<<
>>

Казахстан


В казахстанской части ареала сайгака в настоящее время выделяются три очага обитания животных, центральные части которых находятся в Бет- пакдале, на Устюрте и Волжско-Уральских песках (рис. 33). Контакты между этими очагами всегда были слабыми (Фадеев, Слудский, 1982), а в последнее десятилетие не отмечались совсем (Грачев, Бекенов, 1993). Увеличению изоляции обитающих в этих районах группировок (точнее - популяций) сайгаков в немалой степени способствовали различные внешние препятствия (каналы, проволочные ограждения, заборы, огороды и др.), воздвиттгутые в последнее время на путях прежних переходов животных.
На протяжении года в более или менее постоянных районах обитания сайгаки в Казахстане держатся зимой (с ноября-декабря до начала-середины марта), в конце весны (в мае) и летом (с начала-середины июня до начала- середины сентября). Остальное время года занимают миграции. В аномальные
по погодно-климатическим условиям годы территориальное размещение сайгаков может отличаться от средне-многолетнего.
Ареал и размещение популяций сайгаков в Казахстане
Рис. 33. Ареал и размещение популяций сайгаков в Казахстане: 1 - районы летовок; 2- районы зимовок; 3 - основные миграционные пути; 4 - северная граница степей; 5 - северная граница полупустынь; 6 - северная граница пустынь; 7 - северная граница субтропических пустынь; 8 - границы горных областей. Зоны обитания популяций: 9 - уральской; 10 - устюртской; 11 - бетпакдалинской
Весеннее размещение (в период отела). В зависимости от состояния пастбищ и наличия водопоев в разные годы сайгаки удаляются весной от районов зимовок в северном направлении на разные расстояния, и географическое расположение мест отела по годам неодинаково. Непосредственно выбор места для отела зависит, кроме этих факторов, и от степени беспокойства животных.
В междуречье Волга-Урал основные места отела сайгаков в 40-50-х годах располагались в окрести, пос. Пятимар (Раков, 1956), в 1961 г. - в междуречье Кушум-Урал между поселками Каленый и Чапаево, в 1966 г. - около Ка- мьгшсамарских озер и северо-восточнее пос. Азгир, в 1971-1973 гг. - вдоль хаков ур. Шимак, в окресгн. пос. Тас, Ахмедшкола, Суюндук, около Аралсора, в ур.
Аузашик, в 1985-1993 гг. - на участках между пос. Джангала-Калмыково-Ицдер, Балкудук-Азгир-Суюндук, юго-западнее Хакисора (Фадеев, Слудский, 1983; Грачев, Бекенов, 1993), то есть на территории протяженностью около 200 км с севера на юг и 300 км с запада на восток.
На Устюрте места массового отела животных в 1962 и 1964 г. - участки между колодцами Куше, Айдабол, Тасатау и южнее песков Сам, в 1971-1972, 1974, 1976-1977 гг. - Матайкум, Косбулаксор, у колодцев Тассай и Шайота, в 1979 г. - между песками Сам и Матайкум, в 1980 г. - на р. Эмба, в 1985-1993 гг. - ур. Донгызтау, Асмантайматай, Тассай, Оймаут, плато Жельтау и Чаграй, р. Эмба (Фадеев, Слудский, 1983; Грачев, Бекенов, 1993), то есть на территории протяженностью около 300 км с севера на юг и 300 км с запада на восток.
В Центральном Казахстане (бетпакдальская популяция сайгаков) в 1965-1993 гг. места массового отела располагались вблизи рос Тургай и Кабыр- га (в 1965-1968, 1970-1971, 1974-1975, 1988, 1990 гг.) около р. Улыжиланшик (в 1969-1972, 1975, 1977, 1988-1989, 1991 гг.), на р. Байконур - в 1966, 1968, 1974 гг., в окрести, оз. Челкар-Тенгиз - в 1965, 1992, 1993 гг.), у оз. Шоштан - в 1965, 1967 гг., у р. Сарысу - в 1969, 1971, 1973, 1975, 1988, 1990, 1992 гг., у р.
Терсак- кан - в 1977-1978 гг. Наиболее северное место массового отела - на р. Иргиз южнее с. Карабутак (1976 г.) наиболее южное - у оз. Каракоин (в 1975 и 1989 гг.), не считая одиночных животных, которые приносят потомство на всем протяжении от Северных Кызылкумов и Муюнкумов до целинных совхозов Актюбинской или Акмолинской областей (Фадеев, Слудский, 1982; Поле и др., 1980; Грачев, Бекенов, 1993). Территория, на которой происходит массовый отел сайгаков, имеет протяженность около 400 км с севера на юг и 700 км с запада на восток.
Площадь мест отела сайгаков в разных районах составляла от 100 до 9000, чаще 150-900 км2, численность скоплений - 10-200, чаще 50-150 тыс., плотность населения животных - 5-600, чаще 15-400 особей на 1 км2.
Летнее размещение. В междуречье Волга-Урал в конце 40-х - начале 50-х годов сайгаки в летний период держались на территории ограниченной линией: ст. Сайхин - ст. Кайсацкая (с запада) - пос. Козталовка - пос. Фурманово - оз. Акмамык - пос. Битик (с севера) - пос. Мергенев - пос. Калмыкове (с востока) - пос. Аксай - пос. Карасу - оз. Арал-сор - ст. Сайхин (с юга), то есть примерно в полосе между Чижинскими разливами на севере и Волжско-Уральскими песками на юге (Раков, 1956). После снижения и депрессии численности в 60-х годах районы летнего размещения животных располагались уже южнее, в основном в северной части Волжско-Уральских песков от пос. Суюндук, Азгир, на западе до пос. Калмыково, Тас на востоке. По мере увеличения численности, сайгаки летом вновь стали заходить к пос. Джангала (1972 г.), а позднее - на Чижинские разливы, в верховья рек Малый и Большой Узень, р. Ащиозек, к пос. Урда, Сайхин, Джанибек. Плотность населения сайгаков в местах летовок составляла 5-13 особей на 1 км2 (Фадеев, Слудский, 1982; Бекенов и др., 1990; Сарсенгали- ев, Карпов, 1990 и др.).
Устюртская популяция сайгаков в начале 50-х годов размещалась летом в основном на восточном побережье Каспийского моря между р. Эмба на севере и заливом Мертвый Култук на юге, в меньшей мере - на территорий, прилегающей к р. Урал с востока от оз. Индер и р. Уил на юге до р. Калдыгай- ты и пос. Каратюбе на севере, а также на п-ове Бузачи (Раков, 1956). В 60-е годы основное поголовье животных держалось в районах к югу от р. Эмба: плато Мынсуалмас и Чаграй, восточная часть Устюрта, п-ова Мангышлак и Бузачи (в некоторые годы), колодцы Кебер, Айдабол, Чурук и в других местах с постоянными водными источниками. В 70-90-е годы, по мере увеличения численности, сайгаки продвигаются севернее и держатся летом по бассейнам рек Эмба, Кайнар, Сагыз, Уил, в Мугоджарах. В годы с обильными осадками и хорошей сохранностью пастбищ животные летуют южнее этих мест.
Основные места летовок бетпакдальской популяции сайгаков - бассейны рек Улькояк - Иргиз - Тур гай - Улыжиланшик - Терсаккан - оз. Тенгиз, где животные держатся ежегодно и в большом количестве. В период максимальной численности в 70-е годы, а также в засушливые годы сайгаки регулярно появлялись на территории целинных совхозов "Карабутак”, иБаскудукскийн, "Шилинский", "Бестауский", "Буревестник", "Сосновский", "Дзджавинский", "Нахимовский", "Ковыльный", "Целинный", "им. Матросова", "Терсакканский", "Степняк" и других Актюбинской, Кустанайской, Тургайской, Целиноградской, Джезказганской и Карагандинской областей. Обитают сайгаки летом и в восточной части Мугоджарских гор. В Бетпакдале, где постоянных водоемов мало, а растительность быстро выгорает, сайгаки держатся в северной ее части во влажные годы, но обычно лишь в первую половину лета - до середины июня- середины июля (Фадеев, Слудский, 1982; Грачев, Бекенов, 1993). В небольшом количестве сайгаки остаются на лето в Южном Прибалхашье; в междуречье Или-Топар они отмечались чаще во второй половине 70-х годов (Поле и др., 1980). В Северных Кызылкумах небольшие табунки сайгаков в летний период встречали в 1971-1976 гг. вдоль р. Жанадарьи и южнее пос. Джусалы (Фадеев, 1977), а в 1976-1984 гг. - на месте бывшей дельты р. Сырдарьи и прилегающих участках высохшего дна Аральского моря (Мазин, 1986). Плотность популяции сайгаков в основных районах летнего обитания составляет чаще 5-20, иногда до 50-80 и более особей на 1 км2, на перифздийных участках она более разрежена (0,2-5 на 1 км2).
Общая площадь районов летовок сайгаков в Казахстане 300-350 тыс. км 2 (Фадеев, 1974), то есть в 3-4 раза больше, чем районов зимовок.
Зимнее размещение. Характер зимнего размещения сайгаков определяется доступностью кормов, что в свою очередь связано с высотой и плотностью снежного покрова. Животные зимуют в пустынях, где высота снега обычно не превышает 15-17 см, а чаще составляет 5-10 см.
Уральская популяция сайгаков в мягкие зимы (1947/48, 1960/61 гг.) размещалась вдоль северной границы Волжско-Уральских песков на широте Арал- сор-Новая Казанка-Калмыково, в средние по снежности зимы 1953/54, 1964/65, 1984/85, 1989-1992 гг. - южнее, на широте сел Азгир-Новый Уштоган-Махамбет, в многоснежные зимы 1949/50, 1951/52, 1967/68, 1972-1977, 1986-1988 гг. откочевывали на юг до Каспийского моря, заходя иногда в тростниковые заросли на его северном побережье (Раков, 1956; Фадеев, Слудский, 1982; Грачев, Бекенов, 1993). Площадь зимовок в разные годы составляла 4-15, чаще около 9 тыс. км2, а плотность популяции - 5-140 особей на 1 км2.
Устюртская популяция сайгаков зимует в основном в северной части плато Устюрт: окрести, с. Бейнеу, пески Сам и Матайкум, соры Асмантайма- тай, Косбулак, Кошкарата, ур. Тассай, северная часть Каракалпакии. В очень мягкие зимы 1962-1964 гг. основная масса сайгаков зимовала несколько севернее этих мест в окрести, колодца Кугу сем. В многоснежные зимы 1967/68, 1971- 1976, 1979/80, 1986/87 гг. основные места зимовок располагались южнее, примерно по линии ст. Сайутес - сор Каратулей - мыс Актумсык на побережье Аральского моря (Фадеев, Слудский, 1982; Грачев, Бекенов, 1993). В зимние периоды 1965/66, 1968/69, 1973-1975 гг. сайгаки в количестве до несколько тысяч особей проникали в Туркмению и зимовали в Сарыкамышской впадине (Ишадов, 1975). Площадь зимовок в Казахстане составляла 2,8-12,3 тыс. км2, а плотность популяции 11,6-19,5 особей на 1 км2 (Фадеев, Иванов, 1988). В Каракалпакской части Устюрта в октябре-ноябре 1973-1974 и 1980-1984 гг. плотность населения сайгаков составляла 1,5-4,3 особей на 1 км2 (Реймов, Карабе- ков, 1986), в Туркмении - 1-2 особи на 1 км2 (Ишадов, 1975).
Бетпакдалинская популяция сайгаков в обычные по количеству осадков зимы (1958-1960, 1961-1963, 1969-1971, 1972-1974, 1978/79, 1980-1983, 1984/85, 1988-1993) размещалась севернее р. Чу примерно от железной дороги Чу- Моинты на востоке до Телекульских озер на западе, а также в Таукумах, Ары- скумах, южной части Приаральских Каракумов. Небольшие скопления животных зимуют в некоторые годы в окрести, оз. Челкар-Тенгиз, ст. Аральск и Сак- саульская. До 60-х гг. часть популяции зимовала в Алакульской котловине и Северном Прибалхашье. В 1963-1965 гг. сайгаки зимовали несколько севернее обычных мест - в центральной части Бетпакдалы (пески Жетыконур, оз. Кара- коин, м/с Кокашик). В многоснежные зимы 1971/72, 1975-1977, 1983/84, 1987/88 гг. (высота снега 15-25, местами до 30-40 см) сайгаки смещались от основных мест зимовок в юго-восточном направлении, в массе держались в Муюнкумах, появлялись в окресгн. ст. Отар, Узун-Агач, а в зиму 1975/76 г. доходили до Капчагая, Чилика, отдельные стада поднимались в горы Заилийского Алатау (напротив Каскелена) до высоты 2400 м над у.м. В Северном Приаралье зимой 1971/72 г. при высоте снежного покрова 15-30 см сайгаки заходили в поселки, на окраины г. Аральска, а из Арыскумов и низовий р. Сарысу сместились к хр. Каратау и в северную часть Кызылкумов (Фадеев, Слудский, 1982; Грачев, Бекенов, 1993). Общая площадь зимовок этой популяции в разные годы изменяется от 39 до 78, а чаще составляет около 60 тыс. км2.
Перемещения и миграции. Сайгаки в Казахстане ежегодно совершают весенние и осенние миграции между районами зимовок и летовок. Вызваны они необходимостью смены пастбищ и влиянием глубокого снежного покрова. Общее направление весенних миграций - северное, северо-западное, осенних - южное, юго-восточное (рис. 33). Сроки, пути, расстояния и скорость миграций могут отличаться в разные годы и в разных районах в зависимости от погодноклиматических условий, состояния пастбищ, наличия водопоев, степени беспокойства животных, различных искусственных препятствий и др.
Тропы сайгаков на местах зимовок. Казахстан, долина р.Чу, декабрь 1991 г.
Р и с. 34. Тропы сайгаков на местах зимовок. Казахстан, долина р.Чу, декабрь 1991 г.
Фото Ю. А. Грачева
Весенние миграции уральской популяции сайгаков в 60-90-е годы начинались в период с середины марта до середины апреля, устюртской - с середины марта до конца апреля, бетпакдалинской - с середины февраля до середины апреля, в основном, в зависимости от сроков схода снежного покрова. Районов летнего обитания животные достигают обычно в первой половине июня, в засушливые годы - уже в мае, во влажные • во второй половине июня-июле. Стада, состоящие из одних самцов, приходят на места летовок на 3-4 недели раньше, чем самки с детенышами, и та небольшая часть самцов, что задерживается вместе с самками в местах отела. Продолжительность весенних миграций составляет в большинстве лет 2-3 месяца.
Миграционные пути животных приурочены к равнинным участкам местности, огибают различные естественные и искусственные препятствия (горы, озера, вязкие солончаки, изгороди и т.д.) и проходят по наиболее кормным местам, где имеются и водные источники. В междуречье Волга-Урал выражены два миграционных "коридора": западный • от мест зимовок на север параллельно границе с Астраханской областью по линии Новый Уштоган-Азгир-Суюндук- Урда-Хакисор и далее в направлении Аралсора и Чижинских разливов и восточный • параллельно р. Урал по линии Новобогатинское - Тас - Ахмедцпсола - Камышосамарские озера - оз. Едильсор, иногда далее в направлении пос. Локтев, Чесноков, Тельнов (Сарсенгалиев, Карпов, 1990).
На Устюрте сайгаки, зимующие в районе песков Сам и южнее, двигаются на север в направлении: Косбулаксор-колодец Тассай-ур. Донгызтау - ур. Кашкарата • плато Чаїрай - р. Эмба-горы Мугоджары. Часть животных из тех же мест зимовок мигрирует на северо-запад к ур. Мынсуалмас и далее в направлении поселков Кульсары, Макет, Досор. Сайгаки с п-ова Мангышлак и Бузачн двигались на север примерно параллельно восточному побережью Каспийского моря. Железную дорогу Атырау-Октябрьское животные пересекали чаще на участке между ст. Макат и Жарлы. Сайгаки, зимующие в Тайсюган- ских песках и их окрестностях (севернее железной дороги Атырау-Октябрьское), смещались весной на север в направлении пос. Кара-Тюбе (Бурдепов, 1977; Фадеев, Слудский, 1982; наши наблюдения).
Бетпакдалинская популяция сайгаков мигрирует с мест зимовок в двух направлениях: северном и северо-западном. Основная часть животных, зимующих в южной части Бетпакдалы, по р. Чу, в Муюнкумах, Таукумах двигается в северном направлении широким фронтом (от оз. Балхаш до р. Сарысу), пересекает Бетпакдалу и выходит к железной дороге Джезгазган-Жарык. В засушливые годы сайгаки пересекают эту дорогу до начала отела (в апреле), во влажные • после отела (в июне-июле) и смещались далее к северу в направлении р. Терсаккан и оз. Тенгиз. Другая (в последние годы значительно меньшая) часть животных из тех же мест зимовок пересекает р. Сарысу и двигается в полосе между пос. Байконур и Приаральскими Кавракумами на северо-запад к pp. Улыжиланшик, Тургай, Иргиз, Улькояк. Соотношение численности этих двух частей в разные годы неодинаково: до 1988 г. больше животных мигрировало в северо-западном направлении, после 1988 г. - в северном. Сайгаки, зимующие в Арыскумах и Приаральских Каракумах, двигаются на северо-запад тем же путем отдельными скоплениями или соединяются в некоторые годы с мигрантами из Бетпакдалы. Из окрестностей г. Аральска и ст. Саксаульской животные мигрируют на север к pp. Тургай, Улькояк или далее в направлении пос. Баскудук, Карабутак. В годы максимальной численности (1971-1976) сайгаки мигрировали севернее, чем обычно, и доходили до пос. Баянаул и Семизбугу Павлодарской области, севернее г. Целинограда, к оз. Щучье, оз. Кушмурун, г. Актюбинску, в Северо-Казахстанскую область (в лесостепь), где они отмечались в последний раз в XVIII в. (Фадеев, Слудский, 1982).
Весенние миграции сайгаков. Казахстан, долина р. Чу, апрель 1972 г.
Рис. 35. Весенние миграции сайгаков. Казахстан, долина р. Чу, апрель 1972 г.
Фото Ю. А.Грачева
Сезонные миграции сайгаков в обратном направлении начинались в августе-сентябре обычно после выпадения осадков (холодного дождя, снега) или резкого снижения температуры воздуха. Миграции проходят в несколько потоков ("волн") с интервалами в сотни километров между скоплениями мигрирующих животных. Районов зимовок животные достигают в ноябре-декабре, то есть длительность осенних миграций составляет 3-4 месяца.
Пути осенних миграций примерно те же, что и весной, но часть животных, как показывает проведенное в 1985-1993 гг. мечение сайгачат, возвращается к местам зимовок по другим маршрутам. В междуречье Волга-Урал из помеченных в мае 1991 г. неподалеку от р. Урал 2591 сайгачат 46 (1,7%) добыты осенью в том же регионе (возвращались на юг тем же путем, которым двигались на север), а 3 (0,1%) - на границе с Астраханской областью (300 км западнее), то есть в другом миграционном потоке.
Осенние миграции животных через р. Урал и далее в южном направлении (а весной в обратном), наблюдавшиеся в первой четверти XIX в. (Эверсман, 1850), уже в начале 50-х годов XX в. совершались нерегулярно, а лишь в джутовые годы (Раков, 1956). Известны миграции сайгаков через р. Урал в 1948-1949, 1971-1975, 1978-1983 гг., но они не носили массового характера. Местами переправы небольших групп животных чаще были пологие участки, малопосещае- мые людьми, между пос. Актогай и Орлик, протяженностью около 50 км (Фадеев, Слудский, 1982; Трощенко, 1986). В последнее десятилетие миграций через р. Урал не отмечалось, что связано с увеличением численности людей, распашкой земель, рытьем каналов, возведением различных изгородей, заборов и прочих сооружений в этом регионе.
В устюртской популяции животные, помеченные весной в период миграции на север вдоль побережья Аральского моря (ур. Кошкарата, Тассай), добывались осенью на пути движения на юг вдоль побережья Каспийского моря (окрестности пос. Досор).
В бетпакдалинской популяции сайгачата, помеченные в западной части области распространения (около pp. Жиланшик, Тургай), добывались восточнее г. Жезгазгана (400-500 км восточнее места мечения) и наоборот, помеченные в восточной части (около ст. Кызылжар), добывались далеко на западе (пункт Акшал). Эти факты свидетельствуют о том, что в районах летовок, зимовок происходит перераспределение животных и их миграционные пути не остаются постоянными в разные годы (а иногда и в тот же год). Перераспределение же сайгаков происходит за счет различных перемещений не только в меридиональном, но и в широтном направлениях.
Скорость миграций животных при обилии корма и наличии водопоев составляет 5-20 км в супси, при резких похолоданиях, осадках или отсутствии воды увеличивается до 40-45 км. Молодые сайгаки в возрасте 10-20 суток уже мигрируют вместе со взрослыми, проходя ежесуточно по 10-15 км. Расстояние, которое проходят животные за время миграции (по прямой в одну сторону), составляет для сайгаков бетпакдалинской популяции 600-1200 км, успортской - 300-600 км, уральской - 200-300 км.              ,
Кроме регулярных весенних и осенних миграций сайгаки совершают и другие перемещения в разных направлениях в пределах районов зимовок и летовок, вызываемых самыми различными причинами. Весной (в мае) откочевку животных вызывали заморозки; в 1969 г. сайгаки резко сместились от р. Улы- жиланшик на 35-40 км к югу к оз. Обальг (Фадеев, Слудский, 1982), а в 1992 г. сконцентрировавшиеся перед отелом самки от северной окраины Волго- Уральских песков быстро ушли на юго-запад на 70-80 км вглубь песчаных массивов.
В летний период неоднократно наблюдались откочевки сайгаков (в разных направлениях) из мест, где пересыхали водные источники, а также перемещения в районы, где выпадали дожди и появлялись лужи с водой.
В междуречье Урал-Кушум и в пойме р. Сарысу обилие кровососущих насекомых вызывали откочевки животных подальше от рек в места с низким травостоем, хорошо обдуваемые ветром (Раков, 1956; Олсуфьев, Формозов, 1953). Пожары, от которых летом 1948 г. в Волжско-Уральском междуречье выгорели участки степи протяженностью до 200 км, также вызвали массовые перемещения сайгаков в разных направлениях (Раков, 1956). Летние засухи являются причиной как местных перемещений животных в поисках лучших пастбищ, так и более дальных (за пределы обычных районов летовок), какие наблюдались, например, в годы максимальной численности. В засушливые 1946, 1951 гг. сайгаки доходили до ж.д. Саратов-Актюбинск и даже севернее (Раков, 1956), а в 1965, 1967-1969, 1974-1975 гг. почти до городов Кустаная, Оренбурга, Орска, до ст. Джетыгора, пос. Боровое Кокчетавской обл., пос. Пресновке и Благовещенское Северо-Казахстанской обл. (Фадеев, Слудский, 1982). В Казахском нагорье, где в обычные годы сайгаки встречаются* изредка лишь по его южным окраинам, в засушливые 1974 и 1975 гг. они доходили до южных окраин высоких гор Темирши, Кызылрай, Жаксы-тагыли и севернее - до гор Сары- тау, Кызылтас, истоков р. Токрау (Капитонов, 1980).
В осенний период после того, как замерзнут водоемы, но снежный покров еще не установился, весьма обычны откочевки сайгаков назад в северном или восточном направлениях на расстояние в несколько десятков километров в места, где снег уже лежит.
Зимой основные причины перемещения животных - глубокий снег, гололед, буран. Сайгаки при многоснежье перекочевывают на ровные участки, где снег выдувается ветром (например, вдоль Чу-Илийских гор) или в места с пересеченным рельефом (грядовые или бугристые пески, возвышенности), где имеются бесснежные или малоснежные участки и можно найти корм. В ближайшие пески, саксаульники, заросли чия, а иногда тростники сайгаки уходят с открытых мест во время снежных буранов. Перемещения сайгаков из-за многоснежья чаще происходят в южном направлении, но если снег на юге более глубок, то и в северном, что имело место в междуречье Волга-Урал в 1954 г., на Устюрте - зимой 1941/42 гг. (Раков, 1956), в Бетпакдале - в 1975 г. (Фадеев, Слудский, 1982).
Помимо местных кочевок в особо суровые зимы бывают далекие перемещения животных за пределы обычных районов зимовок. В междуречье Волга- Урал зимой 1941/42, 1955/56, 1956/57 гг. небольшие группы сайгаков появлялись в пойме р. Волги и переходили по льду на правый берег, а зимой 1949/50, 1951/52, 1953/54 гг. пересекали реку в обратном направлении (Раков, 1956; Банников и др., 1961). В январе 1952 г. несколько табунов сайгаков, двигающихся в южном направлении, встречено на льду Каспия в 80 км южнее г. Гурьева (Раков, 1956); заходы на лед отмечены также зимой 1972/73 г. (Фадеев, Слудский, 1982). На Устюрте в зимы 1965/66, 1968/69, 1973-1975 гг. сайгаки уходили на юг до Узбоя, Красноводского плато, ур. Капланкыр, Сарыкамышской впадины (Мамбетжумаев, 1966; Ишадов, 1975). Из района Бетпакдалы в снежные зимы 1975-1977 гг. сайгаки доходили до г. Джамбул, ст. Луговая, пос. Мерке, а также до ст. Чемолган, Каскелен, Алма-Ата, то есть на 150-200 км южнее и 400- 500 восточнее, чем в обычные годы (Фадеев, Слудский, 1982).
Местные перемещения сайгаков происходят и под влиянием хозяйственной деятельности человека. Концентрация людей и сельскохозяйственной техники во время сенокосов или большого количества стад домашних животных и чабанов также вызывают откочевку сайгаков из этой местности. Во время промысла неоднократно бывали случаи, когда после интенсивной охоты нескольких бригад стрелков в какую-либо ночь сайгаки уходили вдруг с этой территории на несколько десятков километров. Такую же реакцию вызывало преследование сконцентрировавшихся на время отела животных браконьерами на мотоциклах - все скопление перемещалось после этого на новое место.
Особенности размещения сайгаков по природным зонам н типы кочевок. Анализируя особенности сезонного размещения сайгаков в Северо-Западном Прикаспии по годам, можно установить следующие закономерности. Районы весенних, осенних и зимних концентраций зверей располагались преимущественно в полупустынях. В эти периоды смена районов обитания происходит в пределах полупустынных участков Прикаспия. При этом если в весенние и частично осенние месяцы сайгаки заселяли преимущественно северные районы, то в зимние месяцы они продолжительное время придерживались центральных и южных.
Характер размещения по зонам в летние сезоны существенно отличается по годам. В условиях влажного лета (1958 г. и др.) основное поголовье сайгаков держалось на полупустынных равнинах Прикаспия, и лишь часть зверей на короткий период (июнь) заселяла сухие степи Ергенинской возвышенности. В засушливые годы, напримqgt; в 1957 г., районы концентрации в период засухи также располагались в сухих степях Сало-Ергенинской возвышенности. Наконец, в особо засушливые годы (1959 г.) районы летних концентраций занимали широкую полосу сухих степей, при этом сайгаки проникли далеко к за-паду и заселили даже дерновинно-злаковые степи по р. Салу. Такой характер использования сайгаками территории Северо-Западного Прикаспия в значительной степени определялся особенностями питания этих копытных.
В соответствии с сезонными особенностями питания сайгаков наблюдается известная смена ими района обитания и привязанность к тем или иным пастбищам, особенно весной й в первой половине лета.
Весной сайгаки явно тяготеют к тем равнинным районам, где господствуют растительные группировки с преобладанием или со значительной примесью злаков и эфемеров. Если ранней весной в начале вегетационного периода звери находят сочные корма в южных районах Прикаспия, то во второй половине весны по мере усыхания пастбищ их поголовье смещается к северу. Северные районы полупустынного Прикаспия имеют весной наиболее богатые злаковые, злаково-полынные и полынно-злаковые пастбища. Во многих районах северного Прикаспия на участках "скотобоя" буйно развиваются эфемеры, которые играют большую роль в весеннем питании сайгаков. Весенние корма (злаки и эфемеры), имеющие до 75-89% влажности, полностью удовлетворяют потребность животных в воде, и сайгаки, как правило, весной не посещают водопои.
Со второй половины мая, а в годы сильных засух и раньше начинается массовое усыхание трав, и весенние пастбища Сарпинской низменности теряют привлекательность, так как злаки быстро засыхают. Сказывается также и известная скученность многих тысяч самок с молодняком на небольшой территории, поэтому сайгаки покидают эти северные районы, широко кочуя и заселяя другие районы Прикаспия. Особенно в годы засух сайгаки выселяются в сухие степи Сало-Ергенинской возвышенности и Кумо-Манычской впадины. С наступлением летнего периода сайгаки придерживаются не только злаковых, нlt;Г~ выпасаются на полынных и полынно-солянковых пастбищах, где поедают оа тавшиеся зелеными злаки и полукустарнички (прутняк, сочные солянки, эфед) ? и т.д.). Поедаемосгь кормов в засушливый период в значительной степени о11 ределяется сочностью растений, а не только их кормовыми достоинствами. с летний период при диффузном распределении сочных кормов наблюдается чь1 тая смена пастбищ. Уже с мая начинают регулярно посещать водопои, и в зі ' периоды характер размещения сайгаков по территории определяется наличие1 доступных водоемов. Часть поголовья в годы засух постоянно обитает окої 1 озер, каналов и артезианских колодцев на юге Черных Земель.
В годы с влажным летом сайгаки, не нуждаясь в водопоях, широко заа ляли разнообразные пастбища в полупустынной части равнинного Прикаспи лишь часть поголовья выселялась в сухие степи Сало-Ергенинской возвыыга ности.
В осенне-зимние месяцы сайгаки, как правило, концентрируются в мі лоснежных районах полупустыни, где преобладают пастбища с обилий пустынных полукустарничков. Если в начале осени звери придерживаются злі ковых пастбищ (Сарпинская низменность), где их привлекают вторичные веге тирующие злаки, то в конце осеннего периода они бывают привязаны исклю чительно к полынно-прутняко-солянковым ассоциациям. Поздней осенью (і ноябре) каждый год сайгаки держатся большими стадами к югу от оз. Сарщ где прутняковые и белополынно-прутняковые ассоциации с примесью соляної составляют 62-81% всех пастбищ. Этот район, особенно лощина Давай, служи местом их постоянной концентрации и в зимний период. При заселении зимой других полупустынных районов животные также придерживаются пастшц: господством прутняка.
Расположение районов зимних концентраций зависит не только от те па пастбищ, но и от режима снежности. Во время снежных буранов и метелей сайгаки заходят в бугристые пески, а также в заросли тростника, рогоза и других высоких растений по берегам рек и озер, где ищут защиту от сильных и холодных ветров. Полей и других сельскохозяйственных земель они избегают (только в годы сильных засух в местах, где нет водопоев, охотно посещают посевы кормовой ржи, кукурузы, суданки и других культур).
Итак, полоса полупустынь равнинного Прикаспия, благодаря комплексности растительного покрова, служит местом обитания сайгаков большую часть года. Используя мозаичное распределение растительных сообществ степного и пустынного облика, звери в пределах одной зоны могут существовать при постоянной смене районов обитания.
В засушливые годы летом наблюдается массовое выселение сайгаков за пределы полупустынь в сухие степи западных районов ареала, где животные находили не только лучшие летние пастбища, но и широкую сеть доступных водоемов. Если в современный период сухие степи служат местом летовок преимущественно в засушливые годы, то в прошлые годы, когда районы эти были менее заселены человеком, они могли служить местом летнего обитания и в нормальные годы. Тенденция к заселению сухих степей наблюдается и во влажные летние сезоны.
Отмеченные выше закономерности в размещении сайгаков по природным зонам частично присущи также и популяциям сайгаков в азиатской части ареала. Например, в Западном Казахстане основные районы летовок и зимовок располагаются в полосе полынно-злаковых и полынно-злаково-солянковых полупустынь. Однако в годы засух (например, в 1951 г.) в этой части ареала сайгаки встречались летом и в более северных районах - в ковыльно- типчаковых и даже в ковыльно-разнотравных степях. В многоснежные зимы (1949/50 и 1951/52 г.) районы зимовок размещались в полынно-солянковых пустынях. Аналогичная картина сезонного размещения характерна и для остальных казахстанских популяций сайгаков. Следует отметить, что к востоку от Урала популяции сайгаков на зиму перемещаются в основном в зону северных пустынь, что связано с региональными условиями распределения зональной растительности и особенностями погоды, в частности, с распределением снежного покрова в этой части ареала.
В то же время для устюртской и бетпакдалинской популяций характерно то, что больше всего времени (6-8 мес.) в году эти популяции проводят в пределах пустынной зоны, несколько меньше - полупустынной и очень мало - в степной. Так, районы зимовок устюртской и бетпакдалинской популяций находятся практически целиком в пустынной зоне, уральской - тоже больше в пустынной, чем в полупустынной. Места отела уральской и бетпакдалинской популяций приурочены к этим двум зонам примерно в равной степени, а устюртской - чаще к пустынной, чем полупустынной. Летовки всех популяций находятся преимущественно в полупустыне, хотя часть животных остается на лето и в пустынях; в пределы степной зоны сайгаки заходят нерегулярно. На о-ве Бар- сакельмес (в пустыне) популяция сайгаков обитает круглогодично.
Как видно из приведенных выше материалов, происходит постоянное перераспределение районов концентраций сайгаков на территории. Кроме коротких периодов, связанных с размножением, строгой привязанности к какому- то определенному участку у этих копытных не существует. Частая смена районов обитания - характерная черта экологии сайгаков. Наиболее существенные отличия в характере размещения основной массы зверей наблюдаются в весенне-летние и зимние периоды, что обусловлено сезонным.изменением качества пастбищ и степенью доступности корма в связи с образованием снежного покрова, а также особенностями биологии самих животных в период гона и рождения молодняка. Сайгаки очень чутко и быстро реагируют на резкие отклонения погодных условий (засуха, образование снежного покрова и т.д.). В этих ситуациях наблюдаются массовые перемещения стад животных на далекие расстояния, часто за пределы обычных районов обитания. Анализ многолетних данных позволяет выделить два основных типа перемещений этих копытных: местные, или кормовые, и сезонные.
Первый тип характеризует передвижение стад сайгаков внутри районов сезонного обитания в поисках более кормовых пастбищ, под влиянием кратковременных изменений погоды и других, часто случайных причин. Эти кочевки не приурочены к определенным срокам и не имеют постоянных направлений. Разные группировки, а иногда и стада сайгаков перемещаются часто в разных направлениях.
Как правило, местные кочевки не приводят к выселению сайгаков за пределы обычных сезонных районов обитания.
Второй тип перемещений - сезонные миграции - качественно отличается от первого. Под сезонными миграциями следует понимать такйе'перемещения, которые более или менее одновременно захватывают большую часть популяции сайгаков, т.е. имеют определенную периодичность во времени, строгую направленность и большую дальность переходов. В результате таких перемещений происходит резкая смена районов обитания, которая приурочена к определенным фенологическим периодам явлений природы данного географического района.
В Прикаспии и Казахстане наиболее постоянны по срокам, направлению и более массовы весенние перемещения сайгаков, которые следует рассматривать как сезонные миграции. Они наблюдаются регулярно и приводят к смене районов обитания, в результате чего происходит концентрация сайгаков, в основном самок, в определенных районах. Массовые скопления размножающихся самок в так называемых "родильных домах" наблюдаются преимущественно в северных частях ареала на стыке природных зон - полупустынь и сухих степей. В Прикаспии в прошлые годы таким местом была Сарпинская низменность, а в Казахстане северная часть Тур гайской низменности и другие районы. Постоянство весенних миграций определяется поисками удобных мест для отела и наличием весенне-летних пастбищ с хорошими кормовыми возможностями. Протяженность и направление весенних миграций, а также дислокация "родильных домов" подвержены значительным изменениям как в отдельных частях ареала, так и по годам. v              ^
К сезонным миграциям следует, видимо, отнести и перемещения сайгаков, наблюдаемые в первой половине лета, когда из районов полупустыни звери уходят в сухие степи. Однако в современных условиях эти перемещения нерегулярны и отмечаются только в засушливые годы, что также носит вторичный характер, так как степные участки распаханы и имеют густую сеть населенных пунктов.
Кочевки во второй половине лета непостоянны и зависят от состояния летних пастбищ. Во влажные годы сайгаки постоянно могут держаться в определенных районах полупустынь, перемещаясь по пастбищам. Напротив, в годы, когда засуха охватывает большие площади, наблюдаются массовые передвижения животных в более увлажненные районы сухих степей с наличием рек и озер. В годы особо сильных засух они могут уходить довольно далеко за пределы обычных мест обитания к северу. Во время многоснежных зим известны наиболее дальние забега сайгаков к югу, когда отдельные стада достигали р. Сулак, заходили по льду на о-ва Тюлений и Чечень. Аналогичные выселения этих копытных отмечались и в Казахстане, когда в зиму 1976/77 г. они появились в предгорьях Заилийского Алатау.
В Казахстане основное поголовье сайгаков во время таких стремительных откочевок устремляется в южном направлении, что ведет к заселению животными зоны пустынь, где они находят корма даже при многоснежье. Напротив, в Прикаспии при выселении на юг сайгаки попадают в малопригодные для жизни районы с пересеченным рельефом, где в тому же условия снежности всегда более суровы. В случае длительных снегопадов это может вызвать значительную гибель животных, как это имело место, например, зимой 1953-54 г.
Перемещения, носящие характер массовых выселений за пределы обычных районов обитания, следует, видимо, рассматривать как особую разновидность сезонных миграций, поскольку они приурочены к зимнему или летнему периоду, причем зимой звери преимущественно перемещаются в южном, а летом в северном направлении. Экологическое значение таких миграций состоит в том, что популяции сайгаков, мигрируя из многоснежных районов или из зон с сильной засухой, выходят за пределы распространения таких погодных аномалий, несмотря на большие потери, сохраняют часть поголовья и тем самым переживают неблагоприятные периоды. С прекращением действия неблагоприятных факторов среды они возвращались в обычные районы обитания.
К какому же зонально-ландшафтному типу следует отнести сайгака? Одни исследователи рассматривают его как типичного обитателя северных пустынь и в качестве основных аргументов приводят данные о распространении сайгака в Казахстане, ссылаясь на состав его кормов в этом регионе. В частности, сторонники этого мнения указывают на то, что основные места размножения сайгака размещались преимущественно в северных пустынях (Бетпак-Дала и другие районы) и что его кормовой рацион очень напоминает рацион верблюдов - типичных обитателей пустынь (Афанасьев, i960; Васенко, 1950). Сторонники противоположной точки зрения рассматривают сайгака как степного животного, отмечая при этом, что в прошлом (XVII-XIX вв. и ранее) этот зверь широко населял разнотравно-типчаково-ковыльные и типчаково- ковыльные степи как в Европе, так и в Азии. Появление оседлого населения людей, распашка степей и хищнический промысел в прошлом привели к полному вытеснению сайгаков из степей в полупустыни и пустыни, где они широко расселились в настоящий период. Исследователи, придерживающиеся этой точки зрения, полагают, что современное распространение сайгака носит вторичный характер и обусловлено в основном антропическим воздействием на фау- нистические комплексы степной зоны (Кучерук, 1959).
Наконец, существует и еще одна точка зрения, согласно которой областью коренного обитания сайгака является полоса полупустынь. Комплексность растительного покрова этой полосы определяет возможность обитания копытных здесь большую часть года (сезонные кочевки в обычные годы не выходят за пределы полупустынь). В периоды сильных засух места летовок смещаются севернее и частично располагаются в степной зоне. Однако в типичных степях сайгаки появляются нерегулярно; по-видимому, и в прошлые века их забеги в мезофильные степи также наблюдались не ежегодно, а только в наиболее засушливые годы (Банников и др., 1961). В зоне настоящих полынно- солянковых пустынь эти звери появляются лишь в многоснежные зимы. При определении экологического облика сайгака сторонники этой точки зрения указывают, с одной стороны, на существование биоморфологических отличий этого животного от настоящих пустынников, например джейрана, а с другой, на слабые экологические связи сайгаков с настоящими степями даже летом (Бергтрин, 1948; Слудский, 1955).
На основании анализа современных материалов по размещению и миграциям сайгаков, а также данных о прошлом распространении и биологическим особенностям этих животных мы считаем более правильно относить сайгака к коренным обитателям переходной природной зоны, т.е. зоны полупустынь. Есть все основания полагать, что именно в полупустынях находится экологический оптимум сайгака, поскольку здесь этот зверь находит наиболее благоприятные условия обитания и в первую очередь набор кормовых растений во все сезоны года. Большая под вижность при высокой стадности дает возможность сайгакам полнее использовать кормовые ресурсы отдельных биотопов полупустыни в различные сезоны года. Тесная связь этих копытных с полупустынями наиболее рельефно выступает при рассмотрении кормовых отношений со средой обитания.
Изучение сезонных особенностей питания сайгака показало, что основу его питания составляют две группы кормов: первая включает пустынные полу- кустранички (прутняк, солянки, эфедра, полыни), а вторая засухоустойчивые злаки (пырей, типчак, ковыль, полевичка). Злаки господствуют в питании в ранневесенний пфиод (показатель значения этой группы равен 85,7%), однако важную роль они продолжают играть до середины лета. Значение пустынных полукусграничков постепенно возрастает от ранней весны к зиме и составляет, %: в ранневесеннем питании 15,3; весеннем 20,4; летнем 51,6; осеннем 84; зимнем 82,9. Среди полукусграничков доминирующее положение занимают прутняк, веточки которого являются излюбленным кормов для сайгака в течение большей части года (см. главу 6).
Эти основные кормовые растения наиболее широко распространены в переходной полосе, лежащей на стыке степей и пустынь, которая выделяется в самостоятельную зону полупустынь.
Некоторые адаптивные особенности морфологии сайгака также указывают на давнюю связь этого копытного с полупустынями. Господствующим типом бега для сайгака является иноходь. На бегу животное низко, почти до земли, опускает голову и быстро движется по прямой, не делая резких поворотов. Такая специализация к передвижению вызвала появление целого ряда морфоанатомических особенностей как опорно-двигательного аппарата, так и всего телосложения этого копытного (Бергтрин, 1948; Банников, 1954). Этот тип бега мог возникнуть, несомненно, при условии исконного обитания зверя в равнинных местностях с низкорослой разреженной растительностью на твердых почвах, т.е. в полупустынях. В настоящих степях с их густым, высоким сомкнутым травянистым покровом такой бег явно затруднителен.
Вместе с тем, следует подчеркнуть, что процветание и само существование популяций сайгаков, населяющих северные аридные зоны, возможно путем освоения не только территорий полупустынь, но и сопредельных природных зон. В годы с экологическими аномалиями (засухи, многоснежные зимы) зона нормальной жизнедеятельности сайгаков (зона оптимума) смещается в летний период к северу - в степи, а зимой в пустыни, где эти копытные и переживают неблагоприятные периоды. Характер сезонного размещения сайгаков в настоящий период подтверждает эту мысль. Тенденции к заселению этими копытными степных участков в летний период и проникновению их зимой в зону настоящих пустынь проявляются во всех частях ареала. С этих позиций наличие ненарушенных степных и пустынных ландшафтов является необходимым условием существования популяций сайгаков (Жирнов, 1978; Жирнов, 1985). Отмечая тесные экологические связи сайгаков с полупустынями, не следует исключать и того, что несколько столетий назад, когда степи были мало освоены человеком, крупная и, может быть, даже независимая от полупустынной популяция этих зверей регулярно обитала в некоторых степях, например, в южных европейских. С освоением степей эта популяция вымерла, а сохранились лишь популяции, осваивающие зоны полупустынь и северных пустынь. При этом если в Северо-Западном Прикаспии сайгаки большую часть года связаны с полупустыней, находя здесь необходимые кормовые и защитные условия для существования и выселяясь в северные пустыни и степи лишь в многоснежные зимы и засухи (Жирнов, 1985), то в районах, расположенных восточнее (в междуречье Волга-Урал, а еще в большей степени - в ареале устюртской и бетпакдалинской популяций) полупустынная зона является лишь местом летнего обитания животных, а зимуют они в пустынях, причем не только в многоснежные, но и в обычные по количеству осадков годы. Биоморфологические особенности сайгака (телосложение, строение дыхательных путей, тип бега), возникшие как адаптация к обитанию в равнинной местности с низкорослой растительностью, характеризуют его как типичного обитателя не только полупустынь, но и равнинных северных пустынь, какими являются, например, Бетпакдала или Устюрт.
Таким образом, анализ состояния популяций показывает, что наиболее многочисленные "процветающие" популяции сайгаков существуют в тех регионах северных аридных зон, где имеется наиболее полное сочетание степных, полупустынных и пустынных территорий: в Северном и Центральном Казахстане (Тургайская столовая страна, Бетпак-Дала и Прибалхашье), Северном Устюрте и, в меньшей степени, в Северо-Западном Прикаспии. Наиболее оптимальный вариант сочетания территорий трех северных аридных зон (степи, полупустыни и пустыни) представлен в той части ареала, где обитает бетпакда- линская популяция сайгаков. - самая многочисленная с упорядоченной пространственной структурой.

<< | >>
Источник: В. Е. Соколов, Л.В. Жирнов. САЙГАК. ФИЛОГЕНИЯ СИСТЕМАТИКА, ЭКОЛОГИЯ, ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ. Москва, 1998. 1998

Еще по теме Казахстан:

  1. АДЕНОВИРУСНАЯ ИНФЕКЦИЯ ОВЕЦ И КОЗ
  2. Кожанок Бобринского Eptesicus bobrinskii Kuzyakin, 1935 (II, 61)
  3. МанулFelis manul Pallas, 1776 (II, 335)
  4. СелевинияSelevinia betpakdalensis Belosludov et Bazhanov, 1938 (II, 222)
  5. СТРЕПЕТOtis tetrax L.
  6. ДРОфАOtis tarda L.
  7. ОСПА ВЕРБЛЮДОВ Camel pox (англ.); Variole du chemau (франц.); Kamelpocken (нем.); Photo-Shootur (исп.)
  8. ПИЩЕВАРИТЕЛЬНЫЙ ТРАКТ (морфологический и функциональный аспекты)
  9. Ботанико-географическая зональность
  10. История ареала сайгака в послеледниковое время.
  11. РОЗОВЫЙ СКВОРЕЦSturnus roseus L.
  12. УХОД ЗА ПОСЕВАМИ
  13. Исследования по эрозии почв
  14. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИРОДНЫХ УСЛОВИЙ ЮГО-ВОСТОКА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
  15. ЛАНДШАФТНО-БИОТОПИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ КОМАРОВ