<<
>>

Опорные разрезы в лесостепи

Для лесостепи в качестве опорных рассмотрены разрезы болот Убинское займище, Убинский рям, Гуськовский рям (Лисе, Березина, 1981-а), а также Убинского и Беглянского рямов, описанных Н.

А. Хотинским (1977), разрез болота Гладкое (Правые Чемы), проанализированный Л. В. Фирсовым, В. С. Волковой, Т.П. Левиной и др. (1982), Каянское займище (Левина и др.,

Рис. 17-6. Спорово-пыльцевая диаграмма разреза Чуваши (подтайга)

1987), Суминское займище (Климанов и др., 1987). Радиоуглеродные датировки торфяных отложений приведены в табл. 7.

Болото Убинское расположено в Барабинской низменности. Оно представляет собой эвтрофное травяное займище, окружающее выпуклый рям. Разрез, вскрытый в эвтрофной части Убин- ского займища, состоит из следующих слоев торфа:

Вид торфа

Степень разложения, %

Глубина залежи, м

Низинный осоковый

10—15

0,0—0,55

Низинный осоково-тростниковый

15—20

0,55—0,95

Низинный осоковый

15—20

0,95—1,25

Низинный древесно-осоковый

35

1,25—1,35

Рис. 18. Спорово-пыльцевая диаграмма разреза Убинское займище (лесостепь)

Спорово-пыльцевые спектры торфяных отложений этого разреза относятся к одной палинозоне, хронологически соответствующей VII палинозоне опорных разрезов, описанных для таёжной зоны. В рассматриваемом разрезе палинозона включает 9 подзон (рис.

18).

Подзона VI1-1 (глубина 1,1—1,35 м) характеризуется преобладанием (до 80%) пыльцы древесных пород. Количество травянистой пыльцы не превышает 15%, содержание спор варьирует в пределах 5%. В древесном спектре преобладает пыльца сосны, в меньшей степени — берёзы, присутствует пыльца кедра — 7%, ели — 3%, единично встречаются пыльцевые зёрна пихты. В травяном спектре преобладает пыльца злаков и полыней, много пыльцы маревых, представителей семейства Compositae. Спор мало, преимущественно присутствуют споры Polypodiaceae. Радиоуглеродная датировка придонного слоя торфяных отложений на глубине 1,25—1,35 м 2140±80 лет (Лисе и др., 1976) в сочетании с характером его спорово-пыльцевых спектров позволяет коррелировать палинозону VII-1 с верхним пределом зоны CI спорово-пыльцевой диаграммы торфяника Суминское займище (Климанов и др., 1987) и с подзоной Ш-б спорово-пыльцевой диаграммы торфяника Каянское займище (Левина и др., 1987).

Рис. 18-а. Спорово-пыльцевая диаграмма разреза Убинское займище

(лесостепь)

Дальнейшая корреляция со спорово-пыльцевой диаграммой болота Суминское займище позволяет определить время накопления осокового торфа мощностью 0,25 м, соответствующего подзоне VII-1, болота Убинское займище в 410 лет. Вертикальная скорость накопления этого слоя осокового торфа составляет 0,6 мм/год.

Палеоклиматические кривые, построенные В. А. Климановым и др. (1987) по палинологическим данным разреза Суминское займище, показывают, что на территории лесостепи начало субатлантического периода характеризуется изменением климатических условий в сторону похолодания и увеличения количества осадков почти на 100 мм. С похолоданием климата в начале субатлантического периода связано распространение на территории современной лесостепи сосновых лесов с примесью берёзы.

Палинозона VIL2 (глубина 0,95—1,1 м) отличается увеличением содержания пыльцы травянистых растений до 47%.

Количество древесной пыльцы постепенно снижается до 30%. В древесном спектре преобладает пыльца берёзы, содержание пыльцы сосны колеблется в пределах от 15 до 30%, содержание пыльцы кедра не превышает 3%. Единично присутствуют пыльцевые зёрна ели и пихты. В травяном спектре преобладает пыльца зла

ков, много пыльцы осок, присутствует пыльца полыней, маревых, представителей семейства Compositae. Подзона VII-2 коррелирует с подзоной СИ-а торфяника Суминского займища, возраст которой исчисляется в 1730125 лет (Климанов и др., 1987). Незаболоченные территории в это время были заняты разреженными берёзово-сосновыми лесами и злаково-разнотравными ценозами.

Подзона VII-3 (0,85—0,95 м) выделяется заметным преобладанием (до 50%) пыльцы травянистых растений. Количество древесной пыльцы падает до 25%, уменьшается содержание спор. В травяном спектре преобладает пыльца злаков, много пыльцы полыней, маревых, разнотравья, несколько уменьшается присутствие пыльцы осок. В древесном спектре преобладает (до 80%) пыльца берёзы, количество пыльцы сосны падает до 13%, кедра — до 2%. В споровом спектре постепенно увеличивается содержание спор Bryales. Для незаболоченных территорий были характерны разреженные берёзовые леса и злаковые ценозы.

Подзона VII-4 (глубина 0,78—0,85 м) выделяется дальнейшим увеличением (до 53%) пыльцы травянистых растений и некоторым падением содержания пыльцы древесных пород. В древесном спектре возрастает содержание пыльцы сосны до 38%. Эта подзона коррелирует с подзоной II в спорово-пыльцевой диаграмме торфяника Суминское займище и поэтому может датироваться возрастом 1260135 лет (Климанов и др., 1987). Незаболоченные пространства в это время были заняты разреженными берёзово-сосновыми лесами и полынно-злаковыми ценозами.

Образование на глубине 0,78 м слоя торфа более высокой (до 25%) степени разложения, по-видимому, можно объяснить наибольшим потеплением в субатлантическом периоде. По данным В. А. Климанова и др. (1987), в период «малого климатического оптимума» (около 1100 лет назад) среднеиюльские температуры были выше современных, а осадков выпадало меньше.

Подзона VI1-5 (глубина 0,55—0,78 м) характеризуется наибольшим (до 60%) по всей диаграмме преобладанием пыльцы травянистых растений, среди которых доминируют злаки; несколько падает содержание пыльцы осок. В древесном спектре преобладает пыльца берёзы. В споровом снижается содержание спор папоротников и постепенно увеличивается количество спор зелёных мхов. Подзона VII-5 коррелирует с палинозоной III спорово-пыльцевой диаграммы торфяника Суминское займище, нижняя и верхняя границы которой датируются 780165 лет и 650150 лет (Климанов и др., 1987). В это время в растительном покрове преобладали разнотравно-злаковые ценозы, чередующиеся с травяными болотами.

Подзона VII-6 (глубина 0,45—0,55 м) характеризуется подъёмом (до 40% ) кривой древесной пыльцы и постепенным падением содержания пыльцы травянистых растений. В древесном спектре увеличивается содержание пыльцы сосны (до 30%), но доминантом остается пыльца берёзы (68%), в травяном — осок, полыней, маревых и разнотравья. Количество пыльцы злаков хотя несколько сокращается, но доминирование сохраняется за ними. Содержание спор зелёных мхов возрастает за счёт падения количества спор папоротников. Подзона VII-6 коррелирует с подзоной IV-a спорово-пыльцевой диаграммы торфяника Суминское займище. Поэтому подзону VII-6 можно считать расположенной в интервале радиоуглеродных датировок между 650150 лет и 550125 лет (Климанов и др., 1987).

Подзона VII-7 (глубина 0,35—0,45 м) характеризуется дальнейшим увеличением до 45% количества пыльцы древесных пород, в спектре которых содержание пыльцы сосны составляет 40%, кедра — 5%, берёзы — 55%. Пыльца ели и пихты встречается единично. На долю пыльцы трав приходится 37%. Появляются споры сфагновых мхов. Эта подзона коррелирует с подзоной IV-6 спорово-пыльцевой диаграммы того же торфяника. Незаболоченные территории в это время были заняты сосновыми лесами с примесью берёзы, реже кедра, и злаковыми ценозами.

Подзона VII-8 (глубина 0,25—0,35 м) выделяется вновь преобладанием пыльцы трав (45%) и падением (до 40%) содержания пыльцы древесных пород. В древесном спектре увеличивается количество пыльцы берёзы. В травяном спектре несколько падает количество пыльцы осок, увеличивается содержание пыльцы злаков, полыней, маревых. В споровом спектре доминантами становятся споры зелёных мхов, присутствуют споры сфагнов. Подзона VII-8 коррелирует с подзоной IV-в в спорово-пыльцевой диаграмме торфяника Суминское займище.

Она отражает распространение разреженных берёзово-сосновых лесов со злаково-полынными ценозами, чередующимися с эвтрофными травяными болотами (займищами).

Подзона VII-9 (глубина 0,00—0,25 м) характеризуется дальнейшим подъёмом кривой древесных пород. В древесном спектре несколько сокращается содержание пыльцы сосны, увеличивается количество пыльцы берёзы, количество пыльцевых зёрен кедра не превышает 1%, единично присутствуют пыльцевые зёрна ели. В травяной части спектра преобладает пыльца степных видов. Сокращается содержание пыльцы осок. Содержание спор папоротников падает до 5%, количество спор зелёных мхов поднимается до 75%, сфагновых — до 20%. Подзона VII-9 коррелирует с подзоной IV-r спорово-пыльцевой диаграммы торфяника Су минское займище и отражает распространение сравнительно разреженных сосново-берёзовых лесов, чередующихся со злаково-маревыми ценозами и эвтрофными травяно-гипновыми болотами.

Разрез Убинский рям относится к олиготрофной части болота Убинское займище. Шурф, пробуренный в центральной части ряма, вскрывает торфяную толщу следующего строения:

Вид торфа

Степень разложения, %

Глубина залежи, м

Верховой фускум

10

о

0

1

to

о

Переходный осоково-сфагновый

15

2,0—2,25

Низинный сфагновый

15

2,25—2,75

Низинный тростниково-сфагновый

25

2,75—3,25

Низинный древесно-тростниковый

35—40

3,25—3,5

В отличие от разреза Убинское займище, спорово-пыльцевая диаграмма разреза Убинский рям включает две палинозоны: VI и VII. Палинозона VI (глубина 2,0—3,5 м) соответствует субборе- альному периоду и состоит из 3 подзон (рис. 19).

Подзона VI-1 (глубина 3,0—3,5 м) выделяется преобладанием пыльцы древесных пород (до 80%). Соотношение пыльцы сосны и берёзы примерно одинаково, в небольшом количестве присутствует пыльца кедра. Пыльцевые зёрна пихты и ели встречаются единично. В травяной части спектра обильна пыльца Сурегасеае и злаков (по-видимому, в основном пыльцевые зёрна тростника, что подтверждается ботаническим составом придонного слоя торфа). Пыльцевые зёрна полыней, маревых и разнотравья присутствуют в сравнительно небольшом количестве. В значительно

большем количестве выявлены споры папоротников и сфагновых мхов, что согласуется с характером строения торфяных отложений придонного слоя торфа. Он датируется 4350±70 лет (Лисе и др., 1976) и сформировался в раннесуббореальную фазу голоцена. Подзона VI-1 коррелирует с подзоной П-а спорово-пыльцевой диаграммы на глубине 2,6—3,0 м болота Каянское займище (Левина и др., 1987), а также со спорово-пыльцевыми диаграммами Убинского (на глубине 3,25—4,0 м) и Беглянского (на глубине 2,9—3,25 м) рямов (Хотинский. 1977).

Подзона VI-2 (глубина 2,5—3,0 м) соответствует среднесуббо- реальному времени. В древесном спектре возрастает роль пыльцы сосны. Много пыльцы берёзы (до 85%), пыльцевые зёрна кедра присутствуют в незначительном количестве, единично встречаются пыльцевые зёрна пихты, вяза, липы. Подзона VI-2 коррелирует с подзоной П-в спорово-пыльцевой диаграммы болота Каянское займище (Левина и др., 1987), а также со споровопыльцевыми диаграммами Убинского (на глубине 2,25—3,25 м) и Беглянского (на глубине 2,5—2,9 м) рямов (Хотинский, 1977) и датируется среднесуббореальным временем.

Подзона VI-3 (глубина 2,0—2,5 м) выделяется дальнейшим увеличением количества пыльцы сосны и некоторым падением содержания пыльцы берёзы. В травяном спектре уменьшается количество пыльцы осок, злаков, полыней, маревых и разнотравья. В споровом спектре сокращается количество папоротников и увеличивается содержание спор сфагновых мхов, что свидетельствует о начале перехода займища в олиготрофную стадию развития. Описываемая подзона коррелирует с подзоной П-в споровопыльцевой диаграммы болота Каянское займище (Левина и др., 1987), а также со спорово-пыльцевыми диаграммами Убинского (на глубине 2,0—2,5 м) и Беглянского (на глубине 1,75—2,5 м) рямов (Хотинский, 1977) и относится к позднесуббореальному времени, когда незаболоченные участки лесостепи были заняты сосново-берёзовыми лесами с незначительной примесью пихты, ели, кедра.

Зона VII (глубина 0,0—2,0 м) охватывает верхнюю большую часть торфяных отложений и включает три подзоны.

Подзона VII I (глубина 1,5—2,0 м) выделяется постепенным подъёмом кривой пыльцы древесных пород. На глубине 2,0 м пыльца сосны образует верхний максимум. В травяно-кустар- ничковом спектре резко падает содержание пыльцы осок и злаков, увеличивается содержание пыльцы вересковых. В споровом спектре возрастает содержание спор сфагновых мхов, что отражает окончательный переход болота в олиготрофную стадию развития. Подзона VII-1 коррелирует с подзоной Ш-а Каянского займища, датированной в 2350±30 лет (Климанов и др., 1987), а также со спорово-пыльцевыми диаграммами рямов Убинского (на глубине 1,5—2,0 м) и Беглянского (на глубине 1,0—1,75 м) рямов (Хотинский, 1977) и относится к раннесубатлантической фазе голоцена. К началу субатлантического периода, более холодного и влажного, чем в настоящее время, вновь усилилась трансформация эвтрофных болотных ценозов в олиготрофные, о чем свидетельствует интенсивное накопление верхового фускум- торфа, начавшееся с суббореально-субатлантического рубежа.

Подзона VI1-2 (глубина 1,0—1,5 м) выделяется чётко выраженным верхним максимумом берёзы. Она соответствует среднеатлантической фазе голоцена, что подтверждается её чёткой корреляцией с зоной III спорово-пыльцевой диаграммы болота Су- минское займище (Климанов и др., 1987) на глубине 0,6—1,25 м. Слои торфа с этих глубин датированы 650150 лет и 550125 лет. Подзона VII-2 также чётко коррелирует и с подзоной VI-6 (глубина 0,2—1,1 м) спорово-пыльцевой диаграммы болота Гладкое (Фирсов и др., 1982), где верхний максимум берёзы датируется возрастом 610 лет.

Подзона VIL3 (глубина 0,0—1,0 м) выделяется верхним максимумом пыльцы сосны. В травяно-кустарничковом спектре преобладают пыльцевые зёрна Ericaceae. В споровом спектре несколько падает содержание спор сфагновых мхов за счёт увеличения количества спор зелёных мхов. По-видимому, в результате пожара в моховом ярусе Sphagnum fuscum в незначительной степени был вытеснен Pleurozium schreberi, что подтверждается и ботаническим анализом торфа. В верхнем слое торфа (0,0— 0,25 м) выявлено наличие остатков зелёных мхов, в основном Pleurozium schreberi.

Болото Гуськовский рям расположено в Новосибирской области. Оно сформировалось на месте неглубокой впадины и представляет собой олиготрофное сосново-кустарничково-сфагновое болото. Шурф, пробуренный в центральной части ряма, вскрывает торфяную толщу следующего строения:

Вид торфа

Степень разложения, %

Глубина залежи, м

Верховой фускум

5—10

0,0—8,5

Низинный сфагновый

20

8,5—8,75

Низинный осоково-гипновый

20

8,75—8,8

Низинный гипновый

20

8,8—9,2

Кривые пыльцы древесных пород на протяжении всего разреза образуют плавный рисунок. Заметное сокращение содержания древесной пыльцы наблюдается только в придонном слое низинного торфа (глубина 8,5—9,2 м). На глубине 7,5—8,5 м выявляется верхний максимум пыльцы сосны, в интервале 5,5—8,0 м отмечается увеличение количества пыльцы берёзы (её верхний максимум) (рис. 20).

Содержание пыльцы трав на протяжении почти всего разреза не превышает 5—10%. Только в придонном слое торфа (на глубине 8,5—9,2 м) её содержание возрастает до 20—35%. Отличительной особенностью диаграммы является большое количество спор, процентное участие которых в спорово-пыльцевых спектрах в интервале 3,25—9,2 м значительно превышает содержание пыльцевых зёрен древесных пород и кустарничково-травянистых растений. Только в верхней трети диаграммы (в интервале 3,5— 0,0 м) содержание спор падает до 30—45%.

Анализ спорово-пыльцевой диаграммы разреза Гуськовский рям позволяет выделить две палинологические зоны VI и VII, соответствующие определённым генетическим и хронологическим горизонтам в стратиграфии торфяных отложений.

Палинозона VI (глубина 8,5—9,2 м) охватывает придонный слой торфяных отложений. Радиоуглеродная датировка придонного слоя торфа с глубины 9,0—9,2 м достигает 3500±70 лет (Лисе, Березина, 1981-а) и позволяет датировать палинозону VI среднебореальной фазой голоцена. Спорово-пыльцевой спектр этой палинозоны характеризуется постепенным падением количества пыльцы травянистых растений с 35% до 20%. Состав травяного спектра (преобладание пыльцевых зёрен осок и злаков, в основном тростника) свидетельствует о его локальном характере.

Рис. 20. Спорово-пыльцевая диаграмма разреза Гуськовский рям (лесостепь)

Обилие спор папоротников, в основном Thelypteris palustris9 объясняется широким распространением этого вида в травяных ценозах эвтрофных болот. Пыльца полыней, маревых и других степных видов встречается в незначительном количестве (не более 10%).

Древесный спектр рассматриваемой палинозоны представлен в основном пыльцой сосны и берёзы. Единично встречаются пыльцевые зёрна пихты, ели, кедра. Количество пыльцы древес-

alt="" />

ных пород колеблется в пределах 10%. Палинозона VI коррелирует с V-в подзоной спорово-пыльцевой диаграммы болота Гладкое, расположенного в Новосибирской области (Фирсов и др., 1982). Отличие заключается лишь в количественном присутствии пыльцы древесных пород и степных видов, что связано с узколокальным характером спектров спорово-пыльцевой диаграммы Гуськовского ряма. Палинозона VI также коррелирует с подзоной П-в торфяника Каянское займище (Левина и др., 1987), соответствующей средней фазе суббореального периода.

Несмотря на узколокальный характер спектров палинозо-

ны VI, по соотношению количества пыльцы древесных пород и травяно-кустарничковых растений можно утверждать, что формирование Гуськовского ряма началось в период господства разреженных берёзово-сосновых лесов, чередующихся с разнотравно-злаковыми ценозами и заболачивающимися депрессиями. Судя по климатическим кривым голоцена, составленным для Сибири Н. А. Хотинским (1977), начало заболачивания депрессии, где впоследствии сформировался Гуськовский рям, совпадает с термическим максимумом суббореального периода (Хотинский, 1982).

Палинозона VII включает 5 подзон. Подзона VII-1 (глубина 7,5—8,5 м) характеризуется увеличением количества древесной пыльцы в основном за счёт пыльцы сосны (её верхний максимум). Содержание пыльцы трав и кустарничков падает до 7%. По-прежнему в большом количестве присутствуют споры. Содержание спор зелёных мхов достигает 90% (нижний максимум спор Bryales), появляются споры сфагновых мхов. Подзона VII-1 коррелирует с подзоной Ш-а, выделенной Т.П. Левиной и др. (1987) на спорово-пыльцевой диаграмме болота Каянское займище, и с зоной, выделенной В. А. Климановым и др. (1987) на спорово-пыльцевой диаграмме торфяника Суминское займище. Радиоуглеродные датировки в 2350±30 лет (Левина и др., 1987) и 2370±70 лет (Климанов и др., 1987) позволяют сопоставить нижний горизонт подзоны VII-1 с суббореально-субатлантическим контактом.

Характер спектров в пределах подзоны VII-1 свидетельствует об увеличении облесения территорий, что палинологи Т. В. Левина и др. (1987) связывают с увеличением влажности и относительным похолоданием климата. Изменение климатических условий в сторону увеличения увлажнённости и похолодания подтверждается и строением торфяной толщи: начиная с суббо- реально-субатлантического рубежа, происходит накопление верхового фускумторфа низкой степени разложения. Подобная трансформация согласуется с заключением Н. А. Хотинского (1982-6) о позднесуббореальном похолодании и тенденции климатических колебаний в начале субатлантического периода.

Подзона VII-2 (глубина 4,25—7,5 м) выделяется незначительным колебанием (в пределах 20—30%) содержания пыльцы древесных пород. В древесном спектре преобладает пыльца сосны, на глубине 6,0—7,0 м чётко выделяется нижний максимум пыльцы берёзы, который коррелирует с аналогичным максимумом, выявляемым на пыльцевых диаграммах Убинского (глубина 4,5 м) и Беглянского (глубина 3,5 м) рямов (Хотинский, 1977). Содержание пыльцы растений травяно-кустарничкового яруса колеблется в пределах 5%. В основном присутствует пыльца вересковых. Доминируют споры сфагновых мхов. На глубине м вырисовывается верхний максимум спор зелёных мхов.

Подзона VII-3 (глубина 1,75—4,25 м) выделяется ещё более плавным ходом кривой пыльцы древесных пород. Она коррелирует с подзонами Ш-г и Ш-д, выделенными Т.П. Левиной и др. (1987) на спорово-пыльцевой диаграмме болота Каянское займище. В пределах подзоны VII-3 на глубине 5,0 м выделяется нечётко выраженный верхний максимум пыльцы берёзы, который коррелирует с нечётко выраженным верхним максимумом пыльцы этой породы на пыльцевых диаграммах Убинского (на глубине 2,9 м) и Беглянского (глубина 2,2 м) рямов (Хотинский, 1977).

Подзона VII-4 соответствует глубине 1,25—1,75 м.

Подзона VII-5 охватывает верхний слой торфяных отложений на глубине 0,0—1,25 м. Для этого отрезка диаграммы характерно увеличение содержания пыльцы древесных пород (в основном, сосны) до 68%. Содержание пыльцы кедра не превышает 5%. Единично встречаются пыльцевые зёрна пихты и ели. Количество пыльцы травянистых и вересковых колеблется в пределах 10%. Содержание спор снижается до 30—35%. Только в поверхностном слое оно вновь возрастает до 60% за счёт увеличения присутствия спор сфагновых мхов, главным образом, спор Sphagnum fuscum, господствующего в современном моховом покрове негорелых рямов лесостепи. После пожаров на рямах Sphagnum fuscum вытесняется зелёными мхами, преимущественно Pleurozium schreberi. Этим можно объяснить наличие двух максимумов спор зелёных мхов на глубине 8,0 и 5,5 м.

Сопоставление стратиграфических рубежей с колебанием показателей теплообеспеченности и увлажненности в голоцене (Хотинский, 1977) показывает, что эвтрофно-олиготрофные рубежи совпадают с более холодными этапами голоцена. Кроме того, установлено, что слои торфа более высокой степени разложения датируются серединой бореального — второй половиной атлантического и серединой суббореального периодов, т. е. этапами голоцена, характеризующимися, по данным Н. А. Хотинского (1977), более высокими показателями теплообеспеченности. Прослеживается связь более высоких показателей степени разложения с экстремумами потепления, установленными для голоцена и В. А. Климановым (1988).

Итак, пространственно-временная корреляция стратиграфических слоев торфяных отложений с эталонной схемой Блитта- Сернандера, модифицированной Н. А. Хотинским (1977), позволила уточнить как пространственно-временную дифференциацию начала накопления торфяных отложений, так и хронологию основных стратиграфических рубежей. Наиболее древние очаги заболачивания приурочены к тундре, лесотундре, северной, средней и южной тайге. В подтайге и в лесостепи заболачивание началось во второй половине голоцена (табл. 7). Эвтрофно-олиготрофные рубежи в строении торфяных отложений датируются, в основном, в северной тайге бореальным периодом, в средней — атлантическим, в южной — суббореальным, в подтайге — серединой субатлантического периода, в лесостепи — концом суббореального, началом, серединой и последней третью субатлантического периода. 

<< | >>
Источник: Под ред. В. Б. Куваева. Болотные системы Западной Сибири и их природоохранное значение. 2001

Еще по теме Опорные разрезы в лесостепи:

  1. 3.4.1. Опорные разрезы в северной тайге
  2. 3.4.3. Опорные разрезы в южной тайге
  3. 3.4.2. Опорные разрезы в средней тайге
  4. Опорные разрезы и их корреляция
  5. Развитие болот в лесостепи
  6. ПРОДУКТИВНОСТЬ ТРАВЯНОГО БОЛОТАНАЗАРОВСКОЙ ЛЕСОСТЕПИ
  7. ОЛЬШАНИКИ НА ЗАБОЛОЧЕННЫХ МЕСТОПОЛОЖЕНИЯХЦЕНТРАЛЬНОЙ ЛЕСОСТЕПИ РОССИИ
  8. Болезни опорно-двигательного аппарата
  9. 14.2. ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ
  10. Метод биотических разрезов
  11. Болезни опорно-двигательного аппарата
  12.    Аппарат движения, или опорно-двигательный аппарат
  13. ПРИЛОЖЕНИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ВРЕДОНОСНОСТЬ БОЛЕЗНЕЙ И ВРЕДИТЕЛЕЙ КАРТОФЕЛЯ В РАЗРЕЗЕ ЗОН 124 КРАТКИЙ ОПРЕДЕЛИТЕЛЬ НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ БОЛЕЗНЕЙ И ПОВРЕЖДЕНИЙ КАРТОФЕЛЯ ПО ВНЕТТТНЛ11 ЙР ЗЗНАКАМ 126 МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ ПРИ РАБОТЕ С ЯДОХИМИКАТАМИ 135
  14. Динамика вертикальной скорости торфонакопления, биологической продуктивности болотных систем и темпов заболачивания
  15. Мякиши.
  16. Почвы территорий со сбалансированным увлажнением
  17. Гумус и азот почв тундры и лесотундры
  18. ПЕРЕСАДКА ЗАРОДЫШЕЙ РЕЦИПИЕНТАМ