<<
>>

Угри и их странствования

Среди наших пресноводных рыб самой удивительной и по внешнему облику, и ио особенностям жизненного цикла оказывается речной угорь — рыба, широко распространенная в реках Западной Европы, но в пределах СССР живущая только в реках бассейна Балтийского моря (как большая редкость угри встречаются и.

в реках, впадающих в Черное море).

Внешний вид угря и особенности его передвижения. По первому впечатлению угорь более похож на змею, чем на рыбу (рис. 63). У него сильно вытянутое •Цилиндрическое тело, достигающее у самок 1—1,5 м (самцы мельче), причем вся задняя половина этого змеевидного тела приходится на хвост, совершенно незаметно сливающийся с туловищем и только к концу сплющенный с боков. Грудные плавники у угря небольшие, брюшных нет, а все непарные плавники слиты вместе и образуют одну сплошную оторочку, которая начинается на спине, огибает хвост и продолжается на брюшной стороне до анального отверстия.

Плавают угри довольно бойко, змеевидно изгибая тело и охотясь за различ-

ной мелкой живностью, а при случае поедая рыбью икру.

Змеевидная внешность угрей н характер их движений дали основу для бытующих на Западе рассказов, будто угри по ночам выходят из воды и промышляют себе пищу на суше. Об этом писал и знаменитый средневековый схоласт Альберт Великий — «универсальный доктор», занимавшийся и естествознанием. Он утверждал, что угри переползают на поля и поедают там горох п чечевицу. Конечно, горох отнюдь не приманка для плотоядной рыбы, и позднейшие авторы очень недоверчиво относятся к рассказам о наземных странствиях угрей. Однако некоторые особенности жаберного аппарата угрей (длинная жаберная полость с узким выходным отверстием, удлиненные жаберные листочки) позволяют думать, что в этих поверьях есть и зерно истины.

Угри могут сравнительно долго сохранять свои жабры влажными и потому возможно, что они способны выползать на сушу, по, конечно, не ради гороха, а для охоты на дождевых червей и голых слизней (поэтому в местностях, где в реках водятся угри, желательно собрать достоверные наблюдения о нахождении угрей на суше).

Нерестилища угря и миграции его личинок. Своеобразны и особенности размножения и развития угрей. Уже с давних времен рыбаки, а за ними и ученые обратили внимание, что в реках, где живут угри, не приходится встречать ни икры, отложенной угрями, ни молоди мельче 20—25 см. На уровне своей эпохи Аристотель полагал, что угри развиваются из дождевых червей, в свою очередь появляющихся путем самозарождения. Мнение о самозарождении угрей из нла еще в прошлом столетии слышал от нарвских рыбаков русский ихтиолог и охотовед JT. П. Сабанеев. Высказывались предположения по живорождению у угрей, хотя никто не видел среди них беременных самок. И только на рубеже XIX и XX веков загадка размножения угря была разрешена, причем лишь в 1922 году удалось определить географическое положение места, где происходит его нерест. Оказалось, что готовые к размножению угри,

прожившие в реках около десятка лет, уходят в Атлантический океан и назад уже не возвращаются. В океане они совершают дальний путь до Саргассова моря и там на больших глубинах мечут икру. Вышедшие из икринок личинки (рис. 64) около трех лет живут в открытом океане и пассивно, увлекаемые Гольфстримом, дрейфуют к берегам Европы (рис. 65). Эти листовидные и прозрачные личинки, совершенно непохожие на угрей, были известны зоологам еще в прошлом столетии, но описывались в качестве представителей особого рода лептоцефалов (тонкоголовок). Близ устьев рек, очевидно под влиянием меньшей солености воды, личинки превращаются в маленьких угрят и уже в таком виде входят в речные русла.

Летучие рыбы

Своеобразное защитное приспособление развилось у летучих рыб, составляющих особое семейство и распространенных в тропических и субтропических водах

Рис.

65. Схематическая карта районов нереста европейского речного угря и распространения

его личинок в Атлантическом океане.


Мирового океана (некоторые тихоокеанские виды доходят до широты Владивостока).

Наиболее существенная их особенность— это сильное разрастание грудных плавников, приобретающих здесь значение крыльев (рис. 66), которые позволяют этим рыбам ускользать от настигающих их хищников, выпрыгивая из воды и совершая перелеты по воздуху на расстояние до сотни метров (правда, при этом они нередко становятся добычей альбатросов и других пернатых морских разбойников — еще один пример относительности защитных приспособлений).

Было бы, однако, неправильно представлять себе, что увеличенные плавники летучих рыб действуют при этом наподобие птичьих крыльев и что рыбы машут ими при полете. Развернутые в воздухе плавники можно уподобить крыльям самолета, а всю рыбу в целом — гидропла- пу, с тем, однако, отличием, что вместо расположенного впереди пропеллера необходимую для отделения от поверхности воды скорость развивает здесь усиленная работа хвостового плавника, который и у летучих рыб остается основным органом передвижения.

Первые мгновения у рыбы, выскочившей на поверхность моря, хвостовой плавник еще остается погруженным в воду и продолжает набирать скорость; в этот короткий промежуток она мчится по воде подобно быстроходному глиссеру, а затем отделяется от водной поверхности и переходит на полет, который продолжается около 4 секунд и совершается уже по припцппу безмоторного планера.

От чего же зависит способность летучих рыб с разбегу вырываться из водной среды?

На рисунке 66 можно рассмотреть, что из двух лопастей, образующих хвостовой плавник, нижняя лопасть у летучих рыб развита сильнее по сравнению с верхней. Что касается большинства наших общеизвестных рыб, то у них хвостовой плавник также подразделен на две лопасти, но и верхняя и нижняя одинаковы по своим размерам; только у стерляди и других осетровых лопасти различны по величине, причем, в противоположность летучим рыбам, здесь более сильно развита не нижняя, а верхняя лопасть. Если мы теперь вспомним, что, в отличие от летучих рыб, осетровые совсем не стремятся выскакивать из воды, что рот у них расположен на пижней сторопе головы и в поисках корма они продвигаются по дну водоема в несколько наклонном положении — с опущенным вниз головным концом тела, то нам будет ясно значение неравномерного развития двух лопастей на хвостовом плавнике:              более

значительное развитие верхней доли у осетровых помогает этим рыбам передвигаться с наклоненным вниз головным концом, а удлиненная нижняя доля плавника у летучих рыб дает им возможность с силой устремляться к поверхности моря и вырываться из водной среды.

В общем контуры тела летучих рыб оказываются несколько похожими на опрокинутое вверх брюхом изображение стерляди или осетра, у которых положение рта и формы хвостового плавника связаны с их придонным образом жизни.

Рыбы причудливых форм

Лупа-рыба. Среди морских рыб наиболее отступает от обычного рыбьего облика и представляет собой живую «наглядную несообразность» так называемая луна-рыба, обитающая, в частности, и в наших дальневосточных водах (рис. 67). На ее кургузом, сжатом с боков теле со


alt="" />

всем нет хвостового отдела, играющего главную роль в передвижении обычных рыб; коротко и ее туловище, так что сбоку кажется, будто вся она состоит только из одной головы. Такая форма тела действительно придает луне-рыбе сходство с картонными лунами, которыми украшают новогодние елки. Вверх и вниз торчат почти одинаковые по форме и размерам непарные плавники — спинной и анальный, грудные плавники развиты слабо, а брюшные отсутствуют. Нет у нее и плавательного пузыря, а скелет этой рыбы из группы «костистых» остается хрящевым.

Легко понять, что при таком строении луна-рыба почти не способна к активному передвижению, и питается этот огромный планктонный организм (до 1000 кг весом!) другими, более мелкими животными планктона.

Рыбы-мешкоглоты. В иную сторону от обычного облика рыбы уклонилось внешнее строение у глубоководных рыб из отряда мешкоглотов, нацример у большерота. На первый взгляд все тело этой небольшой по размерам рыбы вместе с длинным «крысиным» хвостом кажется только придатком к объемистой, но беззубой пасти, представляющей собой ловушку, которая захлопывается нижней челюстью, действующей наподобие дверцы в мышеловке или западне.

При взгляде на рыбу трудно сразу понять, куда же проходит захваченная ртом добыча и где она переваривается, так как сравнительно короткое и лишенное парных плавников туловище по толщине мало отличается от бичевидного хвоста. Разгадка заключается в том, что тело меш- коглота не имеет ребер и стенки его способны раздаваться вширь вместе с желудком, куда поступает захваченная добыча, и тогда внешний облик рыбы существенно изменяется (на рис. 68 изображен представитель другого рода мешкоглотов — зубастый хищник, проглотивший рыбу крупнее его собственных размеров).

Морской конек. Очень своеобразную форму имеют морские коньки — маленькие рыбки, живущие и у нас в Черном море. По внешнему виду они скорее по-

хожп на шахматную фигурку коня, чем на жпвое существо, и в частности на рыбу (рис. 69). Рыло у морского конька вытянуто в длинную трубку, а хвост изогнут крючком н не снабжен плавником; своим хвостом морские коньки цепляются за водоросли н в такой позе держатся иа месте, высматривая свою добычу — мелких ракообразных. Плавают они в том же вертикальном положении при помощи колебании спинного плавника. При такой форме и положении тела движения их очень медленны, но от нападений хнщников их спасает крепкий панцирь, состоящий из костных щитков и усаженный колючками. Интересен и способ размножения морских коньков: самка прикрепляет икру к брюху самца; здесь икра осеменяется, а затем вокруг нее из нависающей складки кожи образуется мешок, в котором икра вынашивается вплоть до вылупления детенышей.

Еще более причудливой формой, в которой почти невозможно распознать рыбу, обладает один из родичей нашего


черноморского конька — конек-тряпичник, пли рыба-тряпка, обитающая близ берегов Австралии (рис.

70). Это существо держится среди красных водорослей, и его костлявое тело с многочисленными шиповатыми и лентообразными придатками имеет такую же красноватую окраску. При таком внешнем облике он совершенно незаметен среди водорослей и являет собой разительный пример охранительного сходства, не уступающий в этом отношении классическим объектам из мира насекомых.

Своеобразные формы, сильно отклоняющиеся от общего типа наших костистых рыб, встречаются среди обитателей морских глубин (рис. 71).

<< | >>
Источник: Яхонтов А.А.. Зоология для учителя.Том 2.. 1970

Еще по теме Угри и их странствования:

  1. Лисица
  2. ОТРЯД НАСЕКОМОЯДНЫХ
  3. Аквариумные расте-ния
  4. Отряд Карпообразные — Cypriniformes
  5. Мастацембёлусы
  6. Портал "ПЛАНЕТА ЖИВОТНЫХ". Кто ты, собака?, 2010
  7. Любопытное доказательство того, что собаки очень давно одомашнены, приводит советский ученый-языковед академик Н. Я. Марр...
  8. Антропологи изучают кости и скелеты людей очень далекого прошлого, изучают их близких и отдаленных родственников — ископаемых и современных обезьян,— чтоб восстановить путь, который прошел человек в своем развитии.
  9. Находки, проливающие свет на происхождение собак, имеют возраст 8—10 тысяч лет...
  10. Значит, собака пришла сюда вместе с человеком?..
  11. Находка Савенкова произвела сенсацию...
  12. КАК ЭТО МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ!
  13. Люди не очень опасались волков, волки же не очень боялись людей и нередко подходили к стоянкам первобытного человека достаточно близко.
  14. Видимо, много, очень много лет жили люди и волки на расстоянии, очень медленно сближались и очень трудно понимали выгодность сближения...
  15. Среди ученых нет единого мнения, ради чего была приручена собака...
  16. Но могло быть и иначе.