<<
>>

10-5. Диатропика и систематика

Чтобы быть общей, единой для всех, систематика должна изменяться очень редко, как можно реже. Ho желание строить естественную (в смысле

родства) систему ведет к непрестанным перестройкам, ибо то, что один считает родством, другой - параллелизмом. «Конвергенция и параллелизм... - бич систематиков, источник ошибок. Сходство не всегда свидетельствует о родстве» [Медников, с. 9]. Ho если так, то не поискать ли иной принцип - такой, который отражает сущность, более реальную, чем предполагаемое родство? He попробовать ли построить естественную систематику на законах разнообразия?

Вавилов, например, полагал, что усвоение биологами идеи гомологических рядов открывает перед систематикой новые перспективы:

“Вместо бесконечно путанной номенклатуры, которую не удерживает ни одна память, перед систематиком ставится важнейшая задача - создать общую, выдержанную и однотипную номенклатуру, в которой тождества форм, их гомология были бы поставлены в основу системы.

Этот путь покажется систематику революционным и его необходимо провести осторожно по отношению к установленным формам. Гораздо проще, хотя все же сложно, приведение в общие системы определителей разновидностей и рас. ... Для изучающего многообразия форм вместо бесконечного запоминания бесконечных названий... открывается возможность легкого и планомерного изучения целой системы. ... По опыту систематики мы хорошо осознаем всю трудность и огромность задачи, которая открывается перед исследователем. Мы понимаем, что понадобится, может быть, столетие усилий ботаников и зоологов, чтобы путем коллективной работы подготовить общую систему организованного мира. Ho это путь неизбежный” [Вавилов, с. 21].

Вопреки ожиданиям Вавилова, за последующие 85 лет движение в указанном им направлении было минимальным, и некоторый успех достигнут не в самом низу, а на самом верху таксономии: далее будут приведены макросистема и две системы филумов. Ho в целом XX век характерен ухудшением дела: номенклатура усложняется в прежнем направлении, постепенно превращаясь из биологической дисциплины в юри-дическую, но нормы отнюдь не спасают ее от бесконечной смены бесчисленных названий. Отмечу, что классификация завела номенклатуру в отмеченный Вавиловым тупик во многом из-за господства дарвинизма в его геккелевом варианте: систематики убеждены, что их цель - в выяснении родства, и не подозревают, что систему можно строить как-то иначе. Номенклатура покорно следует геккелевой традиции, хотя еще Линней указывал, как мы видели в п. 10-1*, иной путь, путь двух систематик.

Такой подход в науке известен. Например, первая классификация звезд (по созвездиям) была произведена, когда небо представляли сферой, вращающейся вокруг неподвижной Земли; система оказалась искусственной, но ею продолжают пользоваться: так звёзды удобно находить для наблюдения, хотя все понимают, что члены созвездия могут быть очень далеки и в пространстве, и в отношении своих свойств. Никто не спорит о том, что лучше - группировать ли звезды «естественно» (например, по спектрам и

светимости) или «искусственно» (по созвездиям, т.е. по угловым координатам) - оба способа необходимы.

То же в географии: объект удобнее всего указать парой координат (сеть) или адресом (иерархия), и оба способа искусственны в том смысле, что чужды природе объекта, зато всем понятны и достаточно стабильны. Можно, наоборот, описать объект «естественно» (например, по его принадлежности горному хребту, речной системе, времени формирования, структуре), но это будет сделано по-своему у каждого автора.

К сожалению, это норма: естественная система всегда субъективна, а потому для практики малопригодна. Наивно думать, что настанет день, когда большинство станет понимать естественность одинаково и что это продлится в следующих поколениях ученых. Наоборот, об искусственной системе можно договориться и этим пользоваться долго, как мы пользуемся, например, правилами орфографии.

Величие Линнея видится в том, что он не только различал два типа систем, но даже искусственную систему строил рационально: клал в ее основу признаки, отражающие суть строения организмов. Постараемся усвоить этот урок. Во-первых, признаем, что все нынешние филогении суть искусственные системы (построены по воображаемому критерию родства с бессознательной целью удовлетворить тезису Короны), а во-вторых, попытаемся выстроить естественную (в точно оговоренном смысле) макросистему. Если принять ее за основу, то станет ясно, как строить системы частные. Одну из частных систем мы сперва и рассмотрим. 

<< | >>
Источник: Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции.. 2006

Еще по теме 10-5. Диатропика и систематика:

  1. 6-5. Простые примеры применения диатропики
  2. 9-7. К диатропике вымираний
  3. 8-5* Диатропика митозов и эволюция
  4. 12** Диатропика и эпигностика размножения
  5. 12* Диатропика и эпигностика эволюции млекопитающих
  6. Эволюционная систематика
  7. alt="" /> 3* Экоморфологическая систематика
  8. Зоологическая систематика на современном этапе
  9. 10-2. Филогенетика, кладизм и систематика
  10. 8-2. Эволюция и систематика царств