<<
>>

Развитие болот в подзоне осиново-берёзовых лесов (подтайге)


В подзоне осиново-берёзовых лесов условия благоприятны для развития процесса болотообразования вопреки менее благоприятному соотношению элементов водного и теплового балансов. Развитие болот здесь обусловлено близким залеганием к поверхности грунтовых вод, тяжёлым механическим составом подстилающих грунтов и слабым расчленением поверхности (Инженерно-геологическая карта Западно-Сибирской плиты, 1972).

В подтайге начало заболачивания датируется атлантическим и суббореальным периодами. Корреляция спорово-пыльцевых спектров придонных образцов торфа с абсолютными датировками синхронных горизонтов торфа показывает, что болота глубиной

Рис. 67. Сукцессии биогеоценозов в эвтрофной части болота Баксинское. Условные обозначения на рис. 8


до 4,0 м имеют атлантический возраст (6070±90 лет), до 3,0 м — суббореальный (2610±70 лет), до 2,0 м — субатлантический (1640±70 лет). Исключение составляет болото Баксинское, расположенное в Бакчарском районе Томской области. Придонный слой торфас глубины 4,15—4,45 м этого болота имеет суббореальный возраст (3380±80 лет).
Длительное пребывание болот в эвтрофной стадии обусловлено засолением подстилающих пород и высокой минерализацией (до 3 г/л) грунтовых вод (Инженерно-геологическая карта Западно-Сибирской плиты, 1972). Только в редких случаях, на наиболее высоких участках рельефа и на незасолённых грунтах, заболачивание начиналось с олиготрофной стадии. Наличие в при-

Рис. 68. Трансформация эвтрофных биогеоценозов осоково-гипнового типа в эвтрофные сфагновые (Тара-Тартасское междуречье). Условные обозначения на рис. 8


донных слоях залежей тростникового, осоково-тростникового торфа (с преобладанием в нём остатков Carex cespitosa, С. riparia, Scirpus lacustris) позволяет предполагать, что в атлантическом периоде болота в подзоне осиново-берёзовых лесов напоминали современные займищные болота зоны лесостепи.
Осоково-гипновые болота обычно формировались на месте заболачивающихся лесов или заторфовывающихся водоёмов (рис. 67).
Перелом в развитии болот наметился в середине субатлантического периода. К этому времени слой торфяных отложений достиг 2,0—2,5 м и создались условия для перехода болот в стадию атмосферного питания. Рис. 68—70 иллюстрируют последовательность смен типов болотных биогеоценозов, характерную для Тара-Тартасского междуречья. По мере торфонакопления и изменения гидрологического режима в болотных биогеоценозах солевыносливые виды (например, Phragmites australis) (рис. 68) вытеснялись менее солевыносливыми. В растительном покрове био-

Рис. 69. Сукцессии биогеоценозов в эвтрофных осоково-гипновых болотах (Тара-Тартасское междуречье). Условные обозначения на рис. 8


геоценозов доминантами стали осоки (Carex cespitosa, С. riparia, С. rostrata), появились зелёные мхи (Drepanocladus sendtneri). На смену им пришли сфагновые сообщества. Пионерами олиго- трофной стадии в развитии болот сначала были эвтрофные виды сфагновых мхов: Sphagnum subsecundum, S. obtusum (рис. 69). К концу эвтрофной стадии появился S. cenrale (рис. 68) и, наконец, при переходе болота к мезо-олиготрофной стадии — S. russowii (рис. 68). Переход болот в олиготрофную стадию ознаменовался поселением на них S. fuscum (рис. 70). Одновременно появились вересковые кустарнички, развился древесный ярус из Pinus sylvestis.
Переход болот в олиготрофную стадию развития осуществляется и в настоящее время. Это подтверждается постоянным появлением Sphagnum fuscum в современных биогеоценозах мезо-


Рис. 70. Трансформация эвтрофных биогеоценозов в мезотрофные и олиготрофные (Тара-Тартасское междуречье). Условные обозначения на рис. 8



Схема 2. Развитие болот в подзоне осиново-берёзовых лесов (подтайга)


трофных типов. Сукцессии болотных биогеоценозов, характерные для подзоны осиново-берёзовых лесов, иллюстрирует схема 2.
В развитии болот в подзоне осиново-берёзовых лесов особенно чётко прослеживается тенденция олиготрофизации. Несмотря на то, что в настоящее время господствуют биогеоценозы эвтрофно- го осоково-гипнового типа, площадь, занимаемая биогеоценозами олиготрофного сосново-кустарничково-сфагнового типа, постоянно увеличивается за счёт расползания рямов и шеломочков. Медленное «растекание» выпуклых рямов, как отмечали ещё А. А. Генкель и П. Н. Красовский (1937), со временем может привести к формированию у них плоских вершин и появлению даже грядово-мочажинных комплексов биогеоценозов. 
<< | >>
Источник: Под ред. В. Б. Куваева. Болотные системы Западной Сибири и их природоохранное значение. 2001

Еще по теме Развитие болот в подзоне осиново-берёзовых лесов (подтайге):

  1. ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БОЛОТ И ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЛЕСОВ РЕСПУБЛИКИ КОМИ ДЛЯ РАЗВИТИЯ'ОЛЕНЕВОДСТВА
  2. ОЦЕНКА НЕКОТОРЫХБИОТИЧЕСКИХ КОМПОНЕНТОВУГЛЕРОДНОГО ЦИКЛА БОЛОТ И ЛЕСОВ.
  3. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ БИОГЕОЦЕНОЛОГИЯКАК ОСНОВА ОЦЕНОК БИОСФЕРНОЙ РОЛИ ЛЕСОВ И БОЛОТ[1] С. Э. Вомперский
  4. О РАЦИОНАЛЬНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ И СОХРАНЕНИИ БОЛОТИ ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЛЕСОВ КАМЧАТКИ В XXI ВЕКЕ
  5. БИОСФЕРНАЯ РОЛЬ БОЛОТ, ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЛЕСОВ ИПРОБЛЕМЫ ИХ УСТОЙЧИВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
  6. VI. БИОРАЗНООБРАЗИЕ ЕСТЕСТВЕННЫХ И МЕЛИОРИРОВАННЫХ БОЛОТ И ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЛЕСОВ,МОНИТОРИНГ И ОХРАНА
  7. IIL СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ,ПЕРВИЧНАЯ ПРОДУКТИВНОСТЬ БОЛОТИ ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЛЕСОВ
  8. Развитие болот в южной тайге
  9. 5.1.2. Развитие болот в типичной тундре
  10. Развитие болот в южной тундре