<<
>>

Глубоководные рифы


Из современных склерактиний 47% родов (90 из 190) и 37% видов (560 из 1500) — агерматипные. Они обитают на глубинах 0-6200 м при температуре -1°С - 29°С и распространены от юго-западной части Баренцева моря (71°) на севере до 78°24’ ю.ш.
(море Росса) на юге. Бульшая часть из них — одиночные, сравнительно небольшие организмы с довольно тонким скелетом. Но среди них есть несколько видов, образующих колонии и даже рифы. Наибольшее количество рифов строят Lophelia pertusa, другие обычные рифо- строящие виды: Madrepora oculata, Enallopsammia profunda, Goniocorella dumosa, Solenosmilia variabilis и Oculina varicosa. Часто рифы глубоководных склерактиний, чтобы отличить от мелководных, называют банками. Но, фактически по таким признакам, как число рифообразующих видов и глубина нет резких различий между мелководными и глубоководными рифами, чётко они отличаются лишь наличием или отсутствием симбиотических водорослей и признаками, связанными с этим, например, размером отдельного ко- раллита (единичной особи колонии). Поэтому мне кажется достаточно упоминания наличия или отсутствия симбиотических водорослей в необходимых случаях. Глубоководные коралловые рифы занимают места с активной гидродинамикой за пределами фитали на шельфе и верхней части склона. Интересно, что род Madrepora, который и дал название основной современной группе рифообразующих кораллов — Madreporaria, или Scleractinia, или мадрепоровые кораллы, живет не в мелководных коралловых рифах, а исключительно в глубоководных. Нет подсчетов площади, занятой сообществами глубоководных коралловых рифов, возможно, что она одного порядка с площадью, занятой сообществами мелководных рифов: только у берегов Норвегии глубоководными коралловыми рифами занято 2000 км2 (Fossa, Mortensen, Furevik, 2000).
Глубоководные коралловые рифы, как и мелководные, образуются там, где и следовало ожидать — в местах, где условия оптимальны для развития фильтраторов эпифауны: в местах со сравнительно низкой скоростью осадконакопления и высокими скоростями течения. Эти условия наблюдаются в нижней части шельфа и на склоне на глубинах главного термоклина и выше. Глубоководные коралловые рифы представляют собой заросли кораллов с крупными полипами, питающихся за счет фильтрации. Аквариальные наблюдения показывают, что кораллиты Lophelia pertusa способны питаться планктонными ракообразными (Mortensen, 2000), имеются данные, что некоторую роль в питании кораллов имеет потребление бактерий матов, растущих на месте сипов. Скорость роста агерматип- ных рифообразующих кораллов существенно меньше, чем герматипных (5-7 мм против 100 мм и более в год).
Сообщества глубоководных коралловых рифов изучены гораздо хуже сообществ мелководных коралловых рифов, поскольку стандартные гидробиологические орудия там не работают, а для акваланга слишком глубоко. Реальное их изучение можно проводить только с помощью видеокамер и подводных аппаратов, но это слишком дорого.
Внешний вид Lophelia pertusa по оригинальному описанию Gunnerius, из Brattegard, Holthe (1995).
Рис. 3.68. Внешний вид Lophelia pertusa по оригинальному описанию Gunnerius, из Brattegard, Holthe (1995).

Глубоководные коралловые рифы встречаются за пределами фотического слоя, преимущественно при температуре 4°-13°С. В умеренных широтах (например, в Баренцевом и Норвежском морях) такие температуры характерны для подповерхностных водных масс, поэтому рифы образуются здесь на глубине 39-1000 м. В низких широтах такие температуры наблюдаются только в главном термоклине, поэтому здесь рифы образуются глубже — до 4000 м. Если в строительстве мелководных кораллов принимает участие почти 1000 видов, то глубоководные коралловые рифы строят менее 10 видов. Основу сообществ глубоководных рифов в Северной Атлантике образует Lophelia pertusa (рис. 3.68), кроме того существенную роль может играть Madrepora oculata. Lophelia pertusa образует шаровидные колонии диаметром до 1 м и более. Madrepora oculata образует вееровидные колонии максимальной высотой 30-50 см. Сообщество Lophelia pertusa (рис. 3.69) распространено, возможно, во всех океанах, за исключением Антарктики, но особенно обычно в Северной Атлантике и обогреваемых Гольфстримом районах Северного Ледовитого океана. В Тихом и Индийском океанах глубоководные коралловые рифы гораздо менее распространены и известны по единичным находкам. Скорее всего — это артефакт малой изученности, во всяком случае в последнее время в результате специальных поисков коралловые рифы находят почти повсеместно. До сих пор такие рифы не найдены в наших дальневосточных морях, так что единственным место, где в России есть коралловые рифы — это юго-запад Баренцева моря.
В Северной Атлантике сообщество L. pertusa занимает все доступные ему части кромки шельфа и верхней части материкового склона от
Риф Lophelia pertusa. По Fossa et al. (2000)
Рис. 3.69. Риф Lophelia pertusa. По Fossa et al. (2000).
Диаметр колоний до 1 м и более.
юго-запада Баренцева моря по крайне мере до западной Африки и Мексиканского залива, дальше число сборов уменьшается и пояс коралловых рифов известен хуже, что на карте (рис. 3.70) выглядит как зона эпизодического обитания. Фактически сообществом L. pertusa населены все возвышенности, и его нет в понижениях дна, в которых происходит или
  1. накопление тонких осадков (котловины и желоба, идущие вдоль кромки шельфа), или
  2. их сброс за пределы шельфа и склона (желоба, идущие перпендикулярно кромке шельфа). Кораллы начали формировать сообщества и на нефтяных платформах Северного моря. В центре кораллового рифа резко доминируете, pertusa, образующая сплошные заросли. Этот вид кораллов (как и другие, образующие глубоководные рифы) имеет крупные (несколько см длиной и около 1 см диаметром) хорошо обособленные друг от друга корал- литы. Поэтому заросли L. pertusa представляют собой рыхлое переплетение ветвей, между которыми почти по всей толще рифа имеются сообщающиеся между собой полости. Отмирающие части коралла постепенно падают вниз, это приводит к росту основания всего рифа, ещё больше увеличивающему контраст рельефа. Как эпифиты на кораллах сидят моллюски, брахиоподы, полихеты, губки; некоторые виды, например, полихеты Eunice dubitata, Е. norvegica делают ходы в ветвях. В центре рифа высота зарослей над грунтом достигает в оптимальных условиях нескольких или даже 10-35 метров и более, т. е. вполне сопоставима с привычными нам лесами средней полосы. Ближе к краю рифа, с ухудшением условий, рост кораллов замедляется, риф становится ниже, появляются отмершие колонии. Вдоль рифа идёт зона обломков кораллов. Здесь доминируют губки, среди которых есть и губки, разрушающие мёртвые кораллы. В местах с ещё более ослабленной гидродинамикой на детритном шлейфе рифа развиваются сообщества детритофагов.

Распространение глубоководных коралловых рифов
Рис. 3.70. Распространение глубоководных коралловых рифов.
По Carins, Stanley (1981); Mikelsen et. al. (1982); Sumida et. al. (2004); Freiwald et. al. (2004). Карта отражает современный уровень знаний. Многие районы изучены ещё крайне недостаточно, особенно тропические и субтропические, несомненно, что глубоководные коралловые рифы распространены гораздо шире.
Аналогичные изменения происходят при передвижении к краю ареала. Сообщества губок и брахиопод юго-западной части Баренцева моря фактически есть не что иное, как обеднённое сообщество глубоководных коралловых рифов без кораллов. Таксономическое разнообразие сообщества L. pertusa довольно высоко: только в европейских водах в нём найдено 1317 видов макробентоса (www.eu-hemes.net).
Отдельные рифы образуют рифовые комплексы, протяжённость которых достигает десятков километров, они разрезаны понижениями дна, по которым проходит сброс тер- ригенного материала. За время функционирования сообщества могут образовать коралловые банки высотой до 200 м и диаметром до 5 км. Так, у берегов Флориды такая банка достигает 4,4 км длины, 400 м ширины и 150 м высоты при возрасте 20000 лет (Mortensen et al., 2000).
Все мадрепоровые кораллы (как сами, так и их скелеты) международной конвенцией СИТЕС (CITES — Convention of International Trade in Endangered Species of Wild Fauna and Flora) запрещены к перевозу через границы всех государств.
Кроме склерактиний глубоководные рифы образуют губки, при этом, в отличие от склерактиний, мелководные губковые рифы ныне отсутствуют, хотя и были обычны в отдельные периоды в прошлом.
<< | >>
Источник: И.А. Жирков. Жизнь на дне. Био-экология и био-география бентоса. 2010. 2010

Еще по теме Глубоководные рифы:

  1. Коралловые рифы – главные экологи планет
  2. Рифовые сообщества Особенности рифовых сообществ
  3. Абиссаль и ультраабиссаль
  4. Возникновение и эволюция рифовых сообществ
  5. Аркто-бореальное
  6. СИЛУР
  7. Глава IX БАТИМЕТРИЧЕСКОЕ ДЕЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ПЕЛАГИАЛИ
  8. 5.1. Структура и характеристика биоценозов
  9. Ценотические системы пастбищного и консортного типов
  10. Первая жертва расизма
  11. КРОМОЧНЫЙ ЭФФЕКТ
  12. Метод биотических разрезов
  13. Метод А.А. Шорыгина
  14. 17.3. АНТРОПОГЕННЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ 17.3.1. Город
  15. КТО СДЕЛАЛ ПЕРВЫЙ ШАГ
  16. Островная биогеография и экология
  17. МОРСКИЕ ОХОТНИКИ
  18. Влияние глубины на распространение бентоса
  19. Сообщества морских макрофитов[‡‡‡‡‡]
  20. МАТЕРИАЛ И МЕТОД