<<
>>

Система управления и рационального использования ресурсов сайгаков

Организация промысла. В первые годы (1951-53) промысел сайгаков в Прикаспии и Казахстане осуществлялся силами обществ охотников, которые вели как отстрел животных, так и переработку заготовленной продукции, но эта форма организации имела много недостатков из-за нарушения режима добычи и низкого качества заготовленной продукции.

В Северо-Западном Прикаспии в 1956 году было организовано первое в России специализированное сайгачье охотничье хозяйство - Астраханский госпромхоз, а в 1977 годы был создан и второй госпромхоз - Калмыцкий (г. Элиста), которые до последнего времени вели организованный промысел сайгака на правобережье р. Волги.

В Казахстане, начиная с 1963 г., были организованы специализированные госпромхозы: Бетпакдалинский - в 1963 г., Ир гизский (Актюбинск™) - в 1971 г. В 1973 г. госпромхозы были переданы из системы Казохотрыболовсоюза в подчинение Управлению госохотпромхозов Казглавохоты. В дальнейшем были организованы еще Уральский, Атырауский и Сузакский госохотпромхозы и производственные участки "Устюрт" и Кызьш-Ординский. Госохотпромхозы и производственные участки входят в республиканское производственное объединение "Охотзоопром", наделенное правительственным постановлением в 1989 г. монопольным правом добычи сайгаков и сбыта промысловой продукции.

В каждом госохотпромхозе имеется 1-2 приемных пункта, оборудованных холодильниками, жилыми и подсобными помещениями, цехами для обработки туш животных и др. Иногда приходится вести промысел за 300 км и более от приемных пунктов, в таких случаях для хранения и вывоза мяса применяют авторефрижераторы (Фадеев, Шаад, 1978).

Создание госпромхозов позволило более рационально вести освоение ресурсов. Добычу сайгаков в этих хозяйствах стали вести бригады профессиональных охотников, которые за счет хозяйств обеспечивались оружием, автомашинами и другим необходимым оборудованием.

Материальная база в хозяйствах также была усовершенствована - построены холодильники и заготовительные пункты по первичной переработке туш добытых животных. На эти хозяйства также были возложены функции охраны (сгерьская служба), учеты поголовья и контроль за состоянием популяций сайгаков не только в период промысла, но и круглый год. С организацией госпромхозов значительно улучшилось качество заготавливаемой продукции, были созданы условия для контроля за соблюдением правил промысла по всей технологической цепочки от учета поголовья и добычи животных до переработки и реализации продукции.

В этих условиях сгало возможным применять на практике научные рекомендации по срокам, нормам и составу добываемых животных, что позволило более рационально использовать ресурсы сайгаков. Многолетняя практика ведения промысла показала эффективность и целесообразность такой формы организации. В настоящее время промысел сайгаков также ведется на базе специализированных хозяйств в тех регионах Казахстана, где сохранились промысловые группировки сайгаков. Вместе с тем, в связи с переходом экономики России и Казахстана к рыночным условиям и возможной передаче земель в частную собственность, создается новая ситуация и для функционирования охотничьего хозяйства, что может в корне изменить организацию промыслового освоения ресурсов сайгаков.

Основные принципы управления популяциями. При становлении системы управления ресурсами сайгаков ведущую роль сыграли научно-прикладные исследования, которые интенсивно велись по изучению экологии и охране популяций этих копытных. Выбор стратегии и тактики хозяйственного использования ресурсов сайгаков определяются биологическими особенностями данного вида и, в частности, спецификой многолетних колебаний численности отдельных популяций. На основе анализа и обобщения результатов исследований и многолетней практики ведения промысла можно сформулировать основные принципы управления популяциями сайгаков.

Размер и состав добычи. Величина промыслового изъятия должна быть сопряжена с ходом естественных колебаний численности популяций, т.е.

в периоды нарастания численности ежегодные нормы добычи должны быть на уровне прироста, а в периоды депрессии численности промысел следует закрывать полностью или вести его на минимальном уровне. Только такой дифференцированный подход к установлению ежегодных норм добычи может обеспечить долговременное устойчивое использование ресурсов без подрыва основного поголовья копытных. Была рекомендована следующая схема норм добычи:
  • в периоды нарастания численности из популяции без ущерба для расширенного воспроизводства можно изымать до 20-25% поголовья;
  • в периоды депрессии численности при тенденции сокращения общих запасов промысел необходимо полностью закрывать или вести в ограниченных объемах в пределах 8-10% от предпромысловой численности.              Анализ материалов по ведению промысла показывает, что указанные нормы ежегодного отстрела часто не выдерживались. В Казахстане, например, ресурсы сайгаков в некоторые годы использовались недостаточно полно и нормы были занижены - в среднем добывалось не более 5-10% от имеющихся запасов, т.е. степень освоения ресурсов была ниже оптимальной, что вело к ненужной потере части поголовья. С другой стороны, известны случаи завышения норм отстрела. Так, в Калмыкии до 1968 года в отдельные сезоны размеры промысла достигали 35-40% поголовья, и при наступлении последующих экологических аномалий (засухи, многоснежные зимы) численность сайгаков резко снижалась. В результате (1968-1970 гг.) популяция на несколько лет исключалась из сферы хозяйственного использования (Жирнов, 1982). Аналогичная ситуация имела место и в Казахстане. Так, в 1972-76 гг. промысловое изъятие достигало максимальных величин: от 194 тыс. особей в 1971 году до 501 тыс, в 1975 году, т.е. до 35,6% поголовья. В то же время в эти годы экологическая обстановка была очень напря-женной. Зимой 1971/72 гг. в Казахстане наблюдался джут, во время которого погибло около 400 тыс. сайгаков. В 1974 и 1975 годы наблюдались сильные засухи, в^лед за которыми наступила многоснежная зима с массовой гибелью сайгаков и снижением плодовитости самок. В итоге численность поголовья сократилась в Казахстане более чем в 2 раза (Фадеев, Слудский, 1982).

Исследование динамики численности популяций, проведенные нами (Жирнов, 1982) на основе системного анализа и методов математического моделирования, подтвердили гфедложенные принципы дифференцированного нормирования промысловой добычи.

При разработке оптимальных норм промыслового изъятия очень важно установить минимальное воспроизводственное поголовье;* которое, с одной стороны, можно эксплуатировать и, с другой стороны, сохранять как остаточное поголовье, необходимое для воспроизводства на будущие годы. Так, нами на период (1980-85 гг.) минимальная хозяйственная численность в Калмыкии была рекомендована на уровне 250-300 тысяч особей, а для казахстанских - 900- 1000 тыс. сайгаков (Жирнов, 1982). Анализ состояния популяций, проведенный за последние 10 лет, показал правильность сделанных экспертных оценок хозяйственно-оптимального уровня численности. Сокращение запасов сайгаков в Калмыкии до уровня 100-150 тыс. особей уже не обеспечивало расширенного воспроизводства и привело к тому, что данная популяция потеряла промысловое значение.

Нормирование состава добываемых животных должно исходить из принципа адекватного изъятия в соответствии с оптимальной структурой популяции, которая имеет следующие показатели: взрослых самцов - 18,3-22,1%; взрослых самок - 32,9-46,8% и остальную часть составляют сеголетки обоего пола (Жирнов, 1982; Фадеев, Слудский, 1982). Исходя из такой структуры, состав добываемых на промысле сайгаков должен укладываться в следующие лимиты: доля взрослых самцов* (старше 1,5 лет) - не более 15%, остальную часть квоты должны составлять примерно поровну самки и молодняк обоего пола. В силу ярко выраженной полигамии и повышенной естественной смертности самцов (особенно после гона) доля взрослых самцов должна строго регулироваться. Усиленный выборочный отстрел самцов, как наиболее крупных особей, практиковавшийся в отдельные годы в Калмыкии и Казахстане, приводил к нарушению структуры и снижал воспроизводственный потенциал популяций. В литературе имеются указания, что выборочный отстрел самцов из-за рогов в прошлые годы мог быть основной причиной полного вымирания отдельных популяций, особенно после многоснежных и суровых зим (Адольф, 1948; Раков, 1956; Банников и др., 1961; Слудский, 1963).

Состав добываемых животных в Казахстане за период промысла претерпел значительные изменения. В 50-70-х гг. отстреливали преимущественно взрослых животных: самцы составляли 25-60% ежегодной добычи, а сеголетков добывались около 5% (как случайный пристрел). Такой подход, если и можно считать оправданным, то только в первые годы опромышления той или иной популяции, когда в ней много старых животных. В дальнейшем же это ведет к снижению прддуктивности популяции из-за большого изъятия наиболее плодовитых взрослых самок и преобладания молодых, у которых и плодовитость, и выживаемость относительно ниже. С начала 80-х годов доля взрослых самцов в ежегодной добыче была уменьшена до 15-20%, а сеголетков - увеличена до 10%, взрослых самок добывалось 70-75%. Тем не менее, состав добываемых животных не был адекватным естественной половозрастной структуре популяций, поэтому в конце 80-х годов внесены коррективы в рекомендации по заготовкам, согласно которым доля сеголетков в общей добыче увеличена до 30-40% (Грачев, Бекенов, 1993).

Сроки промысла. Рациональными сроками промысла следует признать такие, при которых бы не нарушались естественные биологические ритмы и, с другой стороны, те периоды, когда животные имеют максимальный вес и хорошую упитанность. В Северо-Западном Прикаспии оптимальные сроки промысла - с 10 октября по 1 декабря.

Сроки промысла сайгаков в Казахстане определены существующими "Правилами охоты" с 1 сентября по 30 ноября. Такая большая их растянутость вызвана недостаточной технической оснащенностью и сложностью организации промысла, особенно в последние годы. С учетом наивысшей продуктивности животных оптимальным для их добычи был бы период 1 октября-30 ноября, но в настоящее время госохотпромхозы за этот срок не успевают заготовить рекомендуемое к добыче количество сайгаков. Нельзя согласиться с предложением (Фадеев, Слудский, 1982) прекращать промысел лишь 10-15 декабря, поскольку в некоторые годы во вторую декаду декабря, а у части животных - в первую, уже идет гон. В указанные периоды сайгаки держатся крупными стадами, молодняк уже достаточно подрос и может быть объектом заготовок, т.е. в эти сроки промысла можно получить максимум качественной продукции при минимальных затратах труда и времени охотников. При организации спортивной охоты, преимущественно на-самцов с целью добычи трофеев - рогов, можно рекомендовать более ранние сроки охоты - с 15 августа.

Способы промысловой охоты. В начальный период сайгачьего промысла применялись самые разные способы добычи (дневной отстрел с загоном на стрелков, нагоном с автомашины и другие), но все они имели недостатки, т.к. не обеспечивали массовых заготовок или наносили урон поголовью из-за большого количества подранков или плохого качества продукции. В результате для целей промысловой охоты были признаны эффективными только два способа добычи.

Ночная охота с применением мощных фар (прожекторов), которые устанавливаются на грузовых машинах. При такой охоте ночью грузовые автомашины выезжают в район размещения стад сайгаков, идут со скоростью 15-10 км/час и с помощью поисковой фары с узким лучом находят стадо сайгаков, и автомашина начинает сближаться с сайгаками. На расстоянии 100-150 м от стада автомашина останавливалась, и фарщик включал мощную фару- прожектор (1000-1500 вт), которая слепит животных, и они останавливаются или идут по лучу на автомашину. В это время 2-3 стрелка покидают автомашину, подходят к стаду сайгаков и ведут отстрел животных из гладкоствольных охотничьих полу-автоматических ружей типа "Браунинг". Отстрел ведется крупной картечью не далее 30-35 м, что при прицельной стрельбе почти исключает возможность ухода подранков. Наиболее удачная охота бывает в темные ветреные ночи. При такой охоте опытная бригада охотников из 4-5 человек может добыть за 5-6 часов до 100-150 сайгаков. Как показала многолетняя практика, ночная охота с фарой достаточно эффективна при массовых заготовках и не наносит большого побочного урона поголовью сайгаков. Промысловая охота этим способом регламентировалась специальными инструкциями, выполнение которых контролируется охотинспекторами.

Бригада охотников-промысловиков Астраханского Госпромхоза.

Рис. 81. Бригада охотников-промысловиков Астраханского Госпромхоза.

Калмыкия, январь 1958 г.

Фото Л.В. Жирнова

В 1979-81 гг. в Калмыкии Центральной лабораторией охотничьего хозяйства и заповедников Главохоты Российской Федерации был разработан и внедрен в практику новый способ промысловой добычи с применением сетевого переносного кораля-ловушки, в которую на мотоциклах загоняются на небольшой скорости все или большая часть стада сайгаков. Пойманных в кораль- ловуппсу сайгаков забивают на месте или живьем доставляют на стационарные заготовительные пункты, где происходит разделка туш и всю продукцию доводят до товарной кондиции. Преимущество этого метода состоит в том, что такая промысловая добыча осуществлялась в более короткие сроки с меньшими затратами труда и с получением максимального количества мясной и другой продукции с сохранением высокого качества. Кроме того, этот метод искусственно не нарушает половую и возрастную структуру популяции, tjc. происходит адекватное изъятие всех групп животных (Максимук, 1982). При этом методе можно также вести более эффективный контроль за режимом промысла.

Прирученные сайгачата охотно пьют молоко из бутылочки с соской.

Рис. 82. Прирученные сайгачата охотно пьют молоко из бутылочки с соской.

Фото Б. И. Петрищева

В настоящее время в Казахстане применяются два способа промысловой добычи сайгаков: ружейный отстрел ночью с помощью дополнительных источников света (Фадеев, Шаад, 1978) и отлов переносными сетевыми коралями (Максимук, 1986). Способом отлова добывали в 1986-1988 гг. 10-15 тыс. (10- 20% от общих заготовок), в 1989-1993 гг. - 29-53 тыс. (40-50%) сайгаков. Уральский госохотпромхоз с 1968 г. применяет только сетевые корали, остальные - оба способа добычи.

Оценивая сложившуюся систему управления промысловыми популяциями сайгаков, следует указать, что критерии оценки биологической "чистоты" промысловых технологий еще далеки от совершенства, поскольку мы часто не располагаем полной информацией о состоянии популяций по необходимым параметрам. В частности, не разработаны экспресс-методы слежения по феногенетическим признакам (маркерам) за состоянием популяций сайгаков. Работы, проведенные в некоторые годы в Калмыкии в этом направлении, показали, что калмыцкая популяция, возможно, деградировала не только в связи с измнением среды обитания, но также из-за направленной промысловой элиминации, которая воздействовала на ту часть популяции, которая была наиболее адаптирована к среде обитания, т.е. промысел выполнял роль направленного отбора в микроэволюционных процессах (см. главу 2).

В заключение следует указать, что стратегия управления популяциями сайгаков в настоящее время должна быть направлена на разработку путей и методов нейтрализации отрицательных антропических факторов, воздействующих на продуктивность популяций и их среду обитания, а также на поиски обоюдовыгодных компромиссов между охотничьим хозяйством и интенсификацией сельского и других отраслей хозяйства аридных зон России и Казахстана.

Один из возможных путей такого взаимодействия - совершенствование форм освоения ресурсов сайгаков на основе разработки биологических и технологических основ разведения сайгаков в условиях неволи на специальных фермах (ранчо), что позволит значительно повысить продуктивность засушливых земель и сохранить уникальный генофонд сайгаков. Высокая коммерческая стоимость продукции, получаемая от этих копытных, в сочетании с биологическими показателями (скороспелость, высокая плодовитость, полигамия и хорошая приручаемость) сайгака как вида позволяют отгіести его к весьма перспективным объектам ранчеводства в засушливых областях Евразии. Однако в настоящее время практическая реализация проектов по организации специальных охотничьих ферм с полувольным разведением сайгаков затруднительна в силу отсутствия технологии разведения сайгаков на малых территориях, а также из-за общей экономической нестабильности и отсутствия необходимы* законодательно-правовых основ ведения охотничьего хозяйства в России и Казахстане.

<< | >>
Источник: В. Е. Соколов, Л.В. Жирнов. САЙГАК. ФИЛОГЕНИЯ СИСТЕМАТИКА, ЭКОЛОГИЯ, ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ. Москва, 1998. 1998

Еще по теме Система управления и рационального использования ресурсов сайгаков:

  1. Глава 13. РЕСУРСЫ САЙГАКОВ: ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И УПРАВЛЕНИЕ
  2. НАПРАВЛЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТОРФЯНЫХ РЕСУРСОВ
  3. О РАЦИОНАЛЬНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ И СОХРАНЕНИИ БОЛОТИ ЗАБОЛОЧЕННЫХ ЛЕСОВ КАМЧАТКИ В XXI ВЕКЕ
  4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ
  5. Структура торфяных ресурсов Западно-Сибирской равнины и направления их использования
  6. В. Е. Соколов, Л.В. Жирнов. САЙГАК. ФИЛОГЕНИЯ СИСТЕМАТИКА, ЭКОЛОГИЯ, ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ. Москва, 1998, 1998
  7. Общие положения по 'использованию навоза в системе удобрения в севообороте
  8. ГИГИЕНИЧЕ СКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К СИСТЕМАМ НАВОЗОУДАЛЕНИЯ И КАНАЛИЗАЦИИ. ГИГИЕНИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ НАВОЗА И ПОМЕТА
  9. Глава V ВОЗМОЖНОСТИ И МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ ПОВЕДЕНИЕМ ЖИВОТНЫХ
  10. ЗНАЧЕНИЕ РЫБЫ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ РАЦИОНАЛЬНОГО РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА
  11. Управление популяциями
  12. «Активные» методы управления поведением
  13. Управление фотосинтезом
  14. Управление популяциями культурных и сорных растений
  15. «Пассивные» методы управления поведением
  16. Глава 15. ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ САЙГАКОВ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД ,
  17. Численность сайгаков в XX веке
  18. Опыт содержания сайгаков в зоопарках мира