<<
>>

ТЫСЯЧЕНОЖКИ И СОРОКОНОЖКИ

Подтип трахейных'состоит из трех различных классов. Это класс многоножек, класс скрыточелюстных (очень похожих на насекомых) и сами насекомые. Очень может быть, кстати, что все три класса состоят не в самом близком родстве. Прямых доказательств нет, но есть серьезные подозрения, что вышли из- под земли и приобрели трахеи независимо друг- от друга три разные группы существ, «похожих на онихофор». Эти существа имели одного предка и были близкими родственниками. А вот их потомки — современные многоножки, насекомые и скрыточелюстные — в лучшем случае «двоюродные братья».

Среди многоножек наиболее многочисленны двупарноногие, они же тысяченожки, и гу- боногие, они же сороконожки. Кстати, не обманывайтесь сходством внешности и названия тех и других. Это разные животные, многие зоологи считают их даже разными классами и отличаются они друг от друга не меньше, чем, скажем, летучая мышь от воробья. Тысяченожки — мирные создания, живущие в почве, в скодле-

ниях гниющих листьев и тому подобных местах. Голова состоит из четырех слившихся сегментов. Сегмент, соответствующий головному сегменту полихет, несет усики и глаза. Бывший первый туловищный сегмент утерял конечности вообще и его вклад в голову многоножки состоит исключительно из его нервных центров. Конечности следующего сегмента превратились в челюсти, конечности третьего слились в лопасть — нижнюю губу. Верхняя губа тоже есть, но она образована не из ног, а из особой складки головного сегмента. Все остальное тело состоит из множества сегментов, покрытых очень твердым кольчатым панцирем.

Одна из самых обычных наших тысяченожек — кивсяк. Больше всего похож он на толстенького червяка, длиной со спичку. Только.

на ощупь он сухой и очень твердый, и если присмотреться, видна выступающая из-под панциря бахрома многочисленных коротких ножек. Испуганный кивсяк сворачивается в тугую спираль, пряча нежное брюшко и ножки и выставляя наружу твердую спинку, а если, вы его потрогаете, чтобы убедиться в том, что он сухой и твердый, то испачкает ваши пальцы противно пахнущей жидкостью. Отмыть потом коричневые пятна с рук бу-gt; Кивсяк многосвяз дет непросто. Многие тропи

ческие тысяченожки, кстати, выделяют очень сильный яд, выбрызгивая его из отверстий в панцире на несколько десятков сантиметров. Окрашены такие брызгуны обычно ярко: в желтый, красный или черный цвет с яркими пятнами и полосами. Все тысяченожки — существа мирные, кусаться они не умеют. Питаются гниющей растительностью, некоторые могут есть и свежую зелень. И, несмотря на противный запах, кивсяки — любимая пища многих птиц. Существа это древние, появились они на Земле почти одновременно с наземными хели- церовыми, а может быть, и чуть раньше, около 400 с хвостиком миллионов лет назад, в конце силурийского периода.

У губоногих голова состоит из пяти слившихся сегментов, и вместо нижней губы у них имеются еще две пары челюстей, итого челюстей у них три пары. Этого им показалось мало и на «шее» (первом сегменте туловища) ноги превратились в мощные подвижные ядовитые крючья — ногочелюсти. Это главное и весьма серьезное оружие сороконожек. Ноги у всех сороконожек длинные и сильные, и бегают они довольно быстро. Ног у них совсем не обязательно сорок, точно так же, как у тысяченожек их гораздо меньше тысячи. Около сорока ног у самых известных сороконожек — сколопендр.

А у геофилов их около двухсот, не меньше, чем у кивсяка. С геофилами сталкивался всякий, кто вскапывал огород или копал червей для рыбалки. Похожи они на тонкий желтый шнурочек с бахромой из бесчисленных ножек. В народе их называют стоножками, совершенно не

боятся и правильно делают. Для людей они совершенно не опасны, их основная еда — дождевые черви.

Сколопендры — совсем другое дело. Это самые крупные из многоножек, длина их обычно сантиметров 10-15, но в тропиках встречаются сколопендры длиной до 30 сантиметров и тол- щиной в два пальца. Кожу человека ногочелю- сти сколопендры протыкают с легкостью. В России водится множество видов различных многоножек, но сколопендра у нас живет только одна — кольчатая. Встретить ее можно в южных районах Европейской части России. Это довольно крупное создание, длиной сантиметров 10 и толщиной в карандаш, обычно болотного цвета, но встречаются и коричневые, и цвета хаки. Живет сколопендра в сухих лесах и степях, в болоте вы ее не встретите. Но при этом сухости не любит и днем, когда жарко, скрывается под крупными камнями, под упавшими деревьями, в щелях и трещинах. На охоту же выходит по ночам. Во многих местах самки сколопендр размножаются без участия

Сколопендра

самцов. Явление это называется партеногенезом и среди беспозвоночных животных наблюдается не так уж и редко. Когда приходит пора откладки яиц, сколопендра роет специальную норку. Отложив яйца, обвивается вокруг них клубком и никуда не отлучается и даже не питается, пока из яиц не выведутся маленькие сороконожки. Дети разбредаются в разные стороны, а мать возвращается к нормальной жизни.

Практически все сороконожки — хищники. Добычей сколопендре служат, в основном, крупные насекомые. Но при случае она может напасть и на мелкую ящерку, и на птенца. Отправившись на охоту, сколопендра не бродит как попало. У нее есть свой охотничий участок, довольно большой, метров 50 в поперечнике. Участок этот она хорошо знает и во время охоты придерживается определенных охотничьих маршрутов. К утру она прячется не в первом попавшемся месте, а направляется к хорошо ей известному убежищу. Летом 2001 года, когда мы проводили полевые работы в окрестностях Новороссийска, одна и та же сколопендра раз в 4-5 дней заявлялась в наш домик, причем в одно и то же время, около 11 часов вечера. Выброшенная за порог — всегда уползала по одному и тому же маршруту. Через месяц нам это надоело и мы отнесли ее метров на 20 от дома. Но через неделю она появилась снова. И только когда ее унесли метров за 150, визиты прекратились.

Встреч с человеком сколопендра не ищет, но терпеть не может, когда ее трогают. Если слегка пощекотать ей спину пером или прутиком,

при помощи видоизмененных брюшных ножек, так называемой вилки. Вилка подгибается под брюшко и закрепляется специальной зацепкой. При прыжке коллембола напрягает мышцы, вилка срывается с зацепки, как курок, и выстреливает козявку на очень приличное расстояние.

Кроме коллембол, в класс скрыточелюстных входит еще два отряда мелких шестиногих — протуры и диплуры. Голова у всех скрыточелюстных, как и у сороконожек, состоит из пяти слившихся сегментов, но у них есть еще две тагмы — грудь, состоящая из трех сегментов и несущая три пары ходильных ног, и брюшко. Вообще, скрыточелюстные очень похожи на насекомых и очень долго к насекомым их и относили.

Но сравнительно недавно энтомологи выделили их в отдельный класс. Есть у них несколько мелких деталей строения, которые не укладываются в нормальную конструкцию насекомого. Существа скрыточелюстные весьма древние, остатки коллембол Найдены в отложениях нижнего девона, то есть около 400 миллионов лет назад ногохвостки уже прыгали во мху. В те време-' на на суше росли только мхи, плауны, хвощи

при помощи видоизме- ненных брюшных ножек, так называемой вилки. Вилка подгибается под брюшко и закрепляется специальной зацепкой. При прыжке коллембола напрягает мышцы, вилка срывается с зацепки, как курок, и выстреливает козявку на очень приличное расстояние.

Кроме коллембол, в класс скрыточелюстных входит еще два отряда мелких шестиногих — протуры и диплуры.- Голова у всех скрыточелюстных, как и у сороконожек, состоит из пяти слившихся сегментов, но у них есть еще две тагмы — грудь, состоящая из трех сегментов и несущая три пары ходильных ног, и брюшко. Вообще, скрыточелюстные очень похожи на насекомых и очень долго к насекомым их и относили. Но сравнительно недавно энтомологи выделили их в отдельный класс. Есть у них несколько мелких деталей строения, которые не укладываются в нормальную конструкцию насекомого. Существа скрыточелюстные весьма древние, остатки коллембол Найдены в отложениях нижнего девона, то есть около 400 миллионов лет назад ногохвостки уже прыгали во мху. В те време-' на на суше росли только мхи, плауны, хвощи

и другие древние растения. Все они малосъедобны, и до сих пор почти никто из животных их не ест. Разложение этих растений идет в основном за счет грибов. Коллемболы поедают пронизанные гифами грибов отмершие растительные остатки и усваивают, в основном, как раз грибы. Так, по-видимому, обстояло дело и в девоне.

Хотя некоторые современные коллемболы способны есть и свежую зелень, и некоторые даже вредят на полях, наиболее многочисленны они в хвойных лесах и на болотах, где ос-, новную массу растительного опада поставляют мхи. Да и хвоя елей и сосен, кстати, тоже малосъедобна и разлагается, в основном, тоже грибами. И в этих местах, столь бедных приличной пищей, как когда-то были бедны ею девонские заросли, коллемболы — основа жизни множества других животных. Ими питаются многочисленные пауки и хищные насекомые. Этими в свою очередь питаются птицы (сами-

ми коллемболами насекомоядные птицы тоже не брезгуют). Без коллембол сосновые боры и верховые болота были бы гораздо беднее. Очень вероятно, что и в девоне основными кормильцами пауков, скорпионов и других паукообразных тоже были.коллемболы.

<< | >>
Источник: А. Ю. Целлариус. Я познаю мир: Зоология. 2004

Еще по теме ТЫСЯЧЕНОЖКИ И СОРОКОНОЖКИ:

  1. КЛАСС МНОГОНОЖЕ
  2. СИСТЕМА ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЙ
  3. Портал "ПЛАНЕТА ЖИВОТНЫХ". Кто ты, собака?, 2010
  4. Любопытное доказательство того, что собаки очень давно одомашнены, приводит советский ученый-языковед академик Н. Я. Марр...
  5. Антропологи изучают кости и скелеты людей очень далекого прошлого, изучают их близких и отдаленных родственников — ископаемых и современных обезьян,— чтоб восстановить путь, который прошел человек в своем развитии.
  6. Находки, проливающие свет на происхождение собак, имеют возраст 8—10 тысяч лет...
  7. Значит, собака пришла сюда вместе с человеком?..
  8. Находка Савенкова произвела сенсацию...
  9. КАК ЭТО МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ!
  10. Люди не очень опасались волков, волки же не очень боялись людей и нередко подходили к стоянкам первобытного человека достаточно близко.
  11. Видимо, много, очень много лет жили люди и волки на расстоянии, очень медленно сближались и очень трудно понимали выгодность сближения...