<<
>>

Общее лечение обожженных

Лечение обожженных животных во всех случаях должно быть комплексным и, в первую очередь, включать мероприятия, направленные на снятие боли и устранение раздражения центральной нервной системы, на нормализацию гемодинамики и обмена веществ, на умерение токсемии и предупреждение септикотоксемии.
Только при значительном ослаблении общих явлений можно приступать к активному местному лечению-

Устранение боли. Хорошее раннее обезболивание должно расцениваться как фактор, предупреждающий раздражение и истощение центральной нервной системы, что ведет к нормализации обменных процессов, улучшению гемодинамики и иммунозащитных реакций организма. С этой целью в ветеринарной практике можно рекомендовать новокаино- вые блокады, ганглиоблокирующие, снотворные и наркотические средства.

При ожогах чаще всего применяют 0,25—0,5%-ные растворы новокаина на изотоническом растворе хлористого натрия в виде местного и проводникового обезболивания, футлярных блокад и внутривенного введения.

Местное обезболивание применяется при ограниченных ожогах. При этом новокаин вводят не только по краю пораженного участка, но и под основание При ожогах в области грудной стенки применяют блокаду межреберных нервов. В этих случаях мы получали хороший эффект, применяя 0,5%-ный раствор новокаина, содержащий 10% ректификованного спирта

При поражениях в области брюшной стенки и паха применяют паравертебральную и паралюмбальную блокады. На каждый нерв вводят 10 мл 3%-ного раствора новокаина.

Хорошие результаты в этих случаях дает и применение паранефрального новокаинового блока. Применяется 0,25%-ный раствор новокаина с добавлением пенициллина: крупным животным 300—600 мл (100 мл на каждые 100 кг веса) и мелким животным — 25—10 мл.

М. В. Носов указывает на благоприятное действие эпи- плевральной новокаиновой блокады у лошадей, обожженных пламенем.

Блокада, по его данным, улучшает клиническую и морфологическую картину заживления ожогов и ускоряет регенеративные процессы. Применяется 1 мл 0,25%-ного раствора крупным животным и 3 мл мелким животным на килограмм живого веса.

При ожогах конечностей применяется циркулярная ново- каиновая анестезия 0,25%-ным раствором, к которому добавляется пенициллин.

При обширных ожогах любой локализации применяется внутривенное введение 0,5%-ного раствора новокаина, из расчета 0,2 г новокаина на 100 кг живого веса

При местной анестезии, блокаде или внутривенном введении новокаин, постепенно поступая из места введения в кровь, оказывает определенное благотворное влияние на всю нервную систему.

Согласно мнению А. В. Вишневского и А. А. Вишневского, новокаин снимает перераздражение нервной системы, заменяя его слабым раздражением и возбуждая нейротро- фические процессы, что ведет к усилению компенсаторно- защитительных реакций и стимуляции регенеративных процессов

Несомненно, что новокаиновое обезболивание играет большую роль в освобождении коры головного мозга от болевой импульсации из очага поражения. Это улучшает приспособительные функции коры, что положительно влияет на патологический процесс.

А. Д. Слоним указывает, что даже временное выключение болезненного очага может вызвать общие изменения обмена веществ, улучшающие течение патологического процесса.

Т. В. Правдич-Неминская установила, что под влиянием новокаиновой блокады повышается активность холинэстера- зы и улучшаются окислительно-восстановительные процессы, регулируется углеводный, азотистый и фосфорный обмен и отмечается антигистаминный и антитоксический эффект. Таким образом, в организме поддерживается благоприятное течение биохимических и физиологических процессов.

Исследованиями К. Ф. Догоевой и С. И. Иткина доказано нормализующее действие новокаиновой блокады на тонус сосудов и проницаемость капилляров, причем это действие выражено особенно четко, если она применяется вскоре после ожога.

Таким образом, раннее применение новокаина при термических ожогах вполне оправдано и является надежным противошоковым средством.

Для устранения боли, снятия возбуждения и борьбы с шоком целесообразно применять нейроплегические и ганг- лиоблокирующие средства

Нейроплегические вещества затрудняют передачу нервных импульсов в центральных звеньях рефлекторной дуги и подавляют активность возбужденной центральной нервной системы.

Они способны потенцировать действие наркотических, снотворных и обезболивающих веществ, а также оказывают общеуспокаивающее действие.

Ганглиоблокирующие вещества понижают чувствительность вегетативных ганглиев и вследствие этого тормозят передачу возбуждения с преганглионарных на постганглионар- ные волокна. Они способны уменьшать развитие отеков и ослаблять влияние раздражителей на центральную нервную систему и сердце.

Из препаратов нейроплегического и гачглиоблокирующе- го действия мы с успехом применяли аминазин (подкожно крупным животным — 0,5—1 мг на килограмм веса и мелким животным — 2,5 мг на килограмм веса) и димедрол (подкожно крупным животным — 0,3—0,5 мг и мелким — 0,02—0,03 мг на килограмм веса).

После введения этих препаратов быстро уменьшается или полностью снимается возбуждение, снижается болевая чувствительность, и у животного развивается сонливое состояние, которое продолжается несколько часов. Обладая про- тивогистаминным действием, они уменьшают порозность сосудов и умеряют развитие отека. По мнению В. Д. Братуся, нейроплегические и ганглиобло- кирующие средства, воздействуя на различные звенья ней- рогуморальной регуляции, могут уменьшать рефлекторные ответы организма на ожоговую травму и этим сохранять компенсаторные возможности организма.

И. И. Кияницин рекомендует применять в период после- ожогового возбуждения атропин, так как, по его мнению, он обладает не только болеутоляющим действием, но и умеряет токсемию и уменьшает секрецию адреналина.

По данным Л. Е. Корыткин-Новикова, болеутоляющее действие атропина усиливается при одновременном внутривенном введении 10%-кого раствора хлористого кальция и 20%-ного раствора хлористого натрия.

Собакам для устранения боли можно с успехом применять морфин.

У крупного рогатого скота и лошадей при введении морфина после ожога мы наблюдали сильное двигательное возбуждение, которое продолжалось 1—3 часа и более и сопровождалось обильным потоотделением.

В результате общее состояние животного значительно ухудшилось.

Вместо морфина мы с успехом применяли для лечения обожженных животных 2%-ный раствор промедола (крупным животным 0,1 мг и мелким—0,2 мг на килограмм веса).

Применяя новокаин в комбинации с аминазином, димедролом, промидолом и атропином, как правило, удается быстро снять послеожоговое возбуждение животных. При этом отмечается меньшее развитие отека и менее выражены нарушения гемодинамики и обмена веществ.

В последующие дни многие авторы рекомендуют применять новокаиновые обезболивания в сочетании со снотворными препаратами.

Установлено, что медикаментозный сон способствует восстановлению нормального тонуса и проницаемости капилляров, нормализует обменные процессы и гемодинамику.

А. Г. Какурина применяла для лечения животных сном бромистый натрий (2 раза в сутки по 0,02—0,05 г на килограмм веса) в сочетании с новокаиновым коротким блоком. При этом она наблюдала купирование воспалительного процесса и ускорение регенеративных процессов.

Ю. Ш. Абузаров применял для проведения сонной терапии производные барбитуровой кислоты — барбамилы.

Применяя бромистый натрий 0,02 г на килограмм живого веса в сочетании с аминазином и новокаиновым обезболиванием, мы получали у животных четко выраженное длительное сонливое состояние, которое поддерживалось 5—10 дней.

Борьба с токсемией. Перераздражение центральной нервной системы и извращение ее регулирующей функции, нарушение обменных процессов и всасывание токсических продуктов из обожженной области являются исходными в развитии послеожоговой токсемии. Поэтому лечение пораженных животных должно быть направлено на устранение этих факторов. С этой целью показано применение обезболивающих и снотворных препаратов.

Хорошие результаты дает внутривенное введение раствора глюкозы в сочетании с изотоническим или гипертоническим раствором поваренной соли.

Для уменьшения интоксикации и явлений ацидоза применяют внутривенное введение в течение 5—10 дней 30%-ного раствора гипосульфита натрия или 4%-ного раствора соды (крупным животным 100—200 мл, мелким — 15—40 мл).

Благоприятное действие оказывает введение 10%-ного раствора хлористого кальция (в обычных дозах), компенсирующего недостаток в организме солей кальция и понижающего тургор тканей.

По мнению большинства авторов, переливание крови является лучшим средством при лечении послеожоговой токсемии.

В.

В. Титов, основываясь на данных Н. А. Федорова и С. В. Скурковича, рекомендует при лечении токсемии производить переливание крови или сыворотки (крупным животным до 1 л) от животных, перенесших ожоговую травму.

Для поддержания деятельности сердечно-сосудистой системы назначают сердечные средства.

Большое значение в борьбе с токсемией имеет своевременное проведение тщательной, но щадящей, хирургической обработки ожога и, по возможности, раннее удаление нек- ротизированных тканей.

Нормализация гемодинамики и обмена веществ. Раннее применение новокаина, нейроплегических, ганглиоблокирую- щих и снотворных средств, кроме снятия боли, в определенной степени нормализует гемодинамику и обмен веществ. Под влиянием этих вещестз нормализуются окислительные процессы, уменьшаются сгущение крови, гипопротеинемия и гипохлоремия. И все же требуются дополнительные мероприятия по восстановлению функции сердечно-сосудистой системы, нормализации гемоконцентрации и обмена веществ.

Для улучшения сердечной деятельности показано применение сердечных средств и, главным образом, камфоры, кардиазола, кордиамина и кофеина.

При резко выраженной сердечно-сосудистой недостаточности применяют внутривенное введение 40%-ного раствора глюкозы. Мы в этих случаях применяем внутривенное введение камфорной сыворотки по Кадыкову.

Для ликвидации гемоконцентрации, восстановления объема крови и нормализации солевого баланса показано внутривенное вливание гипертонических растворов поваренной соли и глюкозы.

Гипертонические растворы поваренной соли способствуют возвращению в сосудистое ложе некоторого количества вышедшей в ткани плазмы, нормализуют солевой баланс и улучшают диурез. Однако многие авторы указывают, что солевые растворы способны оказывать лишь кратковременный положительный эффект.

В настоящее время при лечении ожогов широко применяются для внутривенного введения видовонеспецифическая сыворотка и полиглюкин. Полиглюкин обладает, по данным В.

Г. Митрофанова, исключительно высоким гемодинамиче- ским действием и способен длительное время (48—72 час.) удерживаться в кровеносном русле. Оказывает благотворное действие на сердечно-сосудистую систему. Крупным животным вводится 1,5—2 л, мелким — 100—500 мл.

Лучшими жидкостями при лечении ожоговой болезни, несомненно, являются плазма и кровь, вводимые внутривенно. Под их влиянием уменьшается сгущение крови, восстанавливается тонус и проницаемость капилляров, повышается артериальное давление, улучшаются белковый и солевой обмен. Переливание крови уменьшает кислородное голодание тканей и явления интоксикации.

Для борьбы с гипоксией показано применение кислоро- дотерапии. Мы применяли повторные, через 2 дня, подкожные введения кислорода в количестве 3—5 л крупным животным и 0,5—1,5 л — мелким. При этом отмечали быстрое улучшение общего состояния и меньшую выраженность нарушения белкового, сахарного и солевого обменов.

Борьба с септикотоксемией. При развитии у обожженных животных явлений септикотоксемии лечение должно быть направлено на борьбу с инфекцией и интоксикацией, с нарушением деятельности органов и систем, обмена веществ и с угнетением иммунобиологических реакций организма. Поэтому лечение во всех случаях должно быть активным и комплексным.

В этот период показано применение снотворных препаратов в сочетании с внутривенным введением раствора новокаина. Это ведет к нормализации регулирующей функции центральной нервной системы и улучшает обменные процессы.

Для борьбы с обезвоживанием организма и регулирования водного и солевого обмена рекомендуется введение большого количества солевых растворов. Растворы вводятся внутривенно, под кожу, через рот. Гипертонические растворы поваренной соли оказывают также дезинтоксицирующее действие и улучшают диурез.

Широко применяется глюкоза, которая улучшает питание сердечной мышцы, активизирует антитоксическую функцию течени и увеличивает диурез.

Для нормализации деятельности сердечно-сосудистой системы ежедневно вводят внутримышечно камфорное масло и другие сердечные препараты.

Рекомендуется длительное и систематическое введение растворов гипосульфата натрия, углекислого натрия и уротропина. Уротропин оказывает бактерицидное действие и способен десенсибилизировать организм.

Почти всеми авторами рекомендуется введение растворов хлористого кальция., который способствует уплотнению тканей (уменьшает проницаемость капилляров и обусловливает противовоспалительный эффект). Кальций повышает тонус нервно-мышечного аппарата, увеличивает сократительную способность сердечной мышцы и стимулирует иммунобиологические процессы.

Мы при лечении животных с явлениями септикотоксемии с хорошим эффектом применяем камфорную сыворотку по Кадыкову.

Г. Д. Вилявин и О. В. Шумова считают основным меоо- приятием профилактики и лечения септикотоксемии, развивающейся при ожогах, многократное переливание крови.

Переливанием крови удается нейтрализовать токсины, добиться нормализации обмена веществ, активизировать кроветворение и иммунозащитные функции организма.

Для повышения иммунобиологической реактивности организма рекомендуется аутогемотерапия, протеинотерапия, тканевая терапия и др. При ожогах уже в раннем периоде болезни широко применяются в больших дозах сульфаниламиды и антибиотики. При лечении антибиотиками и сульфаниламидами необходимо учитывать характер инфекции и ее чувствительность к отдельным препаратам.

Большое значение при лечении обожженных животных имеют хорошие зоогигиенические условия их содержания, полноценное кормление легкоусвояемыми богатыми белками и витаминами кормами и частый водопой.

Местное лечение при ожогах Местное лечение ожогов должно быть, по возможности, ранним, активным и включать мероприятия, способствующие более быстрому и одновременному отторжению всех некро- тических тканей, ускоряющим регенеративные процессы и предупреждающим развитие раневой инфекции.

При поступлении пострадавшего животного обожженные места и прилегающие к ним участки кожи (шириной 5— 10 см) осторожно выстригают, обмывают теплым мыльным раствором и обильно орошают теплой кипяченой водой. При сильном загрязнении протирают спиртом, йодированным спиртом, спирт-эфиром, бензином или 0,5%-ным раствором нашатырного спирта. Эта обработка выполняется как можно тщательнее, но без грубых манипуляций. Затем на пораженный участок накладывают холод на 6—10 час. (в первые часы после ожога).

В тех случаях, когда животное получило глубокие, но небольшие по площади, так называемые «точечные» ожоги (в пределах 100 см2), а также когда ожоги имеют вид узких полос, можно с хорошим успехом производить первичное иссечение пораженного участка. Так как в первые сутки после ожога, как правило, бывает трудно определить границы обожженных тканей, то эту операцию лучше производить к концу 2—3 суток, когда уже произойдет сравнительно четкое отграничение некротизирующихся тканей от здоровых. Эту операцию производят, хорошо обезболивая и тщательно соблюдая правила асептики и антисептики.

Иссекают все пораженные ткани в пределах здоровых, после чего тщательно останавливают корвотечение и на образовавшуюся рану накладывают шов. При необходимости по сторонам раны наносят дополнительные послабляющие разрезы. Чтобы предупредить нагноение и расхождение краев ушитой раны, применяют антибиотики и сульфаниламидные препараты.

Этот метод лечения позволяет получить быстрое заживление обожженной поверхности с образованием небольшого мягкого рубца.

При ожогах I—II степени, как правило, не требуется специальных хирургических вмешательств, а применяются меры, направленные на снятие болевой реакции, предупреждение развития инфекции и на активизирование регенеративных процессов.

Обычно после хирургической обработки обожженную поверхность обильно смазывают реверзибельной эмульсией сульфаниламидов, жидкой мазью Вишневского, мазями, содержащими антибиотики, 5%-ной синтомициновой или стрептоцидозой эмульсией или мазью Конькова. Одновременно назначают тепловые процедуры по 30—40 мин. 1—2 раза в день в виде вапаризации, солюкса, инфраруж и фен. Такое лечение уменьшает болевые ощущения, ускоряет отделение омертвевших элементов кожи и способствует ускорению регенеративных процессов.

При обширных поверхностных ожогах наряду с указанным лечением показано применение стимулирующей терапии.

При обширных глубоких ожогах начиная со второго дня после поражения обожженные места смазывают толстым слоем 10—20%-ной салициловой мази (смазывание повторяют через 1—2 дня) с одновременным применением ежедневных тепловых процедур по 30—40 мин. 1—2 раза в сутки.

Применение салициловой мази в сочетании с тепловыми процедурами ведет к размягчению и как бы лизису только мертвых тканей, в то время как здоровые ткани не повреждаются. В результате, при проведении очередной обработки ожоговой поверхности, некротизированные ткани легко снимаются шпаделем, в виде серого цвета кашицеобразной массы. Кроме этого, концентрированная салициловая мазь создает неблагоприятную среду для развития раневой инфекции.

На 3—5-й день можно начать иссечение мертвых тканей Такое сочетание салициловой мази и тепловых процедур с активным иссечением мертвых тканей позволяет добиться быстрого и полного очищения пораженного участка от нек- ротизированных тканей. Активное иссечение мертвых тканей в более ранние сроки обычно сопровождается сильной болезненностью и обильным кровотечением, что не безразлично для животного организма. Исходя из этого, мы почти во всех случаях проводим активное иссечение мертвых тканей не ранее 5-го дня. К этому времени некротизированные ткани хорошо отграничиваются от здоровых и легко отделяются. Операция протекает малоболезненно и почти без кровопотерь. По мере очищения обожженной поверхности от мертвых тканей образующиеся гранулирующие поверхности смазывают реверзибельной эмульсией сульфаниламидов, мазью, содержащей антибиотики, жидкой мазью Вишневского, мазью Конькова и назначают тепловые процедуры.

При кровоточивых, перераздраженных и гипертрофированных грануляциях, а также грануляциях с явлениями некроза, М. В. Плахотин и П. Ф. Симбирцев рекомендуют применять орошения 2%-ным раствором хлорамина или хлорациде с последующей обработкой 10—15%-ным растзором хлорида кальция или другими гипертоническими растворами средних солей.

В течение 5—15 сут. применяют новокаиновые блокады внутривенные введения новокаина, камфорной сыворотки по

Кадыкову, тиосульфата натрия, переливание крови, кровезаменителей.

Как только появятся участки, покрытые здоровыми грануляциями, необходимо начать готовить животное для пересадки кожи, не дожидаясь, когда вся ожоговая поверхность очистится от мертвых тканей. В процессе подготовки раневой поверхности к восприятию трансплантатов обращают внимание на улучшение трофики, усиление регенеративных процессов и подавление раневой микрофлоры. С этой целью применяют стимулирующую терапию и ежедневный туалет ожоговой раны и окружающих участков кожи. При проведении туалета мы обычно пользуемся теплой мыльной водой или мыльной пеной, которая марлевыми тампонами или мягкой кисточкой для бритья распределяется обильно по всей раневой поверхности, при этом прекрасно отделяются раневой экссудат и корочки. Затем обработанная поверхность обмывается (орошается) теплым раствором риваноля 1 : 1000 — 1 : 500, 0,02%-ным раствором фурацилина или 0,1%-ным раствором моносепта.

За 2—3 дня до пересадки кожи отменяют мазевые препараты и назначают присыпки или орошения водными растворами антибиотиков, сульфаниламидов или нежных антисептиков. Хорошее действие оказывает облучение гранулирующей поверхности бактерицидной лампой.

П. Ф. Симбирцев рекомендует в этих случаях применять за двое суток до операции присыпки порошком М. В. Пла- хотина

(Rp.: Streptocidi 1,0;

Xerofurmii (Jodoformii)2,0;

Acidi borici 7,0.

M.D.S. Наружное).

Порошком обрабатывают всю раневую поверхность и прилежащие участки кожи. Непосредственно перед пересадкой кожи гранулирующие поверхности обмывают мыльной водой, а затем орошают 2%-ным раствором хлорацида и осушают стерильными ватно-марлевыми тампонами или марлевыми салфетками.

Хорошо подготовленные гранулирующие поверхности должны быть свободны от кровоточащих, распадающихся, отечных, гипертрофированных и раздраженных грануляций. Раневая поверхность должна быть покрыта розоватыми мелкозернистыми, почти плотной консистенции грануляциями, с незначительным отделением экссудата. За несколько минут до пересадки лоскутов кожи мы во всех случаях удаляем, соскабливая ножом поверхностный слой грануляций толщиной 1—1,5 мм. Наблюдающееся кровотечение бывает незна- чительным, в виде мелких капель и быстро останавливается. После остановки кровотечения раневую поверхность слегка осушают, прикладывая сложенную в несколько слоев марлю, после чего пересаживают подготовленный лоскут кожи.

Г. П. Лыокене также рекомендует удалять поверхностный слой грануляций толщиной в 2—3 мм перед пересадкой лоскутов кожи.

Я. И. Шнейберг считает, что поверхностный грануляционный слой следует удалять лишь в тех случаях, когда имеются патологические грануляции. При нормальной, хорошо подготовленной грануляционной поверхности он этого делать не рекомендует.

На подготовленные гранулирующие поверхности делают свободную пересадку кожи. В зависимости от вида животного, его общего состояния, характера, размера и места локализации ожога, в ветеринарной практике применяется свободная пересадка кожи в виде кусочков по методу Ваганова, измененному П. Ф. Симбирцевым, и в виде различной толщины (субэпидермальные, эпидермопилярные и полно- слойные) лоскутов, а также закрытие дефекта путем свободной пересадки лоскута в комбинации со сдвигом окружающей кожи. В ветеринарной практике пересадка больших кожных лоскутов технически трудновыполнима и часто дает плохой результат, так как трудно добиться, особенно при массовых ожоговых поражениях, условий покоя и неподвижности животных, а следовательно, и раневой поверхности, крайне необходимых для приживления трансплантатов. Поэтому вполне оправдано все большее распространение метода пересадки кожи мелкими кусочками.

Взятие кожных лоскутов для трансплантации. Трансплантат берут на участках тела с наиболее тонкой и подвижной кожей, легко собирающейся в большие складки и имеющей развитый слой плотной соединительной ткани и минимальное количество жировой клетчатки. У крупного рогатого скота лучшим местом взятия лоскута кожи является боковая поверхность груди и живота, у лошадей — шея, предгрудина, грудь и живот, у собак — боковая поверхность грудной клетки и живот.

За 20—24 час. до иссечения лоскута тщательно, но осторожно сбривают шерстный покров и кожу протирают йодированным спиртом или спирт-эфиром и орошают растворами антибиотиков или припудривают порошком сульфаниламидов с антибиотиками.

Я. И. Шнейберг рекомендует донорский участок закрывать салфеткой, смоченной в растворе антибиотиков, и накладывать повязку из целлофановой клеенки и марли. Непосредственно перед взятием трансплантата кожу протирают спирт-эфиром или чистым эфиром и линии будущих разрезов, окаймляющих лоскут, смазывают настойкой йода. Мы с эффектом применяли облучение донорского участка кожи бактерицидной лампой в течение 15—25 мин. Проводят тщательное обезболивание, которое достигается применением новокаина и наркотических средств. При местном обезболивании необходимо избегать введения раствора новокаина в толщу кожи, так как в этих случаях получается неровная поверхность донорского участка и часть раствора выступает на поверхность кожи, что мешает брать ее. Поэтому лучше применять проводниковую анестезию, обкалывание донорского участка по окружности или вводить раствор новокаина глубоко в подкожную клетчатку.

Взятие субэгсидермального лоскута. Субэпидермальный лоскут состоит из эпидермиса и слоя тканей, лежащих над пакетами сальных желез, его толщина колеблется у крупного рогатого скота и лошадей в пределах 200—600 мк, у собак— 200—400 мк. При взятии лоскута необходимо внимательно следить за признаками, характеризующими правильность прохождения среза: сохранность на поверхности среза трансплантата и образующегося дефекта пигментации, темные точки на местах перерезанных волосяных мешочков (волоса), кровотечение в виде выступающих отдельных капель (рис. 4).

Субэпидермальные трансплантаты можно иссекать опасной бритвой, лезвием безопасной бритвы, закрепленным в зажиме Пеана или в специальной держалке, и дерматомами различных систем.

При взятии лоскута бритвами последние накладывают на поверхность кожи под углом 5—7 , затем под легким нажимом пилящими движениями срезают нужный слой кожи.

При иссечении лоскута дерматомом системы завода «Красногвардеец» мы обычно пользовались методикой, изложенной в прилагаемой к инструменту инструкции. Успешное срезание трансплантата во многом зависит от степени приклеивания (фиксации) кожи донорского участка к полуцилиндрической поверхности дерматоме. У животных приклеиванию кожи к дерматому мешает обильное отделение пота на донорском участке после его обработки и новокаинового обезболивания. В этих случаях для осушения донорского участка мы применяли эфир, которым обильно орошали нужную поверхность кожи и тотчас же после подсыхания ее приклеивали дерматом. В момент срезания лоскута помощник периодически орошал впереди лежащий участок кожи эфиром, который, улетучиваясь, подсушивал кожную поверхность. В результате нам удавалось получить достаточно су- сухую поверхность донорского участка кожи и хорошее ее приклеивание к дерматому.

Образующаяся раневая поверхность на месте иссеченного лоскута обычно покрывается нежным струпом. Чтобы зажив-

Р и с. 4. Схема толщины различных лоскутов кожи, применяемых для пересадок в ветеринарной практике: 1 — эпидермис; 2 — дерма; 3 — подкожная жировая клетчатка; 4 — фасция. А — субэпидермальный лоскут; Б — эпидермопилярныи лоскут; В — лоскут во всю толщу кожи.

а — сальные железы; б — потовые железы в — волосяная луковица; г — жировая ткань; ц — сосочковый слой дермы; е — сетчатый слой дермы; ж — зернистый слой эпидермиса; з — роговой слой эпидермиса. ление образованного дефекта было более быстрым, применяют жидкую мазь Вишневского, реверзибельную эмульсию сульфаниламидов, мазь Конькова и накладывают марлевую клеевую повязку. Обычно на месте иссеченного лоскута че- рез 6—10 дней полностью восстанавливается эпидермис и растет шерсть-

Взятие эпидермопилярного лоскута. Эпидермопилярный лоскут состоит из эпидермиса и волоссодержащего слоя кожи. Его толщина у крупного рогатого скота 0,8—2,7 мм, что составляет 'Д—'/з всей толщины кожи; у лошадей 0,8— 2,7 мм или 1/2—'А толщины кожи; у овец и собак — 0,9— 2,7 мм или 7г—2/з толщины кожи. Такая вариантность связана с различием в строении кожи по областям тела, с возрастом и породными особенностями, а также с сезонными изменениями кожного покрова. При правильном взятии пиляр- ного лоскута линия среза проходит на 200—300 мк глубже залегания луковиц волос (рис. 4). Эпидермопилярный лоскут можно получить двумя способами: путем расщепления предварительно иссеченного полнослойного лоскута и путем непосредственного его срезания на донорском участке при помощи дерматома.

Изготавливая эпидермопилярный трансплантат путем расщепления полнослойного лоскута, скальпелем или бритвой иссекают нужной величины лоскут с захватом всех слоев кожи. Иссеченный лоскут закрепляют подкожной клетчаткой наружу на цилиндрической поверхности (согнутой толстой резине, фанере или бутыли), которую предварительно обертывают несколькими слоями марли. Затем бритвой или тщательно отточенным скальпелем срезают подкожный и часть сетчатого слоя. При правильном срезании указанных слоев образующаяся поверхность эпидермопилярного слоя имеет сероватый оттенок, а при осмотре края лоскута или разрезов, сделанных в его центре, видны неповрежденные корни волос и под ними тонкая полоска сетчатого слоя. Появление на поверхности среза темных точек перерезанных волос указывает на неправильное расщепление лоскута.

Раневая поверхность, образовавшаяся на донорском участке, должна быть закрыта или путем наложения глухого шва, или путем пластики — сдвиганием окружающей кожи (рис. 5).

При взятии лоскута дерматомом необходимо предварительно установить толщину срезаемого трансплантата, т. е. определить глубину залегания на донорском участке кожи волосяных мешков.

Я И. Шнейберг рекомендует следующий метод определения глубины залегания волосяных луковиц. На донорском участке кожу, без подкожной клетчатки, собирают в поверхностную складку и замеряют ее. Половина величины замера составляет толщину кожи. Из этого и рассчитывают глубину залегания волосяных луковиц. К полученному показателю глубины залегания волосяных луковиц прибавляют 200—

Рис. 5. Ожог їуу- левой грудной стенки лошади:

1 — пересаженные в толщу грануляционной ткани маленькие кусочки кожи; 2 — рана на месте взятия трансплантата закрыта глухим швом.

300 мк. Полученный показатель глубины среза устанавливают на микрокремальере дерматома и иссекают трансплантат При взятии трансплантата образующаяся поверхность среза донорского участка имеет беловатый вид; кровотечение, как правило, бывает капельное и в редких случаях — небольшими струйками. При осмотре ребра иссеченного лоскута видны корни волос и под ними тонкая беловатого цвета полоска плотной соединительной ткани сетчатого слоя.

На взятом лоскуте в шахматном порядке делают разрезы длиной 0,3—0,5 мм.

Я. И. Шнейберг рекомендует делать на лоскуте множественные сквозные уколы, 4—5 уколов на каждый квадратный сантиметр поверхности и на каждые 10—15 см2 один разрез длиной 4—5 мм. При закреплении трансплантата на раневой поверхности через эти отверстия удаляют остатки воздуха, крови и обеспечивают сток раневому экссудату, что предупреждает отслоение пересаженного лоскута.

Эпидермопилярные лоскуты хорошо приживаются и создают устойчивую эластичную с растущей шерстью кожу.

Недостатком пересадки эпидермопилярными лоскутами является то, что образующийся при их взятии дефект очень редко заживает путем эпидермизации с краев раны. Обычно оставшаяся в дефекте часть сетчатого слоя кожи будет препятствовать быстрому заживлению. В этих случаях рекомендуется иссекать скальпелем оставшуюся часть сетчатого слоя до подкожной клетчатки и закрывать рану путем сдвигания окружающей кожи с наложением шва.

Взятие полнослойного лоскута. Полнослойный лоскут состоит из эпидермиса и всего слоя дермы. Его толщина может быть различной в зависимости от толщины кожи на донорском участке. Полнослойный лоскут обычно иссекают скальпелем. Эта операция болезненна и сопровождается капиллярным кровотечением.

Взятый трансплантат тщательно освобождают от подкожной и жировой клетчатки. Затем на нем прорезают, так же, как и на эпидермопилярных лоскутах, отверстия, после чего пересаживают на подготовленную гранулирующию поверхность.

Послойные лоскуты, пересаженные на гранулирующую поверхность, создают полноценную кожу с хорошим ростом шерсти. Недостатком их является, во-первых, то, что они сравнительно плохо приживают и, во-вторых, образующийся при их взятии дефект заживает путем рубцевания или требуется пластическая операция.

Закрепление трансплантатов на гранулирующей поверхности. Подготовленный трансплантат слегка растягивают (при этом начинают зиять сделанные разрезы) и накладывают на подготовленную раневую поверхность. Стерильными марлевыми тампонами или салфетками разглаживают его и тщательно прижимают к гранулирующей поверхности. При этом из-под лоскута удаляют воздух, остатки крови или экссудата. В результате лоскут довольно прочно приклеивается к гранулирующей поверхности.

По краю трансплантат пришивают к окружающим и подлежащим тканям узловатым швом из тонкого кетгута или тонкого шелка. Затем лоскут в центральной части подшивают несколькими лигатурами узловатого шва к поверхности дефекта и концы нитей завязывают поверх ватно-марлевых тампонов, наложенных на трансплантат.

П. Ф. Симбирцев и Я. И. Шнейберг рекомендуют накладывать на пересаженный лоскут повязку, пропитанную мазью Вишневского.

Мы с успехом применяем покрытие трансплантата вазелиновой мазью (вазелин медицинский 100,0 г, стрептоцид белый 5,0 г и пенициллин 1000 000 ЕД.). Перед употреблением мазь расплавляем на водяной бане, тщательно перемешиваем и в расплавленном виде толстым слоем наносим на поверхность пересаженного лоскута и окружающие ткани.

Перевязки и обработка трансплантата при отсутствии показаний не рекомендуются. Швы снимают на 12—14-й день.

В дальнейшем при необходимости производят туалет области операции и в течение 2—3 недель следят, чтобы пересаженный трансплантат был защищен. Обычно в это время в области поражения развивается зуд и животные могут расчесывать, облизывать и хватать зубами приживающий лоскут. Чтобы снять явления зуда, мы применяли димедрол, препараты брома и барбитураты. Я. И. Шнейберг рекомендует в этот период применять люминал, промедол и смесь Бехтерева.

Пересадка малых кусочков кожи. Для пересадки кожи в виде малых кусочков обычно иссекают в области боковой поверхности шеи трансплантат веретенообразной формы На выбранном донорском участке сбривают шерстный покров, кожу тщательно протирают спирт-эфиром или йодированным спиртом, обезболивают новокаином и иссекают нужной величины полнослойный лоскут.

П. Ф. Симбирцев рекомендует для обезболивания применять новокаин-пенициллиновый раствор.

Образовавшуюся на месте иссеченного лоскута рану закрывают глухим швом, и она быстро обычно заживает по первичному натяжению. С трансплантата срезают скальпелем или бритвой подкожную клетчатку и часть сетчатого слоя кожи (получают эпидермопилярный лоскут). Затем лоскут разрезают на узкие полоски шириной 5—8 мм, которые пересекают поперек с таким расчетом, чтобы получились кусочки 5X6, 6X8 мм.

Приготовленные кусочки завертывают в марлевую салфетку, смоченную изотоническим раствором поваренной соли с добавлением пенициллина.

Укрепление кусочков кожи в грануляциях. В подготовленных грануляциях скальпелем делают в шахматном порядке на расстоянии 2—2,5 см один от другого «кармашки» (ниши), в которые и помещают кусочки кожи. Для этого остроконечный скальпель вонзают в грануляционную ткань под углом 18—20° на глубину 10—15 мм, затем его слегка отводят и в образовавшийся «карман» вкладывают пинцетом кусочек кожи эпидермисом наружу. После этого скальпель осторожно извлекают и слегка прижимают клапан из грануляционной ткани, покрывающий кусочек кожи.

Вложенный в «карман» кусочек кожи хорошо удерживается вначале клапаном кармана, а затем приклеивается выпавшим фибрином. Особенно быстро фибрин выпадает у крупного рогатого скота, образуя при этом прочную спайку между трансплантатом и окружающими тканями. При пересадке кожи малыми кусочками на гранулирующие поверхности, которые локализуются в области нижней части груди, живота, паха, а также в некоторых случаях на конечностях, П. Ф. Симбирцев рекомендует делать вместо «кармашков» Н-образный разрез, у которого два параллельных разреза и третий, их соединяющий, делают длиной 10— 12 мм и глубиной 8—10 мм. Образовавшиеся при этом два клапана слегка отпрепаровывают и приподнимают, в образовавшуюся нишу вкладывают кусочек пересаживаемой кожи эпидермисом наружу. В силу эластичности грануляционных «створок» пересаженный кусочек плотно прижимается к подлежащим тканям. Через 30—40 мин. после пересадки кусочков кожи (когда остановится кровотечение и подсохнет кровь) всю гранулирующую поверхность с пересаженными трансплантатами поливают толстым слоем расплавленной вазелиновой мази и оставляют открытой (рис. 5). В последующем через каждые 3—4 дня повторно наносят указанную мазь на раневую поверхность.

П. Ф. Симбирцев, Я. И. Шнейберг в этих случаях рекомендуют применять орошение жидкой мазью Вишневского.

Начиная с 3—4 дня после пересадки назначают тепловые процедуры. На 9—11-й день производят туалет раневой поверхности, осторожно удаляя корочки засохшей крови и экссудата. Обычно к этому времени прижившие кусочки кожи прочно прирастают к подлежащим тканям, а покрывающий их слой грануляционной ткани некротизируется.

На 12—15-й день по краям приживших кусочков отмечается рост эпителия. Гранулирующие участки, находящиеся между трансплантатами, начинают быстро покрываться эпителием. Постепенно на этих участках формируется в виде узких полосок, как правило, пигментированный мягкий, подвижный и безболезненный рубец.

Таким образом, применив трансплантацию малыми кусочками, можно с помощью небольшого кожного лоскута добиться в короткий срок' заживления обширной ожоговой поверхности. На сегодня это, пожалуй, — наиболее доступный метод для широкой ветеринарной практики при лечении обширных ожоговых (раневых) поверхностей у крупных животных.

Недостатком этого метода закрытия обширных гранулирующих поверхностей является образование неровного, мозаичного вида эпителиального покрова с очень редким шерстным покровом, который растет в разных направлениях.

<< | >>
Источник: РОССЕЛЬХОЗИЗДАТ. КЛИНИКА, ПАТОГЕНЕЗ, ЛЕЧЕНИЕ И ВЕТЕРИНАРНО- САНИТАРНАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРИ ОЖОГАХ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ. 1965

Еще по теме Общее лечение обожженных:

  1. ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНАЯ ЭКСПЕРТИЗА МЯСА ОБОЖЖЕННЫХ ЖИВОТНЫХ
  2. Общее описание
  3. Общее действие высокой температуры на организм.
  4. Общее заключение
  5. I. ПРИРОДА ЗУБОВ, ОБЩЕЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ, ДЕЛЕНИЕ, ЧИСЛО И ЗУБНЫЕ ФОРМУЛЫ, ФОРМА
  6. Глава II ОБЩЕЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ МИКОФЛОРЫ РАСТИТЕЛЬНЫХ ОСТАТКОВ В ЕЛОВЫХ ЛЕСАХ
  7. Глава I ОБЩЕЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ МИКОФЛОРЫ ДРЕВЕСНОГО ОТПАДАВ СОСНОВЫХ БОРАХ
  8. ДАРВИНИЗМ —ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ О РАЗВИТИИ ЖИВОЙ ПРИРОДЫ И ДЕЙСТВЕННОЕ ОРУДИЕ ЕЕ ПЕРЕДЕЛКИ
  9. ЛЕЧЕНИЕ, ПРОГНОЗ И ПРОФИЛАКТИКА
  10. ЛЕЧЕНИЕ МАСТИТОВ
  11. ЛЕЧЕНИЕ МАСТИТОВ
  12. Лечение и ветеринарно-санитарная экспертиза
  13. Лечение и ветеринарная экспертиза
  14. Лечение и ветеринарно-санитарная экспертиза. 
  15. Лечение и ветеринарно-санитарная экспертиза
  16. Патологоанатомические изменения, лечение и ветсанэкспертиза. 
  17. Лечение и ветеринарно-санитарная экспертиза. 
  18. ЛЕЧЕНИЕ ОЖОГОВОЙ ТРАВМЫ
  19. ЛЕЧЕНИЕ ЖИВОТНЫХ ПРИ ОБЩЕМ ИНФЕКЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ ПОСЛЕ РОДОВ
  20. ЛЕЧЕНИЕ ЖИВОТНЫХ ПРИ ОБЩЕМ ИНФЕКЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ ПОСЛЕ РОДОВ