<<
>>

Средообразующие и биосферные функции болот

  болота так же, как и тундры, леса, степи, пустыни — одно из важнейших звеньев в цепи взаимосвязанных компонентов биосферы. Болота в сочетании с другими природными комплексами определяют то экологическое равновесие в биосфере, которое необходимо для существования всех её компонентов.

Характер взаимодействия болот и окружающей среды менялся на протяжении голоцена — времени формирования современных болотных систем. В начале голоцена, когда заболачивание было очаговым, тенденции возникновения и развития болот в основном определялись влиянием таких факторов, как климатические, геолого-гидрологические, литологические, геоморфологические.

По мере расширения площадей болот возрастала их устойчивость к внешним воздействиям и автономность в развитии. Одновременно сами болота становились одним из факторов, определяющих природную среду. Заметно увеличивалось их воздействие на формирование гидрологического режима как внутри болотных систем, так и на прилегающих территориях, и как следствие это влияло на формирование климата. Например, величина радиационного баланса болот в среднем на 10% больше, чем суходольных территорий (Романов, 1961). От величины этого показателя зависит значение величины испарения с поверхности болот, скорость оттаивания верхнего слоя торфяной залежи. Величина радиационного баланса болот и окружающих территорий, в свою очередь, в значительной степени зависит от отражательной способности поверхности болот (альбедо). Чем меньше альбедо, тем больше величина поглощённой радиации. Олиго- трофные сфагновые болота обычно характеризуются малыми значениями альбедо (менее 17%), а, следовательно, большими по сравнению с суходольными территориями значениями величин поглощённой радиации (Болота Западной Сибири..., 1976). Таким образом, наличие крупных олиготрофных болотных систем, характеризующихся низкими значениями альбедо и большими величинами поглощённой радиации, значительно смягчает континентальность климата.

Испарение с территорий, покрытых болотами, достаточно велико. В регионах, где болота занимают в среднем 40% и более площади, испарение с болот составляет основную долю в общем испарении с поверхности суши. В зависимости от меридионального размещения типов болот меняется и распределение величин испарения с поверхности различных типов болотных массивов. Преобладание лишайников в растительном покрове заболоченных территорий в тундре, а также вечная мерзлота сильно изменяют процесс испарения, значительно уменьшая его на единицу прихода солнечной радиации. В таёжной зоне, где преобладают сфагновые грядово-мочажинные и грядово-мочажинно-озерко- вые болота, среднее многолетнее испарение с болот колеблется от 316 мм на севере до 434 на юге зоны (Болота Западной Сибири..., 1976). Испарение с обводнённых мочажин почти такое же, как испарение с открытой водной поверхности (Романова, Усова, 1969). Испарение с более дренированных участков болот, занятых кустарничково-сфагновыми, сосново-кустарничково-сфагно- выми сообществами, превосходит испарение с открытой водной поверхности, в первую очередь, за счёт транспирации (Болота Западной Сибири..., 1976). В Западной Сибири пояс максимального испарения (до 350 мм) совпадает с подзоной южной тайги. Столь высокое испарение в этой подзоне связано не только с довольно обильными атмосферными осадками (до 450—500 мм), но и с высокой заболоченностью этой территории.

В результате как на самих болотах, так и на прилегающих территориях создаются условия, способствующие образованию измороси, туманов, росы.

Наличие болот снижает отрицательное воздействие засухи в отдельные годы и таким образом одновременно способствует увеличению продуктивности растительности.

Болотные системы оказывают влияние и на тепловой режим окружающих территорий. Например, по данным Государственного гидрологического института (Болота Западной Сибири...,

1976), понижение уровня воды на болотах в таёжной зоне Западной Сибири в процессе осушения может значительно уменьшить теплоаккумулирующую способность заболоченных территорий, а, следовательно, изменить тепловой режим, увеличив континен- тальность климата.

Болотные системы являются аккумуляторами атмосферной и грунтовой воды, а также участвуют в водообмене. По подсчётам Государственного гидрологического института (Болота Западной Сибири..., 1976), запасы воды в торфе на территории Западной Сибири составляют 994 км3, причём объём воды 218 км3 находится в не связанном с торфом состоянии.

Водообмен болотных систем с окружающими ландшафтами происходит посредством поверхностного и грунтового стоков. Поверхностный сток с болот осуществляется по гидрографической сети, включающей водотоки, озёра, топи, и путём фильтрации в деятельном горизонте. Реки, формирующиеся в пределах олиго- трофных болотных систем, питаются атмосферными осадками, выпадающими на водосборную площадь. Олиготрофные и мезо- трофные болотные системы, не связанные непосредственно с речными долинами, отдают рекам ту часть питающей их атмосферной и нередко мягкой грунтовой воды, которая уже не может быть поглощена переувлажнённым сфагновым покровом и залегающим под ним торфом, а также израсходована на эвапотранс- пирацию (Пьявченко, 1980). Например, в условиях Южной Карелии это составляет 27% от годового количества осадков (Чесноков, 1977).

Естественно, что в условиях Западной Сибири, где преобладают крупные болотные системы, достигающие десятков и даже сотен тысяч гектаров,— такой объём стока обеспечивает образование ручьёв и речек. Таким образом, болота не являются генераторами влаги; они осуществляют транзитную функцию перераспределения поступающей в них воды между поглощением её торфяным слоем, испарением в атмосферу и стоком. Накапливая воду до полной влагоёмкости торфа и мохового слоя, болота расходуют на сток только протекающий через них транзитом не поглощённый остаток грунтовой или атмосферной воды (Пьявченко, 1980).

Вопрос о роли болот в питании рек и их водорегулирующее значение рассмотрены Н. И. Пьявченко (1980-в, г). Действительно, у истоков многих рек находятся эвтрофные болота или озёра, окружённые болотами. Это и создаёт впечатление, что реки питаются болотными водами. В сущности и реки, и эвтрофные болота питаются грунтовыми водами, выходящими из подземных водоносных горизонтов. Несомненно, заметный вклад вносят и атмосферные осадки, выпадающие на водосборную площадь, как эвт- рофных, так и олиготрофных болот.

По данным К. Е. Иванова и С. М. Новикова (1981), в естественных условиях крупные системы болот отдают до 30% воды общего объёма стока окружающим территориям «диффузным потоком», т. е. фильтрационным путём через их периферийный контур, обводняя прилегающие к болотам территории. Примерно такой же объём стока выносится за пределы границ болот естественной внутриболотной речной и ручейковой сетью.

Влияние болот на величину поверхностного стока проявляется и в том, что отложения торфа на поверхности водопроницаемых минеральных пород и кольматаж органическими коллоидами пор подстилающих минеральных грунтов ослабляет инфильтрацию атмосферных вод в глубокие слои и увеличивает в связи с этим поверхностный сток вод в речную сеть (Иванов, Новиков, 1981).

Болота оказывают влияние на регулирование внутригодового распределения стока, растягивая сроки весеннего половодья. Поэтому паводки рек, имеющих заболоченные водосборы, отличаются более низким пиком и более продолжительным весенне-летним половодьем (с мая по август), чем паводки рек с незаболоченными водосборами. Нетрудно представить, насколько катастрофичны были бы разливы сибирских рек, если бы подавляющую часть стока в них не перехватывали болота.

Болота препятствуют развитию эрозионных процессов, смыву и размыву. Наличие болот обусловливает слабую минерализацию воды в реках и озёрах и обеспечивает минимальный вынос с территории в океан минеральных веществ.

Болота влияют на формирование гидрологического режима окружающих территорий. Это влияние имеет свои особенности в разных природно-географических зонах. В таёжной зоне болота способствуют увеличению гидроморфности почв, поднятию уровня грунтовых вод на равнинных прилегающих территориях, превышающих размеры болот в четыре раза (Караваева, 1981). Таким образом, в гумидных зонах подъём и близкое к поверхности залегание грунтовых вод на прилегающих к болотам территориях с точки зрения хозяйственной деятельности имеет значение как отрицательное (активное заболачивание), так и положительное (ликвидация периодических почвенных засух).

Для аридной зоны, например, в Западной Сибири гидрологическая роль болот в основном положительная. Повышение уровня грунтовых вод способствует мезофитизации растительного покрова, процессам рассоления на заболоченных и прилегающих к ним территориях, препятствует развитию почвенной засухи (Базилевич, 1953; Структура, функционирование..., 1974). Кроме того, в аридной зоне развитие болот увеличивает флористическое и фитоценотическое разнообразие.

Болотные системы способны аккумулировать большой спектр загрязняющих веществ из атмосферы. Известно, что мелкие частицы, взвешенные в воздухе (пыль, микроорганизмы) передвигаются, особенно при штиле, в сторону увлажнённой территории с пониженной температурой (водоёмы, болота). Это т. н. явление термофореза (Грегори, 1964). Благодаря этому явлению взвешенные в атмосфере частицы поглощаются поверхностью болот. Выпадение эоловой пыли на поверхность болот колеблется от 30 до 200 г/м2 в год в промышленных районах (Пьявченко, 1967, 1970). Также установлено, что в местах особо сильного техногенного загрязнения накопление токсических веществ на болотах на порядок выше, чем на окружающих их суходольных территориях (Никифорова, 1975). Поэтому следует сохранять болота, особенно олиготрофные (сфагновые) вблизи крупных промышленных центров.

Болотные системы — это «почки» атмосферы, биологические фильтры с очень высокой сорбционной ёмкостью, геохимические барьеры. Они накапливают такие токсичные техногенные элементы, как мышьяк, селен, свинец, кадмий, ртуть, консервируют их на многие годы и выводят из круговорота веществ в биосфере (Глазовская, 1973). В болотах надолго могут консервироваться и органические загрязнители, например, нефтепродукты.

Так, в таёжной зоне приозёрные болота препятствуют поступлению с разрушаемых берегов в озёра терригенного материала и очищают поверхностно-склоновые и грунтовые воды от биогенных и токсических веществ.

Приозёрные болота в лесостепи защищают пресные озёра, нейтрализуя кислотными продуктами разложения растительности соду в почвенных растворах (Земцов, Инишева, 1998) и предотвращая поступление загрязнения с сельскохозяйственных полей.

С учётом факта аккумуляции зольных элементов в сфагновом покрове, а также относительно высокой его водопроводимости (Иванов, 1953,1975), становится понятной роль сфагновых мхов в регуляции гидрохимических условий на болотах. Крупные оли- готрофные болотные системы способны справляться с довольно значительным химическим загрязнением даже после сильного местного нарушения системы. Что касается небольших болот, то там повышение минерализации вызывает резкое изменение растительного покрова. На этом основан принцип т. н. биологического осушения болот (Работнов, 1970): внесение удобрений на олиготрофные болота приводит к мезотрофизации болотной растительности и превращению их в кормовые угодья.

Более значительная перестройка, связанная с изменением структуры и эдификаторов, вызывается качественным изменением водно-минерального режима, такими, как подток вод из современных тектонических разломов, выпадение минеральных веществ с атмосферными осадками (Пьявченко, Сибирёва, 1962).

Известно, что проблема круговорота углерода относится к стержневым в учении о биосфере, функционировании экосистем и прогнозировании последствий глобального антропогенного изменения климата. Любые наземные экосистемы связывают и освобождают атмосферный углерод, одновременно удерживая в каждый данный момент времени определённый запас его в тканях растений, детрите, гумусе, торфе и т. д. Как изменится при потеплении климата газообмен экосистем с атмосферой? Насколько усилится биотический выброс тепличных газов (СОг, СН4, N2O) за счёт усиления разложения органики, что ещё более утеплит климат?

Очень серьёзное внимание при решении этих проблем уделяется болотам, их биосферной роли, реакции их на изменение климата.

Болота — единственные в наземной биоте экосистемы, обеспечивающие постоянный сток в них атмосферного углерода, который практически навсегда выключается из дальнейшего круговорота, накапливаясь в форме торфяных отложений (Вомпер- ский, 1994).

По данным С. Э. Вомперского (1994), площадь торфяных болот мира составляет 5-106 км2 (3,5% суши Земли). Запасы торфа в пересчёте на углерод — 120—240 млрд. т. По последним данным, площадь болот мира оценивается в 6413000 км2, соответственно возрастают запасы углерода до 234—252 млрд, т (Lap- palainen, 1996). В России общая площадь оторфованных заболоченных земель составляет 3,69 млн. км2 (или 21,6% территории страны) с содержанием углерода 113,53 млрд, т, в том числе площадь торфяных болот — 1,39 млн. км2, содержание в них углерода — 100,93 млрд, т (Вомперский, 1994). В Западной Сибири площадь торфяных болот, по его же данным, достигает 42% от их площади для всей территории России с содержанием углерода — 42,3 млрд, т, что составляет 36% от депонированного углерода России.

Специфичность биосферной функции болот обусловливается незамкнутостью у них цикла круговорота веществ; болотные системы возвращают в окружающую среду меньше веществ, чем забирают, т. е. преобладает постоянный сток углерода из атмосферы в торфяные болота.

По данным А. А. Титляновой и др. (1996), скорость приращения углерода в торфах Западной Сибири варьирует от 15 до 65 г/м2, что приводит к ежегодной аккумуляции 5—20 млн. т углерода в торфяных болотах.

В то же время в результате деятельности в аэробных условиях гетеротрофных организмов часть углерода освобождается и в виде СОг выделяется в атмосферу. Эмиссия СОг с поверхности естественных болот составляет от 87 до 2565 мг СО2 м"2 год-1 (Ини- шева, 1998). Большой разброс в значениях величин потока СО2 объясняется неодинаковыми условиями торфообразования и разными методиками определения. Так, в подзоне южной тайги Западной Сибири эмиссия СО2 в олиготрофных биогеоценозах сосново-кустарничково-сфагнового типа достигает значений 84,4 мг С м"2 ч-1, в мезотрофных биогеоценозах осоково-сфагнового типа — 86,7, сфагново-осокового типа — 22,8, в эвтрофных лесного типа (согра) — 127,8 мг С м"2 ч-1.

Разные элементы микрорельефа (кочки, межкочечные понижения) отличаются по интенсивности выделения СОг. Также установлено, что с понижением уровня залегания болотных вод происходит увеличение выделения СОг.

Болота, по мнению R. J. Cicerone и R. S. Oremland (1988), рассматриваются и как главный естественный поставщик метана в атмосферу. Вклад западно-сибирских болот в эмиссию метана не превышает 1,7 Тг/год или не более 1% от глобальной эмиссии (500 Тг/год).

Разнообразные болотные системы продуцируют метан в разных количествах: олиготрофные сосново-кустарничково-сфагно- вые — 0,04—0,91 мг С м~2 ч”1, мезотрофные крупнобугристые — 0,01—0,45, согры — 0,01—0,91 мг С м~2 ч”1. Причём, интенсивность выделения метана на этих же болотах в 33—15350 раз меньше по сравнению с выделением СО2. Тепличный же эффект метана в 20 раз превышает действие СО2 (Инишева, 1998). В то же время тепличный эффект метана в 20 раз превышает действие углекислого газа. К тому же метан фотохимически активен в отношении озонового слоя атмосферы. Поэтому особенно актуальна более точная оценка действительного вклада болот в генерацию метана в биосфере (Вомперский, 1994).

Наконец, роль болот в формировании газового состава атмосферы проявляется и в обогащении её кислородом.

По данным О. П. Добродеева (1977), растительный покров земного шара выделяет в атмосферу 1,6’108 т/год кислорода. Это обусловлено в том числе и тем, что на торфяных болотах кислород почти не используется на разложение отмерших растительных остатков. На сжигание угля, нефти и газа, по данным того же исследователя, ежегодно тратится 2-Ю10 т свободного кислорода. И эта цифра непрерывно растёт. Уже сейчас получается, что фактическая приходная часть баланса свободного кислорода на порядок меньше расходной (Березина, Лисе, Самсонов, 1983).

Взаимоотношение лесных и болотных систем определяется соотношением массы этих двух типов биогеоценотического покрова Земли. Масса болотных систем, особенно в таёжной зоне, накопленная за несколько тысячелетий их существования, значительно превышает массу лесных. Болота, особенно в северной и средней тайге, наступают на леса. Этому способствует постоянное поднятие уровня грунтовых вод на прилегающих к болотам территориях, увеличение гидроморфности почв (Караваева, 1981).

В то же время, следует различать две разновидности заболачивания: необратимое (прогрессирующее) и временное (периодическое или обратимое) (Пьявченко, 1962-6, 1978-а, 1979, 1980-а). Временное заболачивание обычно связано с колебаниями гидроклиматических условий, нередко развивается на месте вырубок и выгоревшего леса. Оно распространено в таёжной зоне шире, чем необратимое, и создаёт впечатление чрезвычайно интенсивного процесса, особенно на севере. В областях с влажным и прохладным климатом процесс необратимого заболачивания продолжается и поныне, но масштабы его существенно сокращаются, что отмечено не только для Западной Сибири, но и для европейской части России (Пьявченко, 1958). Важную роль в сокращении заболачивания играют положительные тектонические движения земной коры и связанные с этим изменения базисов эрозии (Пьявченко, 1979).

Процесс трансгрессии болот на лесные биогеоценозы неравномерен во времени и пространстве. Даже на сильно заболоченных водораздельных равнинах локальное улучшение условий дренирования (в результате понижения уровня болотных вод) приостанавливает распространение болот вширь или вызывает облесение заболоченных территорий.

Разнообразие прямых и обратных взаимосвязей, существующих между компонентами болотных систем и окружающих их территорий, свидетельствует о неадекватном влиянии последствий осушения болот на окружающую среду в различных географических и геоморфологических условиях. Необходим дифференцированный подход к определению масштабов мелиоративных мероприятий в зависимости от этих условий. В зоне избыточного увлажнения с прогрессирующим и умеренно прогрессирующим заболачиванием, где олиготрофные водораздельные болота питаются за счёт атмосферных осадков, мелиорация допустима в больших пределах, чем в зонах неустойчивого и недостаточного увлажнения.

Негативное влияние осушительных мероприятий на изменение теплового режима и интенсивность промерзания грунтов имеет место на севере Западной Сибири (Болота Западной Сибири..., 1976). Осушение болот, расположенных в зоне многолетней мерзлоты, приводит к снижению влагозапасов деятельного слоя торфяной залежи и существенному изменению его тепловых свойств. При осушении олиготрофных болотных систем в результате уплотнения торфа и изменения его структуры теплопроводность уменьшается в зависимости от влажности в 1,3—1,7 раза. При неизменных радиационных условиях и испарении, близком к испарению до осушения, теплопоток в торфяную залежь снижается примерно во столько же раз. В результате этого уменьшаются теплозапасы деятельного слоя, что способствует более сильному охлаждению всей толщи торфяной залежи в зимний период.

Глубина же сезонного оттаивания в значительной степени зависит от характера растительного покрова (Болота Западной Сибири..., 1976). Уничтожение растительного покрова при хозяйственном освоении территории увеличивает глубину сезонного оттаивания в 1,3—1,5 раза и вызывает явление солифлюкции, что в значительной степени нарушает естественную природную обстановку.

Осушительные мелиоративные мероприятия в пределах таёжной зоны могут вызывать непредвиденные последствия в результате изменения водно-теплового режима заболоченной территории. При понижении уровня воды в болотах в период осушения значительно уменьшается теплоаккумулирующая способность территории и изменяется её тепловой режим. Подсчитано (Болота Западной Сибири..., 1976), что при понижении уровня воды только на 0,5 м на болотах Сургутского полесья (бассейны рек Назыма, Лямина, Пима, Тром-Югана, Агана) в речную сеть будет сброшено около 20 км3 воды, в том числе 9 км3 — из озёр и 11 км3 — из болот. В результате этого запасы тепла на болотах уменьшатся примерно на 200* 1012 ккал или на 0,25 ккал/см2. При суммарном потоке тепла в торфяную залежь за тёплый период, составляющем 1,4 ккал/см2, потери тепла в результате осушения составят около 20% этой величины. Аналогичный расчёт, выполненный для территории всей центральной части Западно-Сибирской равнины, показывает, что при сплошном осушении болот будет сброшено в реки около 80 км3 воды. В результате теплозапасы территории уменьшатся, примерно, на 800* 1012 ккал, что составляет около 21% суммарного потока тепла за тёплый период года. Результатом будет понижение температуры верхнего слоя торфяной залежи и, как следствие, уменьшение температуры воздуха зимой. Летом, наоборот, вследствие уменьшения теплопотока в почву (теплопроводность осушенной залежи в 1,3—1,7 раза меньше, чем не осушенной) поверхность болот будет прогреваться сильнее и температура приземного слоя воздуха несколько повысится. Увеличится кон- тинентальность внутриболотного климата и климата примыкающих территорий. Следует ожидать изменения теплового режима осушенной территории: летом будет наблюдаться переосушение верхнего слоя, зимой — более глубокое промерзание. На рассматриваемой территории, где среднегодовая температура воздуха ниже 0°, глубокое промерзание может привести к образованию устойчивого мёрзлого слоя в нижних слоях торфяной залежи, т. е. к искусственному образованию многолетней мерзлоты. Подтверждением этого служит наличие на относительно «сухих» участках (гряды, кочки) неосушенных болот в отдельные годы пере летков мерзлоты, а также сохранение в течение ряда лет мёрзлого слоя на мерзлотных дорогах, строящихся в настоящее время на болотах этой территории.

Значительно сложнее прогнозировать характер и степень влияния мелиоративных мероприятий на изменение испарения с поверхности болот в связи с многофакторностью этого явления. Известно (Иванов, 1953), что снижение уровня болотных вод в относительно хорошо дренированных болотных биогеоценозах, а также в комплексах биогеоценозов грядово-мочажинного типа приводит, особенно в первые годы мелиорации, к уменьшению суммарного испарения за счёт снижения транспирации растений. В последующие годы в связи с развитием кустарничковой и древесной растительности испарение будет увеличиваться и может даже превысить уровень испарения до осушения.

Нецелесообразно также осушение олиготрофных безлесных и слабооблесенных болот с целью повышения продуктивности древостоя и лесоразведения. Это связано с высокой кислотностью и крайней бедностью малоразложившегося сфагнового торфа питательными веществами. Кроме того, мелиорация олиготрофных болот вызывает снижение урожайности болотных ягодников.

В условиях неустойчивого и недостаточного увлажнения (подтайга, лесостепь) осушение болот допустимо в очень ограниченных пределах. На этой территории, где образование болот связано с питанием грунтовыми водами, с которыми болота образуют единую гидрологическую систему, целесообразность осушения должна решаться только на основе комплексных гидрологических и экологических исследований (Пьявченко, 1980-в).

В лесостепи Западной Сибири близкое залегание к поверхности грунтовых вод обусловливает не только сравнительно высокую заболоченность территории, но и ту или иную степень гидро- морфности почв и обилие влажных лугов. Контуры болот здесь довольно лабильны и зависят от климатических флуктуаций. При сокращении площадей болот в результате естественных процессов или мелиоративных мероприятий усиливается засоление осушенных и прилегающих к ним территорий. Интенсивное осушение эвтрофных травяных болот (займищ) отрицательно сказывается на изменении флористического состава и биологической продуктивности не только болотных фитоценозов, но и фитоценозов прилегающих территорий.

Опыт мелиоративного строительства Белоруссии (Хмелёв, 1980-а, б) показал, что при определённых гидрологических условиях в результате интенсивного осушения болот европейской лесостепи понижается уровень грунтовых вод на прилегающих территориях. Исследования, выполненные К. Ф. Хмелёвым (1980-а, б) по изменению под влиянием осушения доминант лугово-болотных фитоценозов эвтрофных болот Курской и Липецкой областей, а также надземной биологической продуктивности лугово-болотных фитоценозов лесостепной и степной зон европейской части России в пределах болот и на прилегающих к болотам территориях показывают, что при снижении уровня грунтовых вод биологическая продуктивность естественных и культурных ценозов уменьшается в несколько раз.

Для аридной зоны Западной Сибири отрицательные последствия осушения проявляются в активности процессов засоления как на заболоченных, так и на прилегающих к болотам территориях, в развитии почвенной засухи (Базилевич, 1953; Структура, функционирование и эволюция..., 1974).

Значение болот не ограничивается участием в распределении водных ресурсов, накоплением торфа и т. д. Они являются местами обитания редких и исчезающих видов животных и растений. На них гнездятся и кормятся журавли, тетерева, глухари, рябчики, белые куропатки. Это основные места, где живут утки, гуси, лысухи, кулики, выпи, цапли и другие птицы. Белые журавли (стерхи, Crus leucogeranus Pall.) отмечены на болотах в бассейне р. Конды. До сих пор считается, что нигде в мире, кроме Яно-Индигирских тундр, стерх не гнездится. Он внесён в Красную книгу СССР (1984).

Нередко перелётные водоплавающие птицы выводят потомство на одних болотах, отдыхают во время перелёта на других, а зимуют за тысячи километров на третьих. Уничтожение болот — мест обитания пернатых нарушает их биологический ритм, ведёт к сокращению их численности и вымиранию.

Не меньшую ценность представляют собой болота как место

произрастания ценных и редких видов растений. Это естественные плантации лекарственных и пищевых растений.

Ещё в 1975 г. на XII Международном ботаническом конгрессе прозвучали слова относительно необходимости охраны болот, которые имеют научное, водоохранное, экономическое, оздоровительно-эстетическое, учебное значение.

Влияние болотных систем на экологическое состояние окружающей среды, примеры негативных последствий мелиоративных мероприятий, снижение естественных процессов торфона- копления ставят перед специалистами задачу решить следующие актуальные вопросы: во-первых, необходимо установить для разных природных регионов допустимое соотношение осушаемых и не затрагиваемых мелиорацией земель; во-вторых, разработать региональные критерии для выявления болотных систем, нуждающихся в охране.

<< | >>
Источник: Под ред. В. Б. Куваева. Болотные системы Западной Сибири и их природоохранное значение. 2001

Еще по теме Средообразующие и биосферные функции болот:

  1. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ БИОГЕОЦЕНОЛОГИЯКАК ОСНОВА ОЦЕНОК БИОСФЕРНОЙ РОЛИ ЛЕСОВ И БОЛОТ[1] С. Э. Вомперский
  2. БИОСФЕРНАЯ РОЛЬ БОЛОТ, ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЛЕСОВ ИПРОБЛЕМЫ ИХ УСТОЙЧИВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
  3. БИОСФЕРНАЯ РОЛЬ БОЛОТ. БИОХИМИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ ВЕЩЕСТВ ЕСТЕСТВЕННЫХ И ЭКСПЛУАТИРУЕМЫХ БОЛОТНЫХ ЭКОСИСТЕМ
  4. ПРИЧИНЫ БИОСФЕРНЫХ КРИЗИСОВ
  5. Единство жизни в биосферном круговороте
  6. Экологические функции городских почв
  7. Структура и функция
  8. Способы преобразования органов и функций
  9. СТИМУЛЯЦИЯ ПОЛОВОЙ ФУНКЦИИ
  10. СТИМУЛЯЦИЯ ПОЛОВОЙ ФУНКЦИИ