<<
>>

Влияние хозяйственного освоения земель на популяции и среду обитания сайгаков.

  В современный период аридные зоны стали ареной интенсивной хозяйственной деятельности человека. При этом научно-технический прогресс внес большие изменения в формы и средства освоения этих зон, в объемы и географию природопользования.
В результате этого оазисная система использования природных ресурсов аридных областей стала перерастать в тотальную систему, при которой стало возможным вовлекать в хозяйственную сферу значительные по площади территории с трансформацией природных ландшафтов.
В пределах современного ареала сайгака антропические изменения природных ландшафтов достигли значительного объема. В этой связи одной из важнейших задач экологии является выяснение и анализ последствий антропи- чесзсих изменений в природе с целью разработки наиболее оптимальных вариантов природопользования, в частности, ограничение негативных воздействий на популяции сайгаков.
Наибольшая трансформация природной среды под воздействием хозяйственной деятельности произошла в Северо-Западном Прикаспии и на примере обитающей здесь европейской (калмыцкой) популяции можно проследить последствия антропического воздействия на динамику численности и устойчивость популяций сайгаков. В ранее опубликованных работах дан детальный анализ воздействия антропических факторов на популяцию сайгаков на разных этапах хозяйственного освоения земель в Северо-Западном Прикаспии (Банников и др., 1961; Жирнов, 1978, 1982, 1985; Близнюк, 1982, 1995; Жирнов, Максимук, 1994).
Процесс интенсивного хозяйственного освоения в пределах европейской (калмыцкой) популяции сайгаков начался в середине 60-х годов, когда начался так назывемый "подъем" сельского и других отраслей хозяйства в Калмыкии. Не касаясь всех деталей этого процесса, отметим, что практика интенсификации хозяйственного освоения земель оказалась неоправданной как по экономическим показателям, так и в плане рационального использования природной среды как арены жизни (И.Зонн, 1995; С.Зонн, 1995 и др.).
Основная отрасль сельского хозяйства Калмыкии - животноводство отказалось от сезонного использования естественных пастбищ и перешло к стационарному выпасу скота круглый год на постоянных участках. Одновременно было увеличено поголовье скота, и в итоге резко снизилась продуктивность пастбищных угодий и большие территории потеряли значение как пастбища и для сельскохозяйственных животных, так и для сайгаков. Вслед за этим был сделан и второй ошибочный шаг - началась распашка пастбищ под кормовые культуры и широкая кампания по мелиорации земель со строительством разветвленной сети оросительных каналов. На территории Калмыкии в пределах ареала сайгаков функционируют несколько крупных обводнительнооросительных систем, при этом общая протяженность оросительных каналов, по которым подается вода на орошаемые земли и на обводнение пастбищ составляют более 1300 км. Площадь орошаемых земель достигла более 100 тыс. га и около 700 тыс. га обводненных пастбищ. В итоге площади сайгачьих угодий сокращались, и на месте естественных пастбищ пролегла густая сеть оросительных каналов и большие массивы орошаемых земель. Создание густой сети обводнительно-оросительных каналов коренным образом меняет облик полупустынь Прикаспия, что влияет на условия существования сайгаков в этой части ареала.
В результате Калмыкия лишилась больших площадей естественных пастбищ, появились многочисленные заболоченные солончаки, массивы сыпучих песков, стали пересыхать колодцы, а поселки и кошары овцеводов засыпаться песками. Этот процесс опустынивания охватил большую часть территории Калмыкии, которая в настоящее время объявлена зоной экологического бедствия. Южные районы Калмыкии, где раньше размещались хорошие зимние пастбища, т.н. "Черные Земли", превратились в настоящую песчаную пустыню и были исключены из хозяйственного использования (Трофимов, 1995; Резников, 1995).
Интенсивное развитие сельского хозяйства и промышленности сопровождалось строительством новых крупных населенных пунктов (пос. Молодежный и др.) и расширением старых населенных пунктов (пос. Утта и др.). Все это привело к значительному притоку временного и постоянного населения в полупустынные районы - в места обитания сайгаков. Сильно расширена сеть магистральных (Элиста-Астрахань, Элисга-Волгоград и др.) и проселочных дорог, которые пересекают в разных направлениях территорию и прилежащих областей Калмыкии. Так, если в 1960 году протяженность автодорог с твердым покрытием составляла около 100 км, то к 1986 году их было 1604 км и инстенсив- ность движения на автодорогах сильно увеличилась.
В итоге за последние 20-25 лет антропическая трансформация ландшафтов сухих степей и полупустынь Северо-Западного Прикаспия достигла критического уровня, и в этих условиях популяция сайгаков, как биологическая система, стала давать сбои, и заложенные длительной эволюцией адаптивные возможности были исчерпаны, что грозит при дальнейшем возрастании антропических факторов сокращением общей численности, деградацией популяции и вплоть до полного исчезновения этого вида в этом регионе (Жирнов, Макси- мук, 1994).
Каковы же механизмы воздействия и последствия хозяйственного освоения Северо-Западного на европейскую (калмыцкую) популяцию сайгаков?
Как мы отмечали выше (глава 5), в ходе хозяйственного освоения земель пространственная структура была нарушена, что привело к сокращению зоны основного обитания и смещению ее по сравнению с 50-ми годами к югу в район "Черных Земель". Массовые выселения в Сарпинскую низменность, а также в сухие степи Сало-Ергенинской возвышенности и Кумо-Манычского междуречья стали невозможны, поскольку именно в этих районах появились большие массивы распаханных земель, включая рисовые чеки. Оросительные каналы, автодороги и поля стали непреодолимым барьером на пути сезонных миграций. Еще недавно основные районы летовок размещались за пределами полупустынь Прикаспия, и сайгаки осваивали не только сухие степи, но и частично проникали в дерновинно-злаковые степи. Эта периферийная область забегов, лежащая в полосе сухих степей к западу и северу от полупустынь, обеспечивала переживание данной популяции в неблагоприятные годы.
Более того, освоены человеком и многие районы в центральной и южной Калмыкии, здесь появились массивы пашни, построены фермы, увеличилось поголовье домашнего скота. В результате сайгаки не имеют возможности маневрировать при смене участка обитания как в летний, так и в зимний сезоны года. Нормальный ход сезонных миграций и кормовых перемещений в центральных частях ареала также стал нарушаться многочисленными оросительными каналами и ограждениями, которые появились во многих районах Калмыкии.              ...              ,
Наиболее существенные изменения в характере использования территории отмечаются весной в период рождения молодняка. Если в 1957-65 гг. самки весной концентрировались в северной части Сарпинской низменности, где они находили не только безопасные, удобные места для рождения молодняка, но и наиболее богатые весенние злаковые, злаково-полынные и эфомеровые пастбища с сочными кормами, то после строительства Сарпинской оросительной системы здесь проложены каналы и созданы рисовые поля, и популяция лишилась оптимальных местообитаний в период рождения молодняка. В результате места отела стали размещаться много южнее, где условия для рождения молодняка менее благоприятны, поскольку здесь отмечается более раннее усыхание растительности и сам набор кормов (солянки, полыни, ковыль) совсем иной, чем на севере Сарпинской низменности. Более того, и в этих районах с каждым годом увеличивается площадь распаханных земель и культурных пастбищ. Поэтому самки, по существу, не имеют глухих мест, где они могли бы принести потомство и спокойно провести с молодняком первые 7-10 дней. Как показали наблюдения, в последние годы из-за фактора беспокойства рождение молодняка происходит ина ходу", поскольку самок постоянно беспокоят курсирующие автомашины и это ведет к повышенному отходу молодняка. Сайгаки, по существу, не находят нормальных условий для существования с самого момента рождения.
В этих условиях смертность молодняка в первые недели после рождения может достигать 50-60%, что в несколько раз превышает отход на местах отела, расположенных в малолюдных спокойных местах (Банников и др., 1961; Жирнов, 1982; Близнюк, 1983).
Неблагоприятная обстановка складывается и в другие сезоны года, поскольку перевыпас скота в условиях полупустынь ведет к выпадению из растительного покрова ценных дерновинных злаков и разнотравья, которые заменяются эфемерами и эфемероидами, вегетирующими очень короткий весенний период. Это приводит к тому, что сайгаки испытывают значительный дефицит в кормах, особенно во время летних засух, периодически поражающих полупустыни Северо-Западного Прикаспия. В результате сайгаки вынуждены выходить в густо населенные районы, выпасаясь на посевах кормовых трав, и держаться около водоемов, и в такие периоды резко увеличивается гибель молодняка и взрослых сайгаков от различных причин. Очень часто при появлении сайгаков около населенных пунктов животных начинают преследовать на автомашинах, и многие животные загоняются в овраги, балки, озера и другие неудобные места, где животные разбиваются и гибнут. Иногда, как было в декабре 1967 года, в окрестностях совхоза Прикаспийского загнанное стадо сайгаков зашло на слабый лед озера Джурук, и в озере утонуло около 2 тысяч сайгаков (Житенев, 1969).
Как показали исследования, ныне действующие обводнительнооросительные системы оказывают весьма существенное влияние на состояние популяции сайгаков. Сооружение в открытых ландшафтах оросительных каналов и других гидротехнических сооружений, выступающих в качестве преград на путях мигрирующих животных, сопряжено с большим отходом среди мигрантов. В настоящее время накопилось уже много данных, свидетельствующих о значительной гибели сайгаков при переходах через оросительные каналы. Особенно пагубное воздействие каналы могут оказывать на сайгаков в весеннелетний период во время послеотеловых миграций самок с еще неокрепшим молодняком. В этих случаях при наступлении ранней засухи самки с молодняком задерживаются перед каналами на небольших участках, где отмечается повышенная плотность животных, и быстро выедается растительность. В результате сайгаки начинают испытывать дефицит кормов и голодают. При переправах через оросительные каналы при большой скученности животных наблюдалась повышенная гибель сайгаков. В ряде случаев, особенно, если мигрирующих животных начинают пугать люди (автомашины, отары овец и т.д.), гибель животных при переправах может носить массовый характер. Так например, в мае 1977 года на одном из участков Яшкульского распределительного оросительного канала была зафиксирована массовая гибель сайгаков в ложе канала, по которому подавалась вода, а также по берегам канала на площади 5 кв. км (5 км . х 1 км). Специальной комиссией было найдено свыше 14 тыс. погибших сайгаков, среди которых преобладали молодые в возрасте 3-10 дней (Зуев, Ха- хин, 1978).
Значительный урон поголовью сайгаков наносили проволочные ограда, которые создавались на пастбищах в местах обитания сайгаков. При набегах стад сайгаков на такие проволочные ограды животные разбиваются об изгородь, запутываются в проволоке. Много сайгаков получают увечья и впоследствии гибнут. О размерах гибели дают представление результаты обследования, проведенные летом 1975 года в Черноземельском и Яшкульском районах. Здесь на 149 км проволочной ограды зафиксирована гибель 380 сайгаков, что в среднем состаляет около 2,6 погибших животных на 1 км ограждений (Близнюк, 1977). Случаи гибели сайгаков на ограждениях культурных пастбищ известны и для других лет (Зуев, Хахин, 1978). Не будет большим преувеличением отметить, что ежегодно в проволочных ограждениях гибли тысячи сайгаков, и в итоге популяции наносился значительный ущерб.
Густая сеть автодорог и возросшая интенсивность движения автотранспорта в Калмыкии и других районах полупустыни определяют все возрастающие размеры гибели сайгаков на автодорогах при столкновении с транспортом. Наиболее высокая гибель сайгаков отмечалась при массовых перемещениях в районах с интенсивным движением транспорта. Очень часто гибель сайгаков на дорогах происходит при неблагоприятных погодных условиях
(дождь, туман), в ночное время или во время сумерек. Гибель животных, как правило, происходит по вине водителей, которые, видя приближающие стада сайгаков, тем не менее не снижают скорости движения автомашины, и в результате происходит наезд транспорта на сайгаков. Особенно часто отмечалась гибель на автодорогах молодняка, который стремится перебежать дорогу перед автомашинами. Наиболее часто гибель сайгаков отмечена на трассе Элисга- Астрахань. Так, в мае 1978 года здесь нами установлена гибель 20 сайгаков на отрезке 50 км дороги.
Сайгак, погибший на огороженных пастбищах.
Рис. 76. Сайгак, погибший на огороженных пастбищах. Калмыкия.
Фото А.П.Лещенко
По данным А.Близнюка (1983), в период 1972-78 гг. от наезда транспорта погибло около 10% сайгаков от всех зарегистрированных случаев гибели.
Таким образом, приведенные выше материалы достаточно четко показывают, что интенсификация хозяйственной деятельности в Северо-Западном Прикаспии (распашка целины, мелиорация, увеличение поголовья скота, развитие промышленности) привели к ухудшению общих условий существования сайгаков.
Сайгаки, обитые автомашинами на автотрассе Элиста-Астрахань, июнь 1977 г.
Рис. 77. Сайгаки, обитые автомашинами на автотрассе Элиста-Астрахань, июнь 1977 г.
Фото Г.В.Хахина
Уровень антропических воздействий в районах обитания сайгаков достиг очень высоких показателей. Освоение земель в Северо-Западном Прикаспии привело к сокращению территории, пригодной для обитания сайгаков. В частности, сухие степи и часть полупустынь, куда сайгаки выселялись в периоды засух, сейчас распаханы и используются исключительно как сельскохозяйственные угодья. В итоге сайгаки лишились необходимых жизненно важных местообитаний, которые обеспечивали существование по сезонам года, а также нормальный ход рождения и выкармливания молодняка. В результате выживаемость молодняка, да и взрослых значительно снижена. Фактор беспокойства достиг большой интенсивности, и его действие не ограничено каким-то периодом, а отмечается постоянно. Постоянное беспокойство стад сайгаков разными формами воздействия ведет к снижению устойчивости к погодноклиматическим факторам, а также отражается на показателях репродуктивно- сги популяции. Оросительные каналы, густая сеть дорог с интенсивным движением, проволочные заграждения пастбищ выступают как фактор дополнительной смертности. Тесный контакт сайгаков с отарами овец способствует вовлечению сайгаков в эпизоотии ящура и других болезней, а также ведет к распространению среди сайгаков ценуроза и других паразитарных инвазий, общих для сайгаков и домашних животных. Отмеченные негативные последствия хозяйственной деятельности имеют место и в других частях ареала сайгаков. Так, в Казахстане сайгаки нередко гибнут в оросительных каналах, траншеях нефте- водо- и газопроводов, в проволочных изгородях "культурных" пастбищ, на автомобильных и железных дорогах. Например, в Актюбинской области в 1986 году в одной из траншей нефтепровода обнаружено 22 павших и 300 еще живых сайгаков, а в Атырауской (Гурьевской) области в такой же траншее 52 погибших сайгака (Бекенов и др., 1990). Много сайгаков гибло в районе Сарыка- мышской впадины, попадая во время миграций в коллекторы и траншеи газопроводов. В марте 1973 года у Дикаджи в один из коллекторов попало около 550 животных, 50 из которых погибло (Ишадов, 1975). В Казахстане гибель молодняка в первые дни жизни также значительна, и среди причин их гибели значительную долю (до 50%) занимали антропические: от транспортных средств, браконьеров, собак, затаптывания отарами овец и своими сородичами при беспокойстве, от голода в результате потери матерей после разгона скопления, в траншеях, каналах, в результате беспокойства при родах (мертворождение) и др. В дальнейшем по мере подрастания сайгачат эти причины начинают преобладать. Так, из 90 мертвых сайгачат, найденных с 1 по 20 июня 1988 года в Жезказганской области, было задавлено поездом 28,9%, задавлено на автодорогах и на посевах пшеницы (при попытках их выгнать) 20%, убито браконьерами 5,5%, утонуло при переправах через р.Сарысу и озера 17,8%, причины гибели 27,8% не установлены.
Сайгаки, сбитые поездом. Казахстан. Жезказганская область, июнь 1988 г.
Рис. 78. Сайгаки, сбитые поездом. Казахстан. Жезказганская область, июнь 1988 г.
Фото Ю. А. Грачева
Большой урон несут популяции сайгаков от пастушьих и бродячих собак, численность которых в Казахстане всюду высокая. В местах отела некото-
рые собаки умерщвляют новорожденных детенышей одного за другим, бросая трупы. А.А.Слудский (1962) считал, что в Бетпакдале ежегодно гибло от собак более 10 тыс. сайгачат. В джутовые зимы 1971/72, 1975-1977, 1987/88, 1993/94 гг. собаки убивали много ослабевших сайгаков, приблизившихся к населенным пунктам.
Таким образом, антропические факторы окзывают как прямое воздействие на численность популяций сайгаков, так и косвенное через состояние местообитаний, нарушение трофических и других связей со средой. В результате эффективность популяционно-видовых адаптаций резко снижалась, что ведет к деградации популяций сайгаков.
Приведенные выше материалы дают возможность дать оценку различных факторов, определяющих динамику численности популяций.
Абиотические факторы (многоснежье и засуха) следует отнести к категориям ведущих факторов, контролирующих численность этих животных в природе. Важное значение этой группы факторов определяется тем, что сайгаки обитают в засушливой зоне сухих степей и полупустынях, где доступность и урожайность кормов сильно изменяется по сезонам и годам в зависимости от погодных условий. Резкие отклонения от обычного хода погодных условий, как правило, захватывают большие территории. Реализация этих факторов происходит путем увеличения гибели непосредственно от бескормицы (джут) или путем усиления действия, например, во время засухи биотических факторов (хищники, болезни). В качестве противодействия негативному влиянию джутов и засух у популяций сайгаков появились такие адаптации, как большая мобильность и высокий потенциал размножения. Способность совершать быстрые перемещения на значительные расстояния и уходить из зоны действия засухи или многоснежья не устраняет полностью вредного воздействия этих факторов, а лишь частично ослабляет их эффект.
Воздействие хищников, а также фактор болезней не играют самостоятельной ведущей роли в снижении численности этого вида. Отрицательный эффект этих факторов усиливается в периоды засух и джутов. В прошлые столетия массовое заражение кожным оводом несомненно оказывало отрицательное влияние на численность сайгаков. В Прикаспии и Казахстане поголовье сайгаков несет значительный урон во время весенних эпизоотий ящура и патерелле- за, а также от хищничества бродячих собак и в отдельных регионах от волков.
Роль антропических факторов в регуляции чяисленности сайгака исключительно велика. Однако характер воздействия этого фактора существенно отличается от действия двух первых групп факторов. В прошлом сайгак как ценный промысловый вид испытал на себе постоянно действующий пресс хищнического, ничем нее ограниченного промысла, который систематически снижал численность этого вида и привел к катастрофическому сокращению общих запасов сайгаков по всему ареалу. В современный период прямое воздействие промысла находится под контролем, и размеры промысловой добычи в принципе регулируются, исходя из задач рациональной эксплуатации запасов этого копытного. Вместе с тем, массовое развитие браконьерства в последние годы наносило существенный урон поголовью и в совокупности с а тропической трансформацией природных ландшафтов негативно отражалось на численности поголовья сайгаков, что подрывало рациональное устойчивое использование ресурсов этого вида.
<< | >>
Источник: В. Е. Соколов, Л.В. Жирнов. САЙГАК. ФИЛОГЕНИЯ СИСТЕМАТИКА, ЭКОЛОГИЯ, ОХРАНА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ. Москва, 1998. 1998

Еще по теме Влияние хозяйственного освоения земель на популяции и среду обитания сайгаков.:

  1. ВЛИЯНИЕ ЖИВОТНЫХ НА МИКРОБНЫЕ ПОПУЛЯЦИИ И ВЫВЕДЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ В СРЕДУ
  2. ВЛИЯНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ВИДОВОЕРАЗНООБРАЗИЕ ЧЕРНООЛЬХОВЫХ СООБЩЕСТВЗАПОВЕДНИКА «ВОРОНИНСКИЙ», ТАМБОВСКАЯ ОБЛАСТЬ
  3. ВЛИЯНИЕ ТЕМПЕРАТУРЫ И ОСАДКОВ ЗА ВЕГЕТАЦИОННЫЙ СЕЗОННА СТОК С ОСУШЕННЫХ ЛЕСНЫХ ЗЕМЕЛЬ
  4. Глава 12 Популяции в стрессовой среде обитания. Адаптации
  5. 12.2. ВЛИЯНИЕ ЭЛЕМЕНТАРНЫХ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ФАКТОРОВ НА ГЕНОФОНДЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ПОПУЛЯЦИЙ
  6. ОСВОЕНИЕ НОВОГО ЖИЛИЩА
  7. Влияние сроков посева и предпосевной обработки семян на биометрические показатели гибридов и популяции кукурузы разной спелости в условиях засушливой зоны
  8. Влияние сроков посева и предпосевной обработки семян на биометрические показатели гибридов и популяции кукурузы разной спелости в условиях зоны достаточного увлажнения
  9. * Хозяйственно вредные растения
  10. Глава 15. ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ САЙГАКОВ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД ,
  11. ХИМИЧЕСКИМ СОСТАВ ТОРФЯНИКОВ И СНЕГАЮЖНОГО ПРИБАЙКАЛЬЯ КАК ПОКАЗАТЕЛЬТЕХНОГЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ
  12. Характеристика экоморф сайгака
  13. БОЛОТНЫЕ ЗЕМЛИ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ИИХ ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ