<<
>>

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ НА НОВОМ ЭТАПЕ В. Т. Макаров

Земледелие как наука в Московском университете имеет свои глубокие корни. Первый профессор натуральной истории Матвей Иванович Афонин начал чтение курса «Земледелие» в 1770 г., т. е.
через 15 лет после открытия первого университета в России. За 200-летний период времени агрономическая наука в СССР, зародившаяся в Московском университете, претерпела очень большие изменения. Прежде всего она получила весьма большое по существу и по форме разветвление: почвоведение, агрохимия, агротехника, механизация, селекция, семеноводство, садоводство, овощеводство, хлопководство, луговодство, лесоводство, физиология и биохимия сельскохозяйственных растений, энтомология, экономика и т. д. Мы не ставим перед собою задачу хотя бы краткого освещения их в том или ином аспекте, это будет сделано соответствующими специалистами. Мы ставим более скромную задачу. Из истории земледелия в МГУ мы возьмем лишь отдельные, основные положения, которые перекликаются с современными и получили развитие в дальнейших исследованиях в Московском университете. К таким положениям мы относим: 1) суждение о системах земледелия и севооборотах; 2) взгляды на систему обработки и удобрений дерново-подзолистых почв, их обогащение органическим веществом, улучшение физико-химических и биологических свойств; 3) состояние урожаев полевых культур на современном этапе и возможность их в перспективе. * * * Особое место в истории агрономической науки в первой половине XIX в., как нам представляется, занимает третий профессор кафедры минералогии и сельского домоводства, доктор медицины Михаил Григорьевич Павлов (занимал кафедру с 1820 по 1840 г.). Современники называли его «основателем теории земледелия в России». Он дал много оригинальных работ и высказал ряд интересных идей, не потерявших своего значения и до нашего времени. Например, его суждения о системах земледелия и севооборотах вполне союз звучны с развиваемыми в наше время.
Он активно боролся за введение плодопеременной системы и травосеяния. Во введенных им севооборотах на Бутырском хуторе под Москвой кроме многолетних трав им вводились и изучались культуры картофеля и сахарной свеклы. По тому времени это было новым и прогрессивным для России. Заслуживает особого внимания склонность М. Г. Павлова к философским обобщениям. В частности, он четко выражал свои взгляды по вопросу о единстве теории и практики. Практика, по Павлову, есть теория в действии, а теория есть практика в возможности. Практика не может быть без теории так же, как и теория без практики. М. Г. Павлов ясно выражал свои взгляды, направленные против мальтузианства. «Сельское хозяйство, — писал он, — тем совершеннее быть может, чем более в действиях своих будет постигаема природа. А поскольку ум человеческий конечного совершенствования в естествоведении по беспредельности предмета достигнуть не в состоянии, то и совершенствование сельского хозяйства может простираться в бесконечность. Какая утешительная истина! Источник способов физической жизни с распространением рода человеческого не только не иссякнет, но напротив, с течением времени может делаться обильнейшим» (Павлов, 1931, стр. 162). Кафедра минералогии и сельского домоводства, возглавляемая проф. М. Г. Павловым, популяризировала значение и методы применения органических и минеральных удобрений. Еще в 1837 г. Павлов писал о целесообразности внесения костяной муки в рядки с семенами при посеве; он придавал большое значение зеленому удобрению, клеверищу как предшественнику под озимь, рациональному применению навоза, известкованию и гипсованию полей. М. Г. Павлов был сторонником и глашатаем глубокой вспашки. На Бутырском хуторе, например, при помощи плуга его конструкции эффективная глубина пахотного слоя была доведена до 27—30 см. Все изложенное ясно показывает, что М. Г. Павлов был крупным исследователем в области агрономии. Вместе с этим, имея большую эрудицию не только в области естественных наук (физики, химии, минералогии, ботаники, почвоведения* земледелия), но и в области философии, он был и выдающимся лектором.
А. И. Герцен, слушавший его лекции, в «Былом и думах» дает высокую оценку своеобразию характера, интересу и полезности их. Он писал: «Физике было мудрено научиться на его лекциях, сельскому хозяйству невозможно, но его курсы были чрезвычайно полезны». Герцен отмечает необычайную ясность изложения и превосходный язык лектора. М. Г. Павлов считал, что профессор в университете должен дать сотрудникам философскую основу предмета и возбудить в них глубокий интерес к данной науке, а изучать предмет студенты должны самостоятельно в процессе работы над специальной литературой и на практических занятиях. После смерти М. Г. Павлова (1840 г.) кафедра сельского хозяйства пустовала пять лет. После научной командировки за границу (Германия, Франция, Италия, Бельгия, Швеция и Англия) кафедру занял магистр ботаники и зоологии, профессор Ярослав Альбертович Линовский (1844—1846). Он хорошо знал сельскохозяйственную литературу зарубежных стран, изучил практику западноевропейского сельского хозяйства. Линовский написал диссертацию: «Критический разбор мнений ученых об условиях плодородия земли, с применением общего вывода к земледелию» (1846). В этой работе Линовский разбирает основные направления западноевропейской агрономической науки плодородия почвы и питания растений (гумусовую теорию Тэера, «азотную» школу французских ученых Дюма и Буссенго, минеральную теорию питания Либиха). Линовский, подвергая резкой критике западноевропейские теории полодородия почвы, указывает на их односторонность. В заключение своего труда он излагает свои взгляды на плодородие почвы. После смерти Линовского, безвременно погибшего от руки убийцы (1846), в 1855 г. были изданы его «Беседы о сельском хозяйстве». В этом труде он пишет о необходимости разработки отечественной агрономической науки с учетом природных и экономических особенностей России. «Не безотчетное подражение иностранным системам и методам дает твердую основу народному хозяйству. Нет, оно должно, напротив* развиваться из своих внутренних сил». О «Беседах» Линовского Н. Г. Чернышевский (1856) в. журнале «Современник» дал следующий отзыв: «Линовский* умерший так рано, был замечательным ученым и едва ли кто заменил его до сих пор. Он превосходно изучил на месте все отрасли сельского хозяйства в тех странах Западной Европы* где оно достигло наибольшего развития. Так же хорошо изучил он и ныне русское хозяйство; будучи одарен умом обширным и практическим, он превосходно понимал, какие улучшения у нас возможны и нужны по условиям нашего быта, наших почв и климатов». Линовский придавал большое значение глубокой вспашке* правильной обработке чистых паров, междурядной обработке пропашных культур, развитию травосеяния, правильному хранению и применению навоза и другим прогрессивным агромероприятиям того времени, не утратившим в принципе своего значения и в настоящем. Изучая историю агрономической науки в Московском университете, можно определенно утверждать, что она развивалась в сложных условиях. На первое место, в зависимости от разных причин, выдвигалась и развивалась то одна часть, например земледелие, в широком смысле слова (при Павлове, Линовском), то другая — агрохимия (При Калиновском, Лясковском, Тимирязеве, Прянишникове, Лебедянцеве), то третья 3—почвоведение (Сабанин, Геммерлинг). После Павлова и Линовского на протяжении последующих 100 лет курс земледелия читался студентам в том или ином объеме и виде, хотя и с перебоями, но экспериментальные работы велись в основном агрохимического и почвенного характера. Агрономическая наука в Московском университете в нс вом направлении стала развиваться только со времени орга низации почвенного отделения при биолого-почвенном фа культете МГУ. Организация агробиологической станции npl университете в «Чашннкове» (1949), а также широкая орга’ низация комплексных межкафедральных экспедиций по ря ду областей СССР, особенно с начала 50-х годов текущей столетия, послужили мощным средством развития экспери ментальных исследований почвенно-агрономического характера в Московском университете. Новые шесть кафедр, выросшие при Московском университете благодаря заботе КПСС и социалистическому строю СССР, достойно продолжают лучшие традиции своих предшественников для блага Родины и процветания всего человечества. * * * Кафедра земледелия, образовавшаяся в 1955 г. из родоначальной кафедры агрономии, явилась составной частью почвенного отделения биолого-почвенного факультета*. В круг ее обязанностей, как и других пяти кафедр отделения, входят: проведение учебных занятий со студентами согласно учебному плану; проведение исследовательской работы, отвечающей требованиям науки и практики строительства коммунизма в нашей стране; активное участие в общественной жизни социалистического общества. Подготовка кадров. Кафедра участвует в подготовке высококвалифицированных кадров почвоведов-агрохимиков, раз ного профиля биологов и эконо1\шстов-географов Студентам разных специальностей и специализаций на кафедре читаются следующие основные курсы: общее земледелие (В. Т. Макаров), основы земледелия (С. А. Желтиков), растениеводство (Г. Ф. Лебедева). По курсам ведутся практические занятия (Г. М. Милославская). Студентам, специализирующимся на кафедре, читаются спецкурсы: учение о системах земледелия (С. А. Желтиков), полезащитное лесоразведение (В. Г. Нестеров), методика опытного дела (А. П. Яковлев), совместные посевы (П. В. Юрин), сельскохозяйственная энтомология и фитопатология (Л. И. Федосеева, М. А. Чумаев- ская), биохимия растений (Т. Н. Еврепнова), сельскохозяйст- ная метеорология (А. М. Шульгин), удобрения плодоягодных культур (Е. 3. Мантрова), химическая борьба с сорняками (Г. Ф. Лебедева). С 1956 по 1969 г. кафедру земледелия окончили 53 студента. Из них защитили к 1969 г. кандидатские диссертации 12 человек. Кандидатские диссертации защитили также прошедшие при кафедре аспирантскую подготовку: Т. Л. Чебанова, Г. Ф. Лебедева, А. Т. Кешева, Н. И. Демушкин, Ю. Я. Спиридонов, У. Ш. Сатыев, Р. М. Хочетлов, Е. В. Витте, А. И. ЖУКОВ. При консультации кафедры докторские диссертации защитили: Н. Ф. Тюменцев на тему: «Роль удобрений в полеводстве нечерноземной полосы в Западной Сибири» и В. Д. Холопов на тему: «Эффективность применения удобрений под яровую пшеницу в Западно-Сибирской низменности». Все специалисты и ученые, вышедшие из Московского университета по кафедре земледелия, успешно трудятся по специальности в научно-исследовательских и производственных учреждениях, в высших учебных заведениях Советского Союза (в университетах, педагогических и сельскохозяйственных институтах).
<< | >>
Источник: Добровольский Г.В. (ред.). 200 лет агрономии и почвоведения в Московском университете (1770-1970). 1970

Еще по теме ЗЕМЛЕДЕЛИЕ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ НА НОВОМ ЭТАПЕ В. Т. Макаров:

  1. АГРОХИМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ ПОСЛЕ ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  2. ГЕОГРАФИЯ ПОЧВ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Г. В. Добровольский, Ю. А. Ливеровский
  3. АГРОХИМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ Н. С. Авдонин
  4. Добровольский Г.В. (ред.). 200 лет агрономии и почвоведения в Московском университете (1770-1970), 1970
  5. Зоологическая систематика на современном этапе
  6. Московская сторожевая
  7. И. П. Васильев, А. М. Туликов, Г. И. Баздырев. Практикум по земледелию, 2004
  8. АЗОТ В ЗЕМЛЕДЕЛИИ
  9. Московский длинно-шёрстный той-терьёр
  10. 4-2. Московская школа эволюционной генетики. Четвериков
  11. Беспахотное земледелие шагает по планете
  12. ЗАДАЧИ ВОЗДЕЙСТВИЯ НА ПОЧВУ В ЗЕМЛЕДЕЛИИ
  13. Беспахотное земледелие в России
  14. ПРИЧИНЫ ОТСТАВАНИЯ РОСТАПРОДУКТИВНОСТИ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ
  15. Д. Н. ПРЯНИШНИКОВ И ПРОБЛЕМА АЗОТА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ [45]
  16. РОЛЬ МИНЕРАЛЬНОГО И БИОЛОГИЧЕСКОГО АЗОТА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ СССР [40]
  17. Вспомним хотя бы Фрама — собаку Георгия Седова, и пальму на московском аэродроме…