>>

Для кого эта книжка, зачем она и кто ее написал

  Когда известный деятель науки берется за перо, чтобы самыми простыми и доступными словами рассказать об азах эволюционной теории, — он, видимо, ощущае-т какую-то настоятельную потребность сделать это.

Порой нам кажется, что все благополучно. Эволюционная теория Дарвина отпраздновала свое столетие, и юбилейные марки заняли достойное место в альбомах коллекционеров.
Ho вот выдержка из не очень старой газетной статьи. В номере от 14 ноября 1969 года «Сан-Франциско кроникл» публикует обзор своего корреспондента по вопросам просвещения:
«...Отныне для школьников штата Калифорния дарвиновская теория эволюции не будет единственным объяснением происхождения человека. Совет штата по образованию единогласно проголосовал вчера за принятие новой программы, которая включает в себя несколько теорий происхождения и обеспечивает им равный вес. Что касается эволюционной теории, развитой Дарвином и принятой подавляющим большинством ученых мира, программа обязывает дополнить ее теорией божественного творения, изложенной в Книге Бытия, а также аристотелевой теорией самозарождения и другими точками зрения...
...Из всех выступавших ни один не высказался в защиту теории Дарвина... Д-р Роберт Е. Кофаль, президент Хайлендского колледжа в Пасадена, резко выступал против использования в школах Пасадены книги Эшли Монтегю «Человек: его первый миллион лет». «Каждый ученик, который поверит брехне этого учебника,— сказал он,— окажется перед необход1?- мостью полностью отрицать учение Библии и христианской веры».
Согласимся, что автор книги, которую вы держите в руках, мог испытывать настоятельную потребность ее написать. Даже если он и не читал статьи в «Сан-Франциско кроникл»,— а он наверняка ее не читал, так как книга написана раньше. Ho он знал, что люди, подобные д-ру Роберту Е. Кофалю, не перевелись еще на белом свете и что дикари обитают не только в джунглях, но и в штатах, кичащихся своим прогрессом/
В нашей стране содержание школьных учебников, разумеется, не определяется финансовыми интересами книготорговцев. Учебники издает государство, которое заинтересовано в том, чтобы школьники обучались естествознанию грамотно. Красивому мифу о ребре Адама, равно как и мифу о Ноевом ковчеге, не место в курсе биологии. Поэтому ситуация, о которой мы сейчас узнали из газетной заметки, к нам отношения не имеет.
Ho никогда и нигде не лишне иметь хорошую книгу, рассказывающую о достоверных фактах науки. Особенно книгу, рассчитанную на юного читателя. И совсем хорошо, когда эта книга отвечает на его многочисленные «почему». Почему роза красная? Почему у слона хобот? Почему я похож на маму? И коронный вопрос, вопрос вопросов: откуда я? На этот вопрос дается серьезный и деликатный ответ, который побуждает спрашивать дальше и направляет любознательность в такую сторону, где всегда интересно, и можно поломать голову. Разве не головоломна, например, задача о наследовании цвета глаз, которую автор книги предлагает решить юному читателю?
Мы знаем, как сосредоточенно терпеливы бывают дети, когда задета их исследовательская струнка, как умеют они сопеть над вскрытым ,чревом заводной машины,— и потому верится, что задачу о цвете глаз может самостоятельно решить даже не особенно большой человек.
И картинка дана ему в помощь.
Эта книжка под силу ребятам, еще не проходившим основ биологии в школе. А те, кто уже одолел их, тоже найдут в ней немало интересного.
Книжку «Удивительный мир эволюции» могут читать родители и для того, чтобы уметь отвечать на детские «почему». А те взрослые люди, которым в их школьные годы не повезло с биологией, могут без особой затраты сил почерпнуть из нее многое, что не лишне знать каждому взрослому человеку.
Ho мы обещали сказать и о том, кто написал эту книжку. Ее написал Джулиан Хаксли — человек с большим именем и большими заслугами. Имя Хаксли (или Гекели, как было принято писать раньше) дорого всем прогрессивным ученым, так как его носил выдающийся соратник Чарлза Дарвина, крупнейший ученый-эволюционист Томас Генри Хаксли. Современники называли его «дарвиновским бульдогом», настолько яростно и страстно боролся он за утверждение эволюционного учения. Если и сейчас, спустя столетие, церковники все еще мешают этому учению утвердиться, то можно себе представить, каким характером нужно было обладать, чтобы вести борьбу в те времена.
Среди прямых потомков Томаса Генри Хаксли немало блестящих имен, составляющих славу английской науки и культуры. Один из его внуков, Эндрю Хаксли, в 1963 году разделил с Ходжкином и Экклсом Нобелевскую премию по физиологии. Другой внук, Олдос Хаксли, стал всемирно известным писателем. Джулиан Хаксли, автор этой книги — тоже внук «дарвиновского бульдога», и он в отличие от других потомков знаменитого деда унаследовал не только его имя, но и дело. Когда в 1935 году Джулиан Хакс-
'z ыл избран секретарем Лондонского зоологического обществ^, острили, н получил от деда в наследство животное царство.
Ho именно 30-е годы были для Хаксли, которому тогда уже перевали- еорок, временем крутого жизненного поворота: он прервал блестяще ыпуюся карьеру ученого-биолога ради того, чтобы взять на себя мало- парную роль связного между наукой и обществом.
II хотя перу Джулиана Хаксли принадлежит ряд солидных исследова- ZiI. б том числе экспериментальных, хотя он написал книги, рассчитаи- на специалистов-биологов, можно без преувеличения сказать, что все -мое значительное сделано им вне чистой науки.
Иногда думают, что быть связным между наукой и обществом — зна- только писать научно-популярные книги и статьи. Вовсе нет, задача -умного шире, да и связь эта не односторонняя, а двусторонняя, взаимная — если угодно, взаимное просвещение. He только обществу следует :нать о достижениях науки и уметь их использовать, но и науке важно понимать общественные потребности.
Речь идет не только об экономических потребностях — они в большей z л и меньшей степени всегда оказывали воздействие на развитие науки. Наш век обращается к науке с призывом: сделать так, чтобы ее автономные интересы не вступали в противоречие с потребностью людей жить в мире, в стабильной среде обитания. Ведь это же факт, что некоторые реальные угрозы уничтожения цивилизации возникли как побочный результат саморазвития науки. Вот почему необычайно важна деятельность тех, кто пытается что-то противопоставить этим тенденциям, кто умеет просвещать ученых-естественников, объяснять им их ответственность перед обществом. Нет оснований полагать, что такая просветительская деятельность не принесет своих плодов.
Джулиан Хаксли принадлежит к числу тех, кто раньше других почувствовал неминуемое приближение такого рода проблем. Впрочем, в 30-е годы главное его внимание занимала иная идея — не менее важная и практически не имевшая приверженцев в капиталистических странах Запада. Идея эта проста: экономика должна быть научно обоснованной.
Для нас — людей, привыкших мыслить категориями научного социализма, кажется нелепым, что такая разумная мысль предавалась на Западе анафеме; а между тем так оно и было. В то время на всей планете была только одна страна, в которой на практике претворялась мысль о рациональном использовании природных ресурсов и о государственном планировании экономики. Естественно, что Хаксли приехал в эту страну, чтобы получить нужные ему сведения из первых рук. Это было в 1931 году.
Он провел у нас три недели, которые оказали сильнейшее воздействие на его последующие публикации и выступления. По свидетельству газеты «Манчестер гардиан», выступая по возвращении в Лондон перед аудиторией, Хаксли говорил о том, что «русские истратили на изучение полезных ис

копаемых больше денег, чем все остальные страны Европы, вместе взятые». Он рассказывал об Институте растениеводства («Институт растительной индустрии» — так, близко к истине, он перевел название ленинградского учреждения), где «несколько сот научных работников заняты практическим приложением новейших достижений генетики», где проходят научное испытание не менее 28 000 различных образцов пшеницы.
В годы, предшествовавшие второй мировой войне, Хаксли активно участвовал в антивоенном движении, и в этом продолжая линию своего знаменитого деда. Известно, что более чем за полвека до этой войны Томас Генрп Хаксли, посетив выставку, посвященную истории средств ведения войны, отозвался о ней как о доказательстве человеческой тупости и невежества...
В отличие от пацифистской позиции, которую занял его брат, писатель Олдос Хаксли, Джулиан Хаксли выступал за активную борьбу с фашизмом. Он читал лекции, писал книги — некоторые из них он посвятил борьбе с идеологией расизма,— вел одну из популярнейших радиопередач. Эта передача, которую слушали миллионы людей, была построена в форме вопросов и ответов. О ее характере можно судить по ответу Хаксли на вопрос одного из радиослушателей, какие книги брать с собой на фронт.
«Я думаю, — сказал Хаксли, — неплохо иметь какой-нибудь хороший и длинный роман, такой, чтоб он захватил вас целиком. «Война и мир» Толстого, пожалуй, в этом смысле не имеет себе равных, особенно для солдата». А еще, посоветовал Хаксли, можно взять сборник хороших стихов.
Вот какой человек написал эту книгу. Можно много рассказывать о том, сколько энтузиазма, знаний и энергии вложил он в дело охраны природы; о том, как в 1946 году, несмотря на противодействие американцев, Хаксли, «этот прокоммунист», был избран генеральным директором ЮНЕСКО (правда, американцам все же удалось добиться, что он проработал на этом посту не шесть лет, как полагается по уставу, а два); о его научных интересах и, в частности, о неожиданной и нетривиальной точке зрения на рак, высказанной им в специальной книге, — но ведь это не биография Джулиана Хаксли, а всего лишь предисловие к его небольшой книжке.
Каждый, кто прочтет ее, увидит, что и в ней он остается верен себе.
Цм. Сухарев

Жизнь в коралловом рифе (Багамские острова).
Жизнь в коралловом рифе (Багамские острова).


Жизненный цикл бабочки — от яичка до крылатого взрослого организма.
Жизненный цикл бабочки — от яичка до крылатого взрослого организма.


| >>
Источник: Хаксли Дж.. Удивительный мир эволюции.. 1971

Еще по теме Для кого эта книжка, зачем она и кто ее написал:

  1. 1-1. Зачем эта книга
  2. КТО НА КОГО ПОХОЖ?
  3. ГАРЕМ: КТО КОГО ВЫБИРАЕТ?
  4. КТО — МУРЛЫЧЕТ, КТО — РЫЧИТ
  5. Она найдена!
  6. ЭТА ЗАМЕЧАТЕЛЬНО КРАСИВАЯ КОШКА
  7. МОБИ ДИК HE ИЗ КНИЖКИ
  8. ГЛАВА ПЕРВАЯ Основания, побудившие автора написать ЭТУ книгу
  9. Прокол рубца и введение лекарственных веществ в книжку.
  10. На кого охотились олдувайцы