другие меры в охранной зоне Окского заповедника,— пишет В. М. Галушин, — полностью компенсировали урон, наносимый пернатыми хищниками утиным, численность которых не падала, а год от года несколько возрастала» (1970* с. 562). Заповедный режим на ключевом участке В. М. Га- лушина касался только хищных птиц, но не утиных: иа ннх ежегодно велась контролируемая сотрудниками заповедника спортивная охота, поскольку участок располагался не на основной территории заповедника, а в его охранной зоне. Таким образом, этот стационар можно рассматривать как территориальную модель будущих отношений к пернатым хищникам в организованных охотничьих хозяйствах.
Воздействие пернатых хищников на луговую дичь — коростеля и перепела — на Окском стационаре не превышало' 2% их поголовья. При сенокосе этих птиц гибнет несравненно больше.
Хищные птицы быстро и чутко реагируют на появление больных грызунов или нх трупов. Еще в конце 30-х годов А. Л. Берлин обнаружил в Монголии с помощью хищных птнц чумные эпизоотии и назвал пернатых хищников «индикаторами чумы». Начиная с 1944 г, П. П. Тарасов и работники противочумных учреждений широко используют хищных птиц для получения инфоірмацин об эпизоотиях этой опаснейшей инфекции. Отбирая у птенцов степного орла даицу» принесенную родителями, П. П. Тарасов в течение двух сезонов выделял в Забайкалье культуры чумы, тогда как поиски возбудителя обычными способами исследования огромного числа грызунов оказались безрезультатными. Интересные эксперименты с выкладыванием трупов грызунов были проведены В. М. Гусевым (1962). «Как показали опыты» трупы зверьков средних размеров (малый суслик, краснохвостая песчанка и др.), разложенные на площади 150— 200 га (одни труп на 10—15 га), привлекают хищных птиц, численность которых нередко достигала одного пернатого хищника на 200 м пути. На смежных с подопытными площадями участках, где раскладки трупов не проводились, в среднем встречался одни хищник на 3,1 км пути».
И все же, как показали работы С. С. Фолитарека и других авторов, для пернатых хищников характерен преимущественный вылов взрослых, наиболее активных мышевидных грызунов, особенно самцов, проводящих много времени на поверхности земли в поисках самок. Конечно, отлавливаются и беременные самки, и малоподвижные н легко доступные молодые зверьки, но наряду с ними вылавливаются и наиболее подвижные и активные особи, причем чем они подвижнее, тем больше у них шансов попасть в когти хищнику. В этом и заключается разница между хищниками, питающимися крупной добычей, при охоте на которую они ведут преимущественный вылов больных и неполноценных особей, и хншниками, охотящимися на массовые виды грызунов. Эти птицы наряду с выборкой ослабленных животных (на чем и основано использование их при поисках эпизоотий в природе) отлавливают и полноценных, существенно снижая численность населения своих жертв.
Таким образом, можно утверждать, что отношения между сапсаном и голубем, беркутом и зайцем, тетеревятником и боровой дичью существенно отличны от отношений между степным орлом и сусликом, канюком и серой полевкой, кобчиком и саранчовыми. Следовательно, хищные птицы полез- зш (нли безразличны, если их меньше определенного уровня) и при питании крупной добычей, и при поедании массовых и относительно легко доступных видов пищи. Соответственно этому нам неизвестно нн одного примера устойчивого роста количества дичи после уничтожения пернатых хищников.
Колебания численности жертв сказываются на численности пернатых хищников. В первый же год роста численности грызунов хищные птицы — без отставания! — резко повышают свою численность за счет перераспределения в пространстве мигрирующих и кочующих особей. Заметную роль «грает и резерв полувзрослых, еще не размножавшихся птиц, ®сегда имеющийся в -природе. Эт® наиболее подвижная, наименее склонная к гнездовому консерватизму труппа поголовья ХИЩНЫХ gt;ЛТНЦ. Такой резерв В ГОДЫ, обильные пищей вступает в размножение. Кроме того, интенсивность размножения резко возрастает: пустельга откладывает 6—7 яиц вместо 4—5, балобан — 5 вместо 2—3, кобчик — 4 вместо 2 и т. д. Резко сокращается птенцовая смертность. Сытые птенцы не успевают поедать корм, приносимый родителями; взрослые птицы нередко съедают у пойманных грызунов только головы, бросая их обезглавленные трупы. Когда же численность грызунов сокращается, пернатые хищники, связанные с ними, в большинстве своем не остаются на месте, а перемещаются нередко в другие ландшафтные зоны и провинции, вновь оседая там, где количество корма велико. Иа высокую подвижность хищных птиц в пространстве и легкую смену ими мест гнездовий впервые обратил внимание А. Н. Формозов. Это было полностью -подтверждено исследованиями В. М. Галу шина, который кроме обширных полевых наблюдений использовал материалы по кольцеванию хищных птнц. В одной из работ В. М. Галушнн (1971) показывает, что «...внутриареальные перемещения некоторых пернатых хищников, явственно связанные с динамикой численности нх основной добычи — реально существующий факт». Суммируя все сведения об изменениях численности хищных птиц и сов, можно смело утверждать, что распространенные представления о гнездовом консерватизме и постоянстве популяций по отношению к этим группам нуждаются в серьезных коррективах. Не случайно В. М. Галушин отказался использовать термин «популяция» по отношению к хищным птицам.
Значение хищных птнц определяется не только (а возможно, и не столько) количеством уничтоженных жертв и их качественным составом. Хищные птицы одним своим присутствием, одной возможностью нападения обусловливают ряд важных черт в поведении н [размещении своих жертв (разумеется, из высших позвоночных животных). Определяют они и ряд особенностей морфологии некоторых поедаемых животных, например покровительственные наряды.
В жнзнй (различных экосистем хищники вообще, и в первую очередь пернатые, служат главнейшим фактором стабилизации не только морфологии и уровня численности населения своих жертв, іно и их видовых стереотипов поведения. Элиминирующее (устраняющее) воздействие хищников касается любых отклонений не только в окраске и других морфологических признаках, но и в сроках активности, степени подвижности и других деталях поведения. Разные типы использования территории у животных-жертв формировались в ходе •их эволюции под непрерывным воздействием животных-хищ- ников, которые выступали как важнейший фактор стабшш-
ируюшего отбора на уровне экосистемы в целом. В то же время, будучи членами тех же экосистем, популяции ХИЩНИКОВ испытывали на себе действие обратной связи.
для охотничьего и сельского хозяйства этот механизм относительной -стабилизации уровня численности животных- жертв, типов их поведения и использования территории несомненно выгоден. Без стабилизирующей деятельности ХИЩНИКОВ нарушается равновесие в экосистеме. Принять на себя функции хищников, за исключением отдельных редких случаев, человек не в состоянии. Можно только изменить чиє-- ленность самих хищных птиц, и то обычно лишь в сторону •сокращения. Но нет возможности уменьшить процент особей тетеревиных птиц и зайцев, зараженных глистами, сократить долю активных половозрелых самцов в населении обыкновенной полевки, изъять из -стаи скворцов или уток особи с недостаточной скоростью полета или замедленными реакциями.
Значение хищных птиц может определяться не только их прямым воздействием на поголовье жертв. Их влияние на формирование стереотипа поведения животных-жертв, по всей вероятности, значительно важнее. Именно стереотип поведения определяет не только характер размещения или тип использования территории, особенности ритма активности и пр., но и степень внутривидовых контактов зверьков* их частоту. А это, в свою очередь, определяет характер распространения внутри поселений грызунов различных болезней, в том числе и болезней, опасных для человека и домашних животных. Так, в Тур гайской ложбине после уничтожения в ней громадного количества хищных птиц наблюдалось расширение ареала степной пищухи и к северу, и к югу. В то же время в южной части ложбины — -на -северной окраине Приаральских Каракумов — шло продвижение к северу большой песчанки. В самых северных колониях большой песчанки в 1965 г. зверьки вступили в непосредственный контакт. Прн этом большая песчанка — основной хранитель чумы в Приаралье, а степная пищуха — легко восприимчивый к чуме вид. Возникла угроза распространения инфекции (расширения ее ареала), которой не могло быть, когда ареалы больших песчанок и -степных пищух были разобщены. Одновременное движение этих видов навстречу друг Другу выло вызвано снятием пресса хищных птиц, которые контролировали перемешения зверьков, особенно по открытым* 'Слабо заросшим или вовсе лишенным растительности участкам. Большая песчанка заселила теперь даже острова оз. Челкар-Тениз. Для этого расселяющимся зверькам приелось продвигаться по абсолютно открытому высохшему Дну озера. Зверьки эти обладают -строго дневной активностью, следовательно, в этот период ие было хищных птиц, которые пресекли бы такое передвижение. Пернатые стабилизаторы экосистем были уничтожены человеком.
Сокращение численности хищных птиц носит глобальный характер. Во Франции, например, сокращение численности всех хищных птиц особенно интенсивно шло в начале 60-х годов. Во время фрагментарных учетов в разных районах Франции за один экскурсионный День в среднем отмечалось:
в 1960 г. — 9,6 экз. всех видов хищных птиц в 1961              г.—3,6              »              »              »              »              »
в 1962              г.— 2,8              »              »              »              »              »
в 1963              г.-—0,7              »              »              »              »              »
в 1964              г. — 0,8              »              »              »              »              »
По другим данным, за последние 30 лет численность хищных птиц во Франции уменьшилась в 2—3 раза, главным образом в результате их уничтожения человеком. Сыграли роль (КОНКУРСЫ по отстрелу «вредных» птиц, поимка птиц и изъятие .птенцов охотниками с ловчими птицами, отлов для зоопарков и изготовления чучел, коллекционирование яиц. До недавнего времени во Франции охранялись только совы (кроме -филина), белоголовый сип, стервятник, бородач и змееяд. Остальные, кроме степной пустельги и кобчика, а в некоторых департаментах еще и обыкновенной пустельги, сапсана и канюка, считались вредными. Практически уничтожались все хищные птицы. Осенью 1964 г. был принят закон об охране всех орлов, лугового луня, екопы и филина. Ориентировочная численность птиц во Франции в это время была: скопа — 10 пар, бородач—12—15 пар, ястребиный орел — 30—35, •стервятник и белоголовый сип — по 50, беркут — 60, степная пустельга — 60, орел-карлик — менее 100, филин —- менее 100, воробьиный и мохноногий сычи и болотная сова — по 50— 100, сапсан — менее 200, болотный лунь — менее 400, змееяд — менее 500, тетеревятник и красный коршун — менее 1000, черный коршун, полевой лунь, луговой лунь и чеглок — от 1000 до 4000 пар и, наконец, .канюк, осоед, перепелятник, обыкновенная пустельга, сипуха, ¦сплюшка, домовый сыч, обыкновенная «неясыть и ушастая сова — более 4000 пар. Как видно, существование многих видов находится во Франции под угрозой.
В апреле 1964 г. в г. Кап (Франция) состоялась конференция по хищным птицам. В итоге отмечалось, что из 32 видов хищных птиц и 13 видов сов Западной Европы более-половины сокращается в числе из-за прямого' преследования человеком (особенно во Франции), антропогенных изменений ландшафтов, уменьшения количества пищи и воздействия ядохимикатов. Ко времени проведения конференции применение ядохимикатов по ходатайствам природоохранительных органов было уже ограничено в Великобритании, Ни* перландах и Швеции. Конференция обратилась ко всем правительствам с просьбой принять законодательные акты, эффективно защищающие хищных птиц от истребления и окончательного исчезновения в Европе.
В Нидерландах численность тетеревятника в конце 50-х гопов стала резко снижаться, и в 1963 г. .в стране гнездилось примерно 20 пар. Осенью 1963 г. из ФРГ завезли и выпустили еще 40 тетеревятников. В 1964 г. гнездилось 22 пары, в. 1965 г.— 18 пар. Тетеревятник в Нидерландах в настоящее время полностью охраняется.
В штатах Техас и Нью-Мексико (США) ежегодно уничтожают до 2 тыс. беркутов и множество других хищных птиц, общая численность хищных птиц в США сокращается. Сейчас в 19 штатзх охраняются все хищные птицы и совы, в 26 штатах из списка охраняемых исключены ястребы и виргинский филин, а в 4 штатах хищники и совы не охраняются. Как и в других странах, отмечается пагубная роль ядохимикатов, употребляемых в сельском хозяйстве. Так, за период с 1964 по 1972 г. в США было обследовано 190 особей белоголового' орлана, погибших от разных причин. Оказалось, что 19 из них. (10%) погибли, видимо, в результате отравления пестицидом дильдрином, применяемым в сельском хозяйстве. Остатки ДДТ и его метаболитов были обнаружены во всех исследованных птицах. В мозге 2 орланов остатки ДДЕ были исключительно высокими.
В Англии численность сапсана по сравнению с довоенной сократилась в 8 раз; резко уменьшилось также количество пустельг и перепелятников. Среди основных причин, наряду с прямым уничтожением, называются ядохимикаты, применяемые в сельском хозяйстве. Проверка в 1962 г. 137 местообитаний сапсана в Великобритании показала, что занято из них было 83, успешное же гнездование отмечено лишь в 35 случаях. В 1963 г. было занято 62 местообитания, успешно размножался сапсан в 27 из них, в 1964 г. занято было 66 участков, успешное размножение отмечено в 35 случаях. При исследовании 5 трупов сапсана и 2 трупов средиземно- морского сокола у всех были обнаружены остатки ядохимикатов. В печени, мозге и грудной мускулатуре птиц найдены Дшіьдрин, гептахлор-эпоксид и ДДЕ. Наиболее опасна комбинация дильдрина с гептахлор-эпоксидом, -смертельная доза 'Которых в -печени їв сумме раина 5,2—9,3 мг/кг. В то же время вяхири, питавшиеся протравлеиньш зерном, содержали в Печени 3,5--8,0 мг/кг дильдрина и 1,1 мг/кг гептахлор-эпоксида. Расчеты показывают, что для аккумуляции смертель- Н°Й дозы соколу достаточно -съесть 3—4 (а то и меньше!) вя- Хнрей или сизых голубей. Считают, что именно ядохимикаты Могли быть главной причиной резкого сокращения численно- 'сти сапсана в Великобритании.
В 1963 г. все исследованные яйца 3 видов хищных н 5 видов Ершовых птиц -содержали «разное количество хлор, органических ядохимикатов. Заметное сокращение численно- сти канюка в исследованных районах Южной Шотландии и Северной Англии, отмечаемое с 50-х годов, связывают с воздействием ядохимикатов, особенно дидьдрина (канюки нередко питаются трупами овец, дезинфицируемых дильдри- лом). Среднее содержание ядохимикатов в яйцах хищных птиц, включая сапсана и беркута, составляет 5,2 мг/кг, а в яйцах врановых — 0,9. В 1964—1965 гг. успешность размножения беркута в большинстве районов Шотландии была низкой. В одной местности оба года до момента вылета из гнезда доживало лишь по одному молодому беркуту на 4 размножающиеся пары. Все исследованные яйца беркута содержали •остатки дильдрина. Путь проникновения ядохимикатов в организм птиц тот же, что и у канюка (поедание трупов овец, Обрабатываемых дильдрииом). В районе, где овец мало и ц.\ трупы играют незначительную роль в питании беркута, эти птицы размножались нормально. В 1963 г. лишь в одном из двух (возможно, последних в Великобритании!) гнезд скопы гнездование прошло благополучно (вывелось 3 молодых). В другом гнезде одно яйцо было разбито, возможно, самкой, а в другом обнаружено незначительное количество ядохимикатов и мертвый эмбрион.
Дильдрин, ДДЕ, ДДТ и другие хлорорганические инсектициды были обнаружены во всех 90 исследованных яйцах 17 видов морских птип Великобритании; рыбы и моллюски также содержали ДДТ и дильдрин. Хлорорганические ядохимикаты присутствовали во всех пробах при анализе 172 -кладок зяблика, грача, фазана, вяхиря, снегиря, завирушки, -певчего и черного дроздов из разных мест Англии и Уэльса. Больше всего ядов обнаружено в яйцах дроздов, фазанов и вяхирей. Отсюда становится понятным резкое сокращение численности хищных птиц, и особенно сапсана, на осеннем пролете, отмеченное шведскими орнитологами на южной оконечности Швеции. С 1942 по 1960 г. общее количество пролетающих через Фальстербу хищных птиц неуклонно снижалось. В 1942 г. отмечено 110 пролетных сапсанов, а в 1960 г.— всего 9.
В апреле — мае 1961 г. в Южной Африке отмечалась массовая гибель речных крачек на протяжении более 1000 км побережья. На 6,5 км отрезка берега было собрано 469 тру* пов, на 0,8 км — 120. В ряде мест погибло 25—30% державшихся там птиц. Гибли, судя по кольцам, крачки из Швеции, Финляндии, ФРГ, СССР, Нидерландов. Был выделен специфический вирус, не вызывавший заболевания полярных крачек, доминиканских чаек и других птиц. Именно в тех стра' нах. откуда происходили погибшие в Южной Африке речные «рачки, к этому времени санитарная роль хищных птиц, особенно сапсана, была сведена к минимуму. На южноафриканских зимовках численность хищных птиц оказалась также ничтожно малой, поэтому они не могли произвести заметного ИЗЪЯТИЯ из поголовья зимующих речных крачек больных особей. При автомобильных учетах протяженностью Ю тыс. км в 1961—1963 гг. в Капской провинции (ЮАР) на Ю км пути приходилось 0,56 экз. хищных птиц. Из них 0э47 экз. составляли оседлые чернокрылые коршуны (Elanus caeruleus) и обыкновенная пустельга. Из зимующих пернатых хищников наиболее обычен был обыкновенный канюк. Немудрено, что эпизоотия среди речных крачек получила такое грандиозное развитие.
В Швеции к 1965 г.,* после острых дискуссий 40-х и 50-х годов, круглый год охраняются почти все хищные птицы и совы. Обыкновенный канюк, зимняк и тетеревятник находятся под охраной лишь во время гнездового периода (с 1 апреля по 31 августа), и только перепелятник — неохраняемый вид (следует, однако, помнить, что достаточно одного вида хищных птиц, подлежащего уничтожению, или просто объявленного неохраняемым, чтобы охотники стреляли всех или почти всех хищников подряд). С 1964 г. в Швеции запрещено употребление наиболее токсичных ядохимикатов: альдри- на, дильдрина и фосфорных соединений, но все еще применяются другие сильнодействующие ядохимикаты. К моменту -ограничения использования ядохимикатов резко сократилась численность пустельги, которая полностью исчезла из многих сельскохозяйственных районов, сапсана, орл ан а - белохвоста (в 1964 г. оставалось примерно 40 гнездящихся пар), канюка, перепелятника, филина и других сов. На 90—95% сократилась численность овсянок, на 25% — грачей, на 50— — серых куропаток. Причинная связь резкого сокращения числеииости птиц с использованием ядохимикатов доказана анализом яиц и трупов птиц.
В 1971 г. в Швеции были проведены анкетное обследование, а также специальные учеты, которые дали сведения о населении скопы. Детальный анализ материала по каждой провинции и выборочные проверки позволили оценить все «оголовье скопы в Швеции в 2000 гнездящихся пар.
В Финляндии с 1958 г. наблюдается сокращение численности филина, особенно в южных частях страны. Всего по данным анкетного учета, проведенного в 1958 г. Лигой охраны природы, в 1950—1958 гг. в Финляндии гнездилось 583 пары филинов. Наряду с отстрелом и разрушением гнезд авторы упоминают о возможности отравления филинов ртуть- ¦содержащими ядохимикатами. Поднимается вопрос о необходимости охраны филина.
t
Отсутствие ядохимикатов обусловило расселение белоголового орлака на о. Ванкувер и прилегающих островах (юго западная Канада). Там было учтено с вертолета более 1000 обитаемых гнездовий этой крупной птицы; при этом гибель кладок и выводков отмечалась в 20—30% гнезд. На всей территории США (кроме Аляски) насчитывается примерно 500 гнездовий белоголового орлана, а полная гибель постигает более 50% гнезд. О значении ядохимикатов для населения белоголового орлана можно судить и потому, что численность этих птнп в восточной и южной частях Канады, с 40-х годов сокращается. Главной причиной, наряду с отстрелом, беспокойством и т. д., считают падение продуктивности белоголовых орланов, вызываемое аккумуляцией в организме птиц и в их яйцах ДДТ и других ядохимикатов, что создает угрозу популяции белоголового орлана. То, что ядохимикаты, в частности ДДТ, катастрофически сокращают плодовитость популяций птиц, сомнению не подлежит. В окрестностях Чесапикского залива (восточное побережье США) продуктивность размножения белоголовых орланов менялась следующим образом:
Год Число размножающихся пар Вылетело
ИОЛОДЫХ
1936
1962
1963
1964
  1. 48

32
46
34
3
3
6

С 1963 г. применение ядохимикатов в США существенно сокращено.
Обычно исчезновение какой-либо территориальной группировки населения хищных птиц вызывается комплексом причин, среди которых трудно, а часто и невозможно выделить главнейшую. Так, в долине р. Гудзон севернее Нью- Йорка до середины 40-х годов на протяжении 90 км гнездилось 8 пар сапсанов; до 1945 г. в среднем на каждую пару вылетало по 2 молодых. Затем возросло антропогенное воздействие: изменение местообитаний из-за прокладки дорог, разорение кладок коллекционерами яиц, изъятие птенцов соколиными охотниками, уничтожение взрослых сапсанов голубеводами и т. п. В 1951 г. здесь вылупился последний птенец. В последующие годы сапсаны неоднократно из-за беспокойства бросали кладки и пытались гнездиться повторно, но безрезультатно. Одна самка за лето 1952 г. пыталась гнездиться 4 раза. В 1961 г. сапсаны на р. Гудзон исчезли окончательно. Правда, в самом Нью-Йорке на 16-м и 23-м этажах небоскребов 4 раза гнездилась оседлая пара сапсанов, которая питалась в основном голубями р скворцами.
Населению калифорнийского кондора Gymnogyps califor- giianus грозит полное исчезновение. Численность его в США сократилась с 60 птиц в конце 40-х годов XX в. до 40 экземпляров в 1964 г. В среднем ежегодно вылетает из гнезд, вероятно, 2 молодых, а гибнет 3 взрослых птицы. Причинами гибели называют нелегальный отстрел и отравление ядохимикатами. Кроме того, действуют антропогенные изменения местности и беспокойство. В то же время запасы пищн для -калифорнийских кондоров в сущности неограниченны: ежегодно в районе их обитания остается около 10 тыс. трупов домашних и диких копытных. В начале 70-х годов ежегодно лишь один-два птенца калифорнийского кондора благополучно покидали гнезда, что крайне мало для пополнения популяции. Незаконный отстрел продолжался, несмотря на то, что убийство кондора было, наконец, объявлено уголовным преступлением. В «красной книге» (Фишер и др., 1976) сказано: «Калифорнийский кондор, бесспорно, будет обречен, если только большой богатый штат Калифорния не сделает сохранение кондора делом своей совести и символом будущего».
Численность ееверонранекой территориальной группировки скопы катастрофически сократилась за одни год: в мае — июне 1964 г. екопа на Каспийском побережье Ирана была крайне редкой, тогда как в предыдущие годы эта птица была здесь многочисленной. В 1963 г. наблюдалась необычайно высокая смертность рыбы в Каспийском море, и скопы в большом количестве погибли от вторичного отравления. Немногочисленные встреченные птицы этого вида былн полу- взрослыми или негиездовыми. По-видимому, оии остались в живых потому, что провели лето 1963 г. южнее мест гнездовий. Отсутствие строгого консерватизма у части птиц способствовало их сохранению при внезапной катастрофе. Экстренные ситуации в природе, к сожалению, неизбежны, ш территориальная пластичность может способствовать сохранению видового населения.
О размахе уничтожения ястребов в ФРГ можно судить по тому, что с 1950 к 1959 г. в лесах, простирающихся от Брауншвейга до Люнебурга, численность тетеревятника была снижена на 75%, а перепелятника — иа 80%. В 1959 г. на 100 км2 приходилось 0,57 пары тетеревятника.
В Австрии на грани полного уничтожения находится беркут. Так, в Каринтии (Южная Австрия) в 1962 г. гнезд беркута не было, в 1963 г.— 3, в 1964 г.— 1 гнездо. В 1969 г. в Тирольских Альпах учтено 26 жилых, и 12 вероятно жилых тнезд беркута; численность его угрожающе низка. Повсеместно в Альпах беркут охраняется. Но гибель птенцов значительна из-за частого посещения гнезд людьми для фотографирования н наблюдений. Нередко птенцов похищают Аля содержания в неволе.
В Чехословакии в разных районах Западных Карпат установлено гнездование 18—20 пар беркута, в том числе в Высоких Татрах 5—6 пар. Численность беркутов могла бы бьіті и выше, если б не регулярный нх отстрел и отлов. Так, зз 1955—-1965 гг. было добыто до 20 орлов. По другим данным, опубликованным в том же 1970 г., в Высоких Татрах насчитывается 3—4 пары беркутов, а по всей Словакии предполагается гнездование 12—15 пар.
В южной Словакии в посадках вдоль железной дороги на полосе длиной 2300 м в 1954 г. учтено 8 жилых гнезд кобчика и 6 — обыкновенной пустельги. В 1955 г. там осталось только 3 гнезда кобчика и 3 гнезда пустельги, т. е. 6 гнезд вместо 14. Здесь мествые жители стреляли по гнездам соколков, считая их «вредными хищниками».
В 1967—1971 гг. в 10 найденных жилых гнездах орла- могильника в Словакии было 23 яйца, но вывелось всего 6, а вылетело 4 птенца. Главная причина столь низкой продуктивности — разорение гнезд и отстрел орлов как «вредных хищников». В 1972 г. в восточной Словакии гнездилось 8 пар могильников, что дало основание говорить о постепенном росте их численности.
В Великобритании с середины 60-х — начала 70-х годов после частичного запрещения ДДТ численность перепелятника местами стабилизировалась илн даже несколько возросла, но продуктивность популяций все еще низкая. В Южной Шотландии в 1971 г. одна пара приходилась в среднем на 5 км2. Полевой лунь почти полностью исчез в Великобритании еще в начале нынешнего века, лишь на Оркнейских островах сохранилась гнездовая колония. В настоящее время началась реколонизация полевыми лунями Шотландии, где птицы гнездятся на вересковых пустошах.
Следует, наконец, отметить некоторый успех попыток спасти средиземноморского сокола путем разведения птиц в неволе. В 1972 г. в инкубаторе экологического центра Кор* йельского университета (г. Итака, штат Нью-Йорк, США) из 5 яиц были выведены и выкормлены 3 птенца средиземноморского сокола. Еще один птенец вывелся у пары этих соколов в вольере из кладки в 2 яйца. В 1973 г. опыт был повторен: из 2 кладок по 4 яйца в инкубаторе и в вольере вывелось по 3 птенца. Летом 1973 г. 6 молодых средиземно- морских соколов, выращенных в Корнельеком университете, были отправлены в ЮАР для отработки техники их реинтродукции в природу. Можно также упомянуть, что охрана тетеревятника в Нидерландах начала давать свои плоды: в 1972 г. из 29 гнездящихся пар 22 успешно вывели птенцов*
<< | >>
Источник: А. М. Чельцов-Бебутов. Экология птиц. — М., Изд-во МГУ, 1982г, 128 с.. 1982

Еще по теме ХИЩНЫЕ ПТИЦЫ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ЭКОСИСТЕМАХ:

  1. ПТИЦЫ-ИХТИОФАГИ И ИХ ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
  2. ОТРЯД ХИЩНЫЕ
  3. Хищные
  4. Отряд хищные Ordo Carnivora
  5. Отряд хищные Ordo Carnivora
  6. Семейство хищные сумчатые Familia Dasyuridae
  7. Птицы
  8. ГЛАВА 4. НАСЕКОМЫЕ В ЭКОСИСТЕМАХ
  9. Птицы и человек
  10. Певчие ПТИЦЫ
  11. Декоративные птиЦЫ
  12. 6. Биогеоценоз и экосистема
  13. ВОДООБМЕН В БОЛОТНЫХ ЭКОСИСТЕМАХ
  14. Экосистема и ее структура