<<
>>

Вторая группа (изменение особенностей поведения)

Во вторую группу активного раздела мы относим различные приемы выработки у животных новых элементов и форм поведения на основе их индивидуального и группового опыта, различные способы генетики и селекции, позволяющие формировать нормы реакции животных, их характер и способности к определенным формам поведения в нужном для человека направлении.

Эти методы управления поведением животных имеют особое значение для доместицированных и доместицируемых животных, включая и животных, разводимых человеком. Одним словом эти приемы особенно важны при длительных контактах животных с человеком.

При доместикации животных человек в результате многовекового труда создал повые формы, отличающиеся своим поведением от первоначальных форм. При этом были стихийно применены определенные направления искусственного отбора для получения определенного типа темперамента животных и усиления или ослабления различных форм врожденного поведения.

Главным критерием доместикационного поведения, пишет Д. К. Беляев [1979], можно считать способность животных непосредственно контактировать с человеком, не бояться человека, подчиняться ему и размножаться в условиях, создаваемых человеком, что составляет необходимое условие любой формы хозяйственного использования животных. Одновременно человек вел индивидуальное и групповое обучение животных, вырабатывая у них многочисленные новые условные рефлексы, передающиеся потомству как в результате подражания родителям (сигнальная преемственность), так и вследствие повторного обучения. В основе этой системы обучения стоит прежде всего уменьшение страха перед человеком и приобретение в ряде случаев привязанности к нему. В то же время постоянно необходима и выработка основ послушания, которая в ряде случаев (особенно у копытных) базируется на оборонительном рефлексе животных [Баскин* 1977]. Теоретические вопросы селекции поведенческих особенностей и связанных с ней морфофизиологических изменений животных весьма интересно разобраны в опытах по доместикации серебристо-черных лисиц Д.

К. Беляевым [1979] и Д. К. Беляевым и JI. Н. Трут [1964].

Следует отметить, что в результате доместикации обычно резко изменяется оборонительно-пищевое поведение животных. Оно идет в сторону уменьшения системы оборонительных рефлексов, поскольку человек защищает домашних животных от большинства их естественных врагов. В то же время пищевое поведение не менее тесно связано с человеком, который обеспечивает их пищей. Таким образом, человек взял в свои руки основы оборонительпо-пищевого поведения домашних животных и уже тем самым создал базу для их доместикации. Возможно, что в связи с этим объем мозга у многих доместицированных животных (особенпо разводимых для получения мяса) значительно уменьшился с соответствующим уменьшением борозд и извилин [Боголюбский, 1959; Гептнер, Матюшкин, 1973]. В то же время С. Н. Боголюбский совершенно справедливо замечает, что «среди всех видов и пород степень утери характера диких предков весьма неодинакова. Более всего они утеряны у пород высококультурных. Но и здесь утеря шла в разных направлениях. У собак и лошадей умственные способности сделались более высокими. Бараны и свиньи, наоборот, утратили многое из умственных качеств своих диких сородичей. То же, вероятно, произошло и с крупным рогатым скотом» (с. 219). Можно сказать, что у доместицированных животных сложился новый стереотип поведения. Исходя из этого положения, А. А. Салганский [1974] подходит к вопросу современной доместикации диких копытных животных. Опираясь на свои эксперименты по доместикации пантовых оленей, антилоп-канн и других копытных в заповеднике Аскания Нова, а также лосей на лосефермах, этот автор считает, что основные комплексы воздействия на формирование доместикационных признаков поведения у копытных заключаются в следующем: «1) групповая тренировка животных с формированием управляемого стадного поведения как прием приручения; 2) систематический управляемый выпас стада в условиях естественных неогороженных пастбищ как определенная форма зоотехнического обслуживания; 3) искусственное воспитание молодняка с использованием импринтинга в период выпаивания молоком; 4) индивидуальная тренировка животных с целыо хозяйственного освоения — получения дойных самок и транспортных животных» (с.

61). При этом Салганский отмечает, что управляемая группа животных становится школой для всех ее членов и особенно вновь прибывших (групповое опосредованное обучение), а складывающиеся взаимоотношения делают группу целостной, способной к общим реакциям. Проведены исследования по изменению поведения лосей при их одомашнивании.

А.              П. Михайлов и П. Н. Витакова [1976] пишут, что лосята поступают в группу и проходят начальную стадию одомашнивания — приручение. Первоначальной задачей является преодоление страха перед человеком. Это достигается методом ручной выпойки с импринтингом человека. Эти авторы намечают четыре стадии импринтирования и отмечают, что лоси, прошедшие эти стадии, на всю жизнь теряют страх перед человеком и сохраняют постояшю привязанность к воспитателю и доверие к людям. Они указывают, что лосята, выращиваемые под лосиха- ми-матерями, ручными никогда пе становятся, всегда проявляют оборонительные реакции и для целей одомашнивания не пригодны. Е. П. Кнорре [1972] отмечает, что лосята, выпоенные молоком из бутылки, воспринимали кормящего их человека как свою мать. Эта привязанность к воспитателю с годами не утрачивалась и служила одним из главных стимулов удержания выросших ручных лосей в районе лосефермы при вольном выпасе в тайге.

Следует отметить, что указанные выше авторы считают, что импринтированные на человека дойные лосихи равнодушны к

лосятам и проявляют материнский инстинкт к доярке (рис. 62). Кнорре [1972] даже описывает следующий случай: одной из дойных лосих после четвертого отела оставили новорожденного лосенка. При первой же попытке лосенка пососать лосиху она стала избивать его передними ногами и нанесла ему смертельные увечья. Когда же доярка стала доить эту лосиху, та принялась лизать ей голову и плечи, издавая при этом тихий стон. Михайлов и Витакова [1976] отмечают, что импринтированные на человека самцы лося могут проявлять половой рефлекс к человеку, но сохраняют в то же время нормальные половые отношения с лосихами. Таким образом, можно думать, что и в данном случае, как это отмечалось нами выше, в результате импринтирования на человека, создавались своего рода «поведенческие аномалии» [Баскин, 1976а], которые, весьма вероятно, необходимы на начальных стадиях доместикации животных. Для таких начальных стадий одомашнивания С. Н. Боголюбский [1959] считает необходимым следующие приемы:              «Животное              приручается к

определенному человеку, который кормит и ласкает его. Человек гуляет с ним по дворику, переходит из помещения в помещение,

Рис. 62. Импринтированная лосиха проявляет материнский инстинкт к доярке. Печеро-Илычский заповедник

Фото Л. Салганского

Импринтированная лосиха проявляет материнский инстинкт к доярке. Печеро-Илычский заповедник

животное должно привыкнуть к своей кличке. Знакомить животное с каждым новым предметом и явлением нужно осторожно. Вырабатываются регламентированные условные рефлексы. С возрастом приручают к чистке щеткой, одеванию недоуздка. Умело надо знакомить животное с кормушками и пользованием ими. Позднее самки приручаются к массированию вымени, подстановке ведер для доимого молока и т. д.» (с. 231). Далее животные приучаются к перевозке людей и тяжестей, научаются послушно ходить за человеком.

Большой курс индивидуального и группового обучения проходят в онтогенезе все одомашненные животные, которые за ювенильный период приобретают набор условных рефлексов, необходимый для действенного управления их поведением.

В настоящее время доместицированные животные проходят «новый курс» обучения в связи с технизацией животноводства. Они приучены к электродойке, автоматическим поилкам, механизации раздачи корма и т. д. Проводятся даже эксперименты по управлению стадами коров при помощи радио.

В статье Ф. А. Жукова [1965] прекрас-по описано, как на свинофермах у поросят был выработан ряд условных рефлексов, обеспечивающих их свободный выгул, приход к кормушкам по звонку, дефекацию в специальных «уборных» и выполнение устных команд. Выработка таких условных рефлексов, как отмечает автор, дает в руки зоотехников могучие рычаги для управления поведением животных.

Особых приемов требует дрессировка животных для показа в цирке и дрессировка лошадей для спортивных целей. Чрезвычайно сложной стала дрессировка собак, которые заняли огромное место в хозяйстве человека. Можпо упомянуть о специальных сторожевых собаках, розыскных ищейках, пограничных собаках, охотничьих собаках разных пород, спасательной службе собак и целом ряде других «собачьих» специальностей.

Собаки и некоторые другие домашние и прирученные животные, постоянно соприкасаясь с человеком, кое-что он пего перенимают в своем поведении. К. Лоренц [1971] пишет: «В определенном отношении собака гораздо «человекоподобней» самой умной обезьяны. Как и человек, она — одомашненное существо, и, как человека, одомашненность одарила ее двумя свойствами: во-первых, освободила ее от жестких рамок инстинктивного поведения, что открыло перед пей, как и перед человеком, новые возможности деятельности, и, во-вторых, обеспечила ей ту непреходящую детскость, которая у собаки лежит в основе ее постоянной потребности в дружеской привязанности» (с. 119). К. Фабри [1971] в предисловии к книге Лоренца отмечает, что «одомашненное состояние, совместная жизнь с человеком, участие в его делах наложили глубокий отпечаток па все проявления интеллектуального поведения собаки» (с. И). Действительно, для тех людей, которые внимательно, но без излишнего очеловечивания наблюдают за поведением собаки и ее интеллектом, становится ясным, что собака в своем поведении многое переняла от своего хозяина, а поэтому [Лоренц, 1971] собака очень часто по своему характеру (и даже по выражению «лица») передко имеет черты сходства со своим хозяином, с которым провела свою жизнь.

Очень часто даже простая подкормка диких животных создает у них определенные рефлексы к человеку на основе пищевого подкрепления. Так, например, П. Г. Козло [1963] отмечает, что искусственные зимние подкормки диких кабанов в Беловежской пуще (в 1959—1962 гг.) привели к значительным изменениям в поведении этих животных. Изменения коснулись суточного цикла активности, отношения к человеку и других особенностей жизни. Кабаны стали концентрироваться на сравнительно больших участках леса близ подкормочных площадок. У пих очень быстро вырабатывались стойкие условные рефлексы на скрип полозьев, стук лопаты, голоса людей. Ориентируясь на эти раздражители, кабаны поднимались с лежек и сходились к площадке, несмотря на присутствие людей. Таким образом, отмечает Козло, при условиях систематической искусственной подкормки кабан из очень осторожного и обычно избегающего человечна животного превращается в полуодомашпенное животное. Следует заметить, что это происходило при условии отсутствия селекционного отстрела. Указанная закономерность обычпо наблюдается в условиях заповедности у большипства животных (олени, лоси, лани, медведи и т. д.). С. А. Корытин [1972] пишет, что при подкормке в природе песцов, нутрий и других зверей целесообразно придавать корму тот или иной запах, который в дальнейшем может быть использован в промысловый сезон на основе условного рефлекса в качестве аттрактанта. Об одном интересном эксперименте имеется упоминание в журнале «Природа», 1976, № 7. Там написано, что американские койоты (Canis latrans), нападая на овец, приносят немалый ущерб животноводству. Однако массовый отстрел их нецелесообразен, поскольку они уничтожают много вредных грызунов. Поэтому американские экологи К. Густавсон и Д. Келли предложили метод выработки новой модели поведения у койотов. В южной части штата Вашингтон разбрасывались туши овец, обработанные хлористым литием, который в дозе до 6 г несмертелен, но вызывает жестокую рвоту. После одной-двух кормежек таким мясом койоты приобретали стойкое отвращение к свежему мясу и не пападали на овец даже при благоприятных условиях. На опытной ферме количество овец, зарезанных койотами, в короткий срок снизилось па 50%. Как указывается в заметке, осталось выяснить лишь детали, необходимые для широкого внедрения.

Следует отметить еще один весьма важный аспект данной проблемы. При искусственном разведении рыб и их акклиматизации молодь обычно выпускается в естественный водоем без всякой предварительной подготовки. При этом, как указывает Т. С. Ле- щева [1974], большая часть молоди, не подготовленная к встрече с хищником, гибнет, впервые столкнувшись с ним после выпуска в естественные водоемы. Примеры этого можно видеть в статье К. Р. Фортунатовой [1968], описывающей питапие сомов молодью сазана: выходя из полоев (в низовьях дельты Волги), где происходил нерест сазана, скатывающаяся молодь этой рыбы идет вниз по течению сплошной лентой. При поворотах реки, там, где струя ударяется о берег, можно наблюдать большое скопление сомов. Глубина протока здесь у берега составляет около 1 м. Сомы лежат здесь в несколько слоев. Издали видны только головы, направленные против течения. Вся основная масса сомов остается неподвижной, лишь раскрывая огромные рты, в которые попадает сносимая течением молодь сазана. Такую «охоту» в дельте Волги приходилось наблюдать неоднократно в середине дня. Далее Фортунатова пишет: «Образование в дельте Волги кормовых скоплений сома, т. е. больших питающихся стан, хорошо известно работникам рыбоохраны. Неоднократно приходилось слышать от них о «биологических барьерах», которые устраивают сомы в средней зоне дельты вблизи от выходных каналов рыбоводных хозяйств. Особенно заметны такие скопления возле тех рыбоводных хозяйств, спускные каналы которых выходят в небольшие и сравнительно мелководные протоки. В 1952 г. в средней зоне дельты у хозяйства «Дуданаков» такие скопления сомов были обнаружены в конце июля, когда из хозяйства уходила в основном молодь сазана. Взятая для анализа питания проба показала, что скопления состоят из молоди сома длиной 22—39 см. Молодые сомы питались почти исключительно мальками сазана, которые составляли 88,2% всех заглоченных организмов» (с. 126).

Исходя из этих и других данных, Т. С. Лещева [1971] считает, что «обучение» на хищника является необходимым условием подготовки молоди рыб к выпуску ее в естественный водоем при искусственном разведении и при акклиматизации. Это обучение следует проводить с такой молодью промысловых рыб, которая ведет стайный образ жизни. Пуская в водоем со стаями мальков несколько хищных рыб, вполне возможно создать у мальков стайный оборонительный рефлекс на хищника за счет некоторого количества мальков, съеденных хищниками («плата стаи за обучение» — см. выше). В опытах Т. С. Лещевой этот вопрос разобран достаточно полно.

Создание необходимого набора оборонительных условных рефлексов у мальков, выпускаемых в естественные водоемы, несомненно представляет собой один из аспектов проблемы управления поведением животных. Если этот вопрос рассматривать шире, то он имеет прямое отношение к животным, разводимым в неволе (фазаны, куропатки и др.) и выпускаемым затем в охотничьи угодья. Поступая таким образом, мы обычно лишаем животных «социальной преемственности» и группового опыта и тем самым в значительной степени повышаем их доступность для врагов. То же можно предположить и в отношении акклиматизируемых животных, особенно для тех, которые выпускаются в совершенно новые для них районы с другим составом фауны, к которому не привыкли акклиматизируемые животные. В ряде случаев акклиматизированные животные, не знакомые с межвидовыми сигналами нового биоценоза, гибнут от хищников. Это отметил П. А. Мантейфель [1961а] в отношении нутрии (Муо- castor coypus), переселенной из Южной Америки в Советский Союз.

Весьма интересные данные о возможности «дрессировки» пчел приводятся в книге Н. П. Иойриша [1974]. Этот автор пишет, что издавна применяемый пчеловодами прием — кормление пчел медом с запахом того растения, на который следует направить деятельность этих насекомых, имеет очень большое значение для сельского хозяйства. В Институте пчеловодства пчелам внутри улья дали сироп с запахом сирени. На следующий же день на цветах сирени находилось пчел во много раз больше, чем на цветах других растений. «Дрессировка» пчел на красный клевер в одном из районов Московской области способствовала увеличению урожая семян клевера почти в 4 раза. Таким образом, указывает Иойриш, человек получил возможность управлять деятельностью пчел, посылая их на те культуры, которые требуют интенсивного перекрестного опыления. Для этого пчелам дают на ночь или рано утром 100 г. 50%-ного сахарного сиропа с запахом цветов того или иного растения. Техника приготовления сиропа проста: для одной пчелиной семьи берут 50 г сахара и растворяют в 100 мл кипятка, а в остывший сироп кладут цветки, очищенные от зеленых чашелистиков, и настаивают пе менее 2 час в закрытой посуде. Широкое применение «дрессировки» пчел, пишет Иойриш, позволит пчеловодам помочь резкому подъему урожайности таких важных культур, как гречиха, красный клевер, люцерна, яблоня, клубника и многие др.

Этот автор приводит следующий курьезный случай: в 1948 г. на пасеке одного из колхозов Ульяновской области на подкормку пчелам дали сироп из забракованпого сахара с запахом керосина. В тот же день возле авторемоптных мастерских было замечено большое скопление пчел. Запах керосина в течение двух дней возбуждал пчел, и они искали в природе нектар с этим запахом.

Мы привели примеры, показывающие, как человек может учитывать особенности поведения животных и управлять этим.

поведением в нужном для народного хозяйства направлении. Указанные знания совершенно необходимы для разных разделов хозяйства, а также для сохранения разных видов животных. Эти исследования следует развивать, получая и разрабатывая все новые методы управления поведением животных. Необходимо лишь помнить, что «ключи» от управления поведением следует употреблять с большим знанием этого дела, что эти «ключи» дают нам в руки мощные рычаги для управления фауной, ее составом и численностью. Неправильное пользование этими «рычагами» может привести и нередко приводит к совершенно нежелательным последствиям.

<< | >>
Источник: Б. П. М АНТЕИФЕЛЬ. Экология поведения животных. М.: Наука, 1980г. 220 с.. 1980

Еще по теме Вторая группа (изменение особенностей поведения):

  1. Суточные изменения оборонительно-пищевого поведения животных в связи с явлением приливов и отливов
  2. Глава 13. ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ
  3. Главнейшие особенности внешнего строения насекомых других групп
  4. Изменение размеров животных с изменением температурных климатических условий. 
  5. ГЛАВА ВТОРАЯ
  6. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  7. Вторая фаза метаболизма ксенобиотиков (реакции синтеза и конъюгации). 
  8. История формирования СТЭ, или «вторая дарвиновская революция»
  9. ГЛАВА ВТОРАЯ Движение сердца, наблюдаемое при вивисекции
  10. ГЛАВА ВТОРАЯ СИСТЕМА, БЕЗ КОТОРОЙ НАМ НЕ ЖИТЬ
  11. Глава вторая УЧАСТИЕ ПОЧВЕННЫХ МИКРООРГАНИЗМОВВ ПРЕВРАЩЕНИИ ВЕЩЕСТВ И ЭНЕРГИИВ БИОСФЕРЕ
  12. Адаптации на благо группы и адаптации групп
  13. История вторая. «Странная» гипотеза, «странные» камни...