<<
>>

4.1.6. Псевдомоноз (Pseudomonosis)

Псевдомоноз (геморрагическая пневмония или синегнойная инфекция) – это очень опасная болезнь в первую очередь норок, начинающаяся как алимен­тарная инфекция и чрезвычайно быстро приобретающая черты острого высококонтагиозно­го заболевания с явлениями геморрагического воспаления легких и сепсиса.

У песцов и ли­сиц обычно проявляется как органная (местная) или вторичная инфекция, при которой наиболее серьезный ущерб бывает вследствие абортов у самок и гибели молодняка.

Болезни подвержены также растения, животные, птицы и че­ловек.

Этиология. Возбудитель – микроб Pseudomonas aeruginosa из рода Pseudomonas семейства Pseudomonadaceae, известный больше как синегнойная палочка (Bacillus pyocyaneum). Это короткая, подвижная палочка с одним полярным жгутиком, спор не образу­ет, по Граму красится отрицательно. Растет на обычных питательных средах, образуя R- и S-формы колоний и 4 типа пигмента: пиоцианин, флуоресцин, пиорубин и черный пигмент. По биохимической активности относится к числу слабо активных бактерий, в отношении отдельных углеводов активность различных штаммов неодинаковая. Относясь к группе психрофильных (холодолюбивых) микробов, синегнойная палочка способна расти при температуре не ниже 5°С. По этой причине микроб широко распространен во внешней среде, часто обнару­живается в испражнениях животных и человека, на поверхности тела, в наружных половых органах, фекалиях, а также в кормах, подстилке и воде даже в благополучных по псевдомонозу зверохозяйствах, причем тех же серотипов, которые вызывают эту опасную инфекцию. Микроб участвует в гнилостной порче мясных, рыбных, молочных и растительных продуктов (при их обсеменении), окисляет аммиак в нитриты, а также может размножаться в среде, бедной органическими и минеральными веществами, в частности, в воде. К физическим и химическим факторам слабо устойчив, однако в растительно-белковых субстратах сохраняет жизнеспособность не менее 6 месяцев, в лиофилизированном состоянии – не менее 3-х лет. Осо­бым отличительным свойством возбудителя псевдомоноза является высокая устойчивость ко многим антибиотикам. Патогенность штаммов псевдомонасов различается, что связано с ак­тивностью бактериальной эластазы.

P. aeruginosa имеет сложную антигенную структуру – разные антигены содержатся в жгутиках, слизистой капсуле, клеточной стенке, а также в продуктах метаболизма. Серологи­ческая вариабельность микроба насчитывает более 20 серотипов, но наибольшее признание для серотипирования получили сыворотки, приготовленные из термостабильного О-антигена. При типичном заболевании особенно часто выделяются серовары (по Habs) 05, 06, 08, 011 у норок, 06, 03, 02 и 05 и реже 01, 04, 09, 011 и 016 у песцов и лисиц. Иммунизация норок одним из указанных четырех серотипов не предохраняет от заражения остальными.

Серотиповой профиль синегнойной палочки, выделенной от больных и павших домаш­них животных и птиц, нередко совпадает с таковым у зверей.

Микроб отличается довольно высокой устойчивостью: во внешней среде не теряет пато­генность не менее полутора лет, в замороженном мясорыбном фарше (–18°С) – также долго, при +2 и +4 °С – в течение года, в жмыхе, куколке тутового шелкопряда, в мясокостной муке при комнатной температуре – полтора года.

Ультрафиолетовое облучение не убивает его в течение 24 часов, но высокая температура действует губительно: при +65°С – через 10 минут, при +100°С – мгновенно. Формальдегид и едкий натр в 2%-й концентрации инактивируют возбудителя через 15 минут.

Историческая справка. Впервые псевдомоноз диагностирован на трех фермах в Дании в 1952 г. и описан впервые Knox В. в 1953 г.

Позднее болезнь регистрировали в Норвегии, Финляндии, США, Японии. В РФ псевдомоноз норок впервые установлен в Чеховском зверосовхозе на Сахалине в 1967 г. (пало около 5000 зверей), у пес­цов – в 1972 г. Значительный вклад в изучение псевдомоноза внесли Данилов Е.П., Кириллов А.К., Селиванов А.В., Седов Н.К., Литвинов О.Б. и др., заключающийся в разработке специфической профилактики и мер борьбы.

Распространение. По причине исключительно высокой чувствительности норок вспыш­ки этой болезни потрясли многие норководческие хозяйства СССР и зарубежных стран, вы­зывая массовый падеж, исчисляемый нередко десятками тысяч животных. В Нидерландах в 1964 г. на одной ферме пало от псевдомоноза 50% норок. Крупная вспыш­ка отмечалась в Украине в 1982–85 гг., когда в одном хозяйстве падало по 20000...40 000 норок в год. В 1985 погибло 80,8% щенков и 8,3% взрос­лых норок в Молдавии. В Дании в 1988 г. на одной ферме пало 27% поголовья норок. В Нидерландах в 1986–1989 гг. псевдомоноз установлен у 4,2...9,1% павших норок. В Аргентине в 1994 г. на одной ферме пало 23% норок. В США в 1980 смертность норок доходила до 50%. Теперь же в связи с повсеместной вакцинацией норок заболевание встре­чается редко.

У других видов зверей положение несколько иное. Так, после широкого внедрения искус­ственного осеменения самок лисиц и песцов в скандинавских странах с 1976 г. стали появляться сооб­щения о частой гибели беременных и пропустовавших самок песцов от эндометрита, вызыва­емого синегнойной палочкой. В Финляндии в 1993 г. псевдомоноз зарегистрирован на 3 фермах у самок голубых песцов. На территории СССР в 1981–98 гг. было выявлено 62 вспыш­ки псевдомоноза у лисиц и песцов в 37 неблагополучных зверохозяйствах, причем бактерио­носительство отмечалось у 28...32% зверей.

Восприимчивость. К естественному заражению P. aeruginosa высоко восприимчивы щен­ки норок, особенно самцы, которые больше потребляют корма. Помимо норок системному псевдомонозу со смертельным исходом подвержены птицы и рыбы. Описаны случаи псевдомонозной инфекции у диких животных – камышевого кота, гималайских и белых медведей, антилоп, серого кенгуру, кроликов, а также у разных видов сельскохозяйственных животных. Микроб поражает и растения – листья табака и салата.

У лисиц, песцов, соболей, енотов и хорьков псевдомоноз как системная (общая, генерализованная, септическая) и контагиозная болезнь, аналогичная норковой, не зарегистрирована. Более того, в опытах не удалось выз­вать заболевание песцов, соболей и гибридных хорьков (тхорзофреток) даже при внутрибрюшинном заражении патологическим материалом от павших норок, пораженных псевдомонозом.

У песцов и лисиц синегнойная палочка чаще вызывает гной­ные процессы и выделяется очень часто.

Возникновению псевдомоноза способствуют чрезмерное и бесконтрольное увлечение антибиотиками, нерациональное их использование при лечении. Антибиотики подавляют кон­курентоспособность симбиотных микроорганизмов и синегнойная палочка, как малочувстви­тельная к большинству антибактериальных препаратов, начинает быстро размножаться, вы­зывая в организме патологические процессы. Также способствуют размножению микроба в кишечнике дача некачественного корма, хронические отравления. Все это вместе взятое инициирует нарушения гомеостаза и в первую очередь кишечного микробиоценоза.

При снижении иммунитета организма и вы­сокой обсемененности кормов этим микробом не исключается и возможность заболевания песцов и лисиц. Вероятно, что у этих видов, так же, как у сельско­хозяйственных животных и человека, микроорганизм может вызвать воспалительный процесс в том или ином органе – отит, пиелит, цистит, кератит, эндометрит, менингоэнцефалит, гной­ные осложнения ран и ожогов, возможно, и вспышки энтеритов и даже септицемии.

Источник и пути заражения. Основным местом обитания псевдомонасов является пи­щеварительный тракт животных и человека. Отсюда микроб вместе с фекалиями попадает в почву, воду, корма, подстилку и другие объекты внешней среды. В организм восприимчивых норок возбудитель обычно внедряется, как показывает практика, с инфицированными кор­мом или водой. Чаще норки заболевали при поедании загни­вавшего конского мяса, куколки тутового шелкопряда. Затем болезнь быстро распространяется больными норками, которые при кашле, фырканьи, а также с мо­чой и калом выделяют синегнойную палочку во внешнюю среду. Передача возбудителя от больных к здоровым происходит аэрогенно, с пухом во время линьки (доказано лаборатор­ными исследованиями), через инвентарь, корм, подстилку и воду. Болезнь у норок имеет строгую сезонность – она возникает, как правило, осенью и редко зимой. Спорадические случаи могут наблюдаться в любое время года. У песцов синегнойная инфекция регистриру­ется в апреле–июне (периоды гона, беременности, родов и подсоса), у лисиц, вероятно, забо­леваемость также определяется указанными периодами. Источником заражения щенков пес­цов, как показала практика, была загнившая конина, хранившаяся 7...8 месяцев. Взрослые самки песцов могут заразиться при искусственном осеменении.

Патогенез. Ведущую роль в патогенезе псевдомоноза норок играют экзотоксин О-антигена, протеаза, эластаза и гемолизин, которые поражают кровеносные сосуды, вызывая крово­излияния, блокируют фагоцитарную активность белой крови, разрушают компоненты комп­лемента. Их активность определяется вирулентностью и ферментативной активностью штамма. Но надо признать, что патогенные для норок серотипы микроба нередко выделяются из кишечника здоровых норок, а эпизоотия не происходит. Следовательно, для раз­вития болезни нужны дополнительные условия (нарушения в кормлении, снижение общего иммунитета, степень контаминации корма и внешней среды и др.).

Механизм развития синегнойной инфекции у песцов и лисиц еще более непонятен. Часть исследователей считает, что возбудитель проникает в половые органы после начала воспале­ния в них, т.е. мы имеем дело с вторичной инфекцией. Другая часть авторов приписывает ему этиологическую роль. Случаи выделения синегнойной палочки от щенков лисиц и песцов в летнее время также трудно объяснимы.

Частая контаминация псевдомонасами фекалий зверей, а также корма, воды и других объектов внешней среды служат причиной его попадания не только на поверхность тела, но и во влагалище самок. Особенно способствует этому искусственное осеменение.

Применение антимикробных средств (окситетрациклина по 150 мг и фуразолидона по 50 мг/кг корма) совпадало с более частым выделением микроба из влагалища самок по сравнению с самками, не получавшими препараты – соответственно 34 против 14%.

Что же касается выделения микроба из корма, то во всех пробах с медикаментами и без них микроб присутствовал. Чаще обнаруживался возбудитель и в тех случаях, когда для выявления течки применяли вагинальный детектор.

Симптомы. Инкубационный период у норок длится 1...3, реже 5 дней. Течение болезни сверхострое и острое. Признаки болезни появляются за 1...3 часа до смерти. Наиболее характерно поверхностное, учащенное и прерывистое дыхание, хрипы, выделение пенистой кровянистой жидкости из носовой, нередко и ротовой полостей. Больные угнетены, фыркают, часто задирают голову, находясь в лежачем положении. Иногда норки погибают как бы внезапно. Инфекция очень быстро распространяется.

У щенков песцов болезнь протекает в виде сепсиса без типичных признаков, у взрослых песцов и лисиц – с признаками родовой патологии: рассасыванием плодов в первую полови­ну беременности (ранний аборт), абортированием во второй половине беременности, мертворождением, эндометритами, пропустованием, обусловленным в первую очередь протеолитическими ферментами микроба, и иногда септически. У взрослых самцов может произойти гнойное воспаление препуция и орхит. У 2...2,5-месячных щенков псевдомоноз сопровождается расстройством желу­дочно-кишечного тракта.

Патологоанатомические изменения. У норок типичны изменения легких – легочная ткань уплотнена и окрашена в темно-вишневый цвет, вследствие чего она приобретает боль­шое сходство с печенью. Иногда поражается одно легкое или только отдельные его участки.

В желудке часто находят кровянистую жидкость, попавшую из легких через носоглотку, но признаки поражения желудка обычно отсутствуют. Кровянистые участки легкого тонут в воде. Изменения в других органах менее характерны, хотя в ряде случаев обнаруживают кро­воизлияния на перикарде, слизистой желудочно-кишечного тракта, мочевого пузыря. У взрос­лых самок песцов встречается гнойный эндометрит, мацерация плодов, у щенков – катарально-геморрагическая пневмония и экссудативный плеврит. Под капсулой селезенки, почек и печени наблюдают точечные кровоизлияния, лимфоузлы сочные, увеличены в объеме, кровь темно-красного цвета. Трупное окоченение выражено слабо.

При остром течении патогистологические изменения в легких являются результатом гемор­рагического некроза, при хроническом происходит воспалительная реакция с множеством бактерий, расположенных вокруг сосудов или в стенках некротизированных артерий. Характерно, что внутренняя эластическая обо­лочка сосудов не повреждается, а некроз стенок не сопровождается тромбозом. Со­судистые поражения патогномоничны для псевдомоноза. В этих случаях внутриматочная инфекция прогрессирует до септице­мии.

Диагностика. Диагноз ставят на основании клинической картины, результатов патологоанатомического вскрытия и учета эпизоотологических данных с обязательным под­тверждением в бактериологической лаборатории, где из легких и селезенки (свежих или консервированных в 40%-м растворе стерильного глицерина) выделяют чис­тую культуру микроорганизма, определяют его серотип в реакции агглютинации с ти­повыми диагностическими О-сыворотками и заражают суточной бульонной культурой лабораторных животных (белых мышей, морских свинок, кроликов). Гибель лабораторных животных должна наступить через 24...28 ч. Важно подчеркнуть, что серологические исследования следует считать обязательными, так как может оказаться, что серовариант возбудителя будет иным, чем содержащиеся в вакцине. В данной ситуации потребуется срочное изготовление вакцины к местному штамму.

При обнаружении псевдомонасов в половых органах песцов и лисиц диагноз нельзя счи­тать окончательно установленным до тех пор, пока не будет получен ответ, когда проник P. aeruginosa в матку – до начала воспаления или после? Является ли он единственным воз­будителем эндометрита или же присоединился к другим в качестве возбудителя секундарной или смешанной инфекции? Иными словами, какова его роль – первичная или вторичная? В данных случаях могли быть полезными исследования проб крови в динамике на наличие ан­тител, а также биопроба. Результаты биопробы культур псевдомонасов, выделенных от пес­цов, положительно коррелируют с уровнем экзотоксина А, щелочной протеазы и адгезивной активности микроба.

Не так давно разработан и апробирован модифицированный непрямой метод иммуноферментного анализа (ELISA) для выявления антител к P. aeruginosa (Rivera E. et al., 1994). Од­нако обследование норок в благополучных хозяйствах выявило у них частое наличие антител – вплоть до 20% (Long G.G., Gorham J.R., 1980, 1981). Значит, серодиагностика по антите­лам не может быть надежным средством установления диагноза на псевдомоноз.

Дифференциальная диагностика. У норок болезнь развивается очень характерно – быстрое распространение, носовые кровотечения с чиханием и гибель животных в течение не­многих минут после этого. Псевдомоноз протекает строго в осеннее время. Поэтому спутать его с другими болезнями очень трудно. Однако при возникновении спорадических случаев геморрагической пневмонии, которые происходят в любое время года и вызываются бета-гемолитической Е. coli, Klebsiella pneumoniae, пастереллами и другими микробами, возможны затруднения при диагностике. Поэтому требуются лабораторные ис­следования. Также необходимы они для постановки диагноза у песцов и лисиц. Диагностика бывает затрудненной и в тех случаях, когда к псевдомонасам присоединяются эшерихии, саль­монеллы, протей и другие патогены.

Прогноз для норок неблагоприятный – у них болезнь всегда заканчивается летальным исходом. У леченных песцов и лисиц исход чаще всего благоприятный.

Лечение больных норок не разработано, да и вряд ли оно будет когда-нибудь эффек­тивным, так как с момента появления первых признаков болезни и до наступления смерти про­ходит слишком мало времени. Поэтому речь может идти только о групповой профилактирующей терапии, когда лечебные препараты следует задавать с кормом всему поголовью. В этом случае лучший терапевтический эффект можно ожидать от полимиксина М. За рубежом предпочтение отдают сульфатиазолу натрия. Но лучше предварительно определить чувствительность микроба к антибиотикам. Применение полимиксина или других ан­тибактериальных препаратов с профилактической или лечебной целью всему поголовью не препятствует формированию иммунитета у прививаемых норок, т.к. вакцина против псевдомоноза – инактивированная.

При лечении песцов и лисиц (местно путем спринцевания матки, как при лечении задер­жания плаценты и эндометритах, или в виде инъекций) следует помнить, что синегнойная палочка является нечувствительной к ампицил­лину, бензилпенициллину, оксациллину, тетрациклину, доксициклину, левомицетину, линкомицину, ристомицину, олеандомицину, гентамицину, карбенициллину, полимиксину М, неомицину и стрептомицину. Возникновение антибиотикорезистентности может быть объяснено наличием у синегнойной палочки R-плазмид с различным набором маркеров антибиотикорезистентности, которые могут передаваться другим псевдомонасам. Поэтому подбирают признанные ранее эффективными антимикробные препараты или предварительно определяют чувствительность возбудителя к ним.

Наиболее эффективны: ципрофлоксацин и рифампицин.

Профилактика и меро­приятия по ликвидации болезни. С профилактической целью норок ежегодно в обяза­тельном порядке прививают поливакциной против чумы, парвовирусного энтерита, ботулизма и псевдомоноза. Псевдомонозный ее компонент содержит 4 из наиболее часто встречающихся серовара возбудителя (05; 06; 08 и 011). В нашей стране преимуще­ственно применялись поливакцины производства фирм «Юнайтед вакцинз» (США), «Био­центр» (Москва) и «Биомед-Родники» (Московская обл.), в последние годы в РФ и СНГ до­минирует вакцина «Бионор» (Биоцентр). Иммунитет к псевдомонозу формируется к 7 суткам и сохраняется до 9 мес. Для песцов и лисиц Литвиновым О.Б. разработана другая вакцина, но широкого применения она не нашла.

Иммунитет при псевдомонозе клеточно-гуморальный. В сыворотке крови вакцинирован­ных норок содержатся агглютинины, антитоксины и антитела против ферментов протеазы и эластазы, повышается количество лейкоцитов, гаммаглобулинов.

При возникновении первых случаев псевдомоноза срочно направляют патматериал (тру­пы) в лабораторию, где выделяют культуру возбудителя и определяют серовар, на основании чего незамедлительно вакцинируют (или ревакцинируют) всех норок вакциной, содержащей серотип, гомологичный обнаруженному в хозяйстве. Лечение или профилактическая обработ­ка норок поливалентной сывороткой или глобулином оправданы лишь в случаях отсутствия вакцины. В другой ситуации этого допускать не следует, так как будет упущено время для вакцинации и хозяйство понесет большие потери. Главное мероприятие – как можно быстрее вакцинировать всех норок, тогда падеж прекратится в течение одной недели.

Для предотвращения разноса возбудителя с пухом проводят в присутствии зверей двукрат­ную дезинфекцию 1%-м раствором молочной кислоты при температуре 50...55°С с интер­валом 2...3 часа. Перед дезинфекцией подвергают механической очистке с увлажнением поверхностей, клеток и домиков 15%-м раствором кальцинированной соды при температуре 50...60°С. Дезинфекцию неблагополучного шеда, а также предметов ухода за зверями делают ежедневно до прекращения заболевания. Навоз и подстилку обезвреживают биотермически. Остатки кормов уничтожают. Кормоперерабатывающие агрегаты на кормокухне про­мывают горячим (до 100°С) 2%-м раствором кальцинированной соды, полы – 2%-м раствором едкого натра.

Для предохранения кормов и воды от контаминации микробом следует постоянно поддер­живать хорошее санитарное состояние на кухне, оберегать корма и воду от загрязнения зем­лей и содержимым желудочно-кишечного тракта животных, немедленно охлаждать до 5°С парные субпродукты или замораживать во избежание размножения псевдомонасов. Корма с признаками гниения, высокой бактериальной обсемененности или загрязненности землей подвергают термическому обезвреживанию. В корм включают антибактериальные препараты (см. Лечение). В хозяйстве поддерживают в хорошем санитарном состоянии места содержа­ния зверей, поилки, кормушки, подстилку. За больными норками закрепляют отдельный об­служивающий персонал. Шкурки с павших зверей снимают в изолированном помещении, тушки зверей, опилки и жир уничтожают сжиганием. Съемочное помещение очищают и де­зинфицируют 4%-м раствором едкого натра, 2%-м раствором формальдегида, раствором гипохлора, содержащим 5% активного хлора, или 5%-м раствором хлорамина.

Шкурки павших зверей после обычной первичной обработки дезинфицируют аэрозоль­ным методом 20%-м раствором формалина из расчета 25...30 мл/м2 при экспозиции 18...24 часа. Раствор распыляют посредством аэрозольного генератора САГ–1 или другого, под­вешивая их над шкурками. Затем шкурки проветривают в течение суток при комнатной температуре.

Хозяйство объявляется благополучным по истечении 30 дней после последнего случая па­дежа норок от этой болезни и проведения всех закрепительных мероприятий.

При установлении диагноза на псевдомоноз у песцов и лисиц ограничения на ферму не накладывают, противоэпизоотические мероприятия проводятся по аналогии с норковыми, но менее строго. Особое внимание уделяют соблюдению санитарных условий при различных манипуляциях в сезон размножения лисиц и песцов – при искусственном осеменении, определении охоты у самок с помощью мониторов или влагалищных мазков. Поэтому во избежа­ние повреждений слизистой оболочки влагалища и снижения риска внедрения псевдомонасов во влагалище, а затем и в матку целесообразно использовать не эти приемы, а научиться правильно определять готовность самки к спариванию или же (что крайне нетехнологично) определять уровень прогестерона в крови.

<< | >>
Источник: Герасимчик В.А.. Инфекционные и незаразные болезни пушных зверей и кроликов : учеб.-метод. пособие. 2011

Еще по теме 4.1.6. Псевдомоноз (Pseudomonosis):

  1. Портал "ПЛАНЕТА ЖИВОТНЫХ". Кто ты, собака?, 2010
  2. Любопытное доказательство того, что собаки очень давно одомашнены, приводит советский ученый-языковед академик Н. Я. Марр...
  3. Антропологи изучают кости и скелеты людей очень далекого прошлого, изучают их близких и отдаленных родственников — ископаемых и современных обезьян,— чтоб восстановить путь, который прошел человек в своем развитии.
  4. Находки, проливающие свет на происхождение собак, имеют возраст 8—10 тысяч лет...
  5. Значит, собака пришла сюда вместе с человеком?..
  6. Находка Савенкова произвела сенсацию...
  7. КАК ЭТО МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ!
  8. Люди не очень опасались волков, волки же не очень боялись людей и нередко подходили к стоянкам первобытного человека достаточно близко.
  9. Видимо, много, очень много лет жили люди и волки на расстоянии, очень медленно сближались и очень трудно понимали выгодность сближения...
  10. Среди ученых нет единого мнения, ради чего была приручена собака...
  11. Но могло быть и иначе.
  12. Волки жили стаями...
  13. Cуществует еще одна гипотеза, объясняющая появление волков среди людей...
  14. ПОЧЕМУ ЭТО МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ!
  15. Как относились к животным наши далекие предки?..
  16. "УМОМ СОБАКИ ДЕРЖИТСЯ МИР"
  17. Считается, что первую научную классификацию пород собак сделал знаменитый французский натуралист Бюффон...
  18. Первое место на изображениях занимают охотничьи собаки...
  19. Современные ученые считают, что культ животных в Египте развился на тотемической основе.