<<

ЭРНСТ ГЕККЕЛЬ (Биографический очерк)

  Эрнст Геккель родился 16 февраля 1834 г. в пригороде прусской столицы—городе Потсдаме, но его детство и школьные годы протекли в провинциальном городке Мерзебурге, куда его отец—чиновник-юрист был переведен уже через год после рождения Эрнста.
После трех лет обучения в начальной городской школе Эрнст был отдан в мерзебургскую классическую гимназию, по окончании которой он должен был поступить на медицинский факультет: отец хотел, чтобы его сын стал вольнопрактикующим врачом.
Судьба, однако, судила иначе. Отчасти под^ влиянием своей матери, отчасти —домашнего учителя Эрнст очень рано проникся интересом к природе. Это нашло себе выражение в собирании и изучении растений и в чтении популярных сочине-^ ний по естествознанию. Мастерски «написанный популярный труд М. Шлейдена («Растение и его жизнь») и дарвиново «Путешествие на Бигле» сыграли в немалую роль в оформлении склонностей и интересов будущего натуралиста.
Окончив мерзебургскую гимназию, Геккель поступил в 1852 г. на медицинский факультет Берлинского университета, но в том же году перевелся в Вюрцбургский университет; после двухлетнего пребывания в Вюрцбурге он вновь не надолго вернулся в Берлин, но закончил свое медицинское образование все же в Вюрцбурге. Как школьные, так и студенческие годы Геккеля красноречиво свидетельствуют о жизненном пути выдающегося натуралиста, упорно следующего своим влечениям, вопреки нелепо складывающимся обстоятельствам жизни. Гимназические годы, если оставить в стороне самостоятельные занятия ботаникой, не дали почти ничего для расширения его естественно-научных знаний. В качестве студента-медика он поневоле интересуется медициной, но не более, чем шумным времяпрепровождением тогдашней студенческой молодежи. Круг интересов Геккеля-студента ограничивался исключительно естествознанием и, скитаясь из университета в университет, он слушает лекции самых выдающихся естествоиспытателей XIX в.: Келликера, Лейдига и Вирхова в Вюрцбурге, Брауна, Митчер- лиха и И. Мюллера — в Берлине. Одновременно он продолжает свои прежние занятия по систематике растений.
Обстоятельства совершенно случайного характера вызвали у Геккеля еще * на студенческой скамье решительный поворот

его доминирующих интересов от ботаники к зоологии и еще более охладили его к медицине. Первым из этих толчков были лекции Келликера во время первого пребывания Геккеля в Вюрцбургском университете; в своих лекциях Келликер развернул картину разнообразия и богатства животного мира и изложил общие принципы строения тела животных. Любознательность молодого студента устремилась в эту новую область и прежнее увлечение ботаникой стало отступать на второй план. Через два года, в Берлинском университете, пробудившийся у Геккеля интерес к зоологии сильно окреп под неотразимым влиянием знаменитого физиолога, зоолога и анатома Иогана Мюллера. Геккель слушал лекции Мюллера в университете, а летом 1854 г. совершил под его прямым руководством поездку на остров Гельголанд для изучения фауны беспозвоночных Северного моря; при этом особенное внимание его привлекли к себе медузы. Вторая научная экскурсия была предпринята им на Средиземное море, год-полтора спустя, когда во время последнего пребывания в Вюрцбурге Геккель был деятельно .занят изучением патологической анатомии под руководством Рудольфа Вирхова, биологические взгляды.
которого значительно повлияли на формирование научных идей Геккеля. По приглашению Келликера он поехал в Ниццу для изучения роскошной фауны Средиземного моря; ближайшим его руководителем в зоологических исследованиях и на этот раз оказался И. Мюллер, а особенным предметом изучения — средиземномор- ские медузы.
В 1857 г. Геккель окончил университет со званием врача и- приступил было к практической деятельности на медицинском поприще. Ho йачало ее окончательно разочаровало даже отца Геккеля, и, разрешив своему сыну оставить медицину, он отправил его в путешествие по Италии.
Пребывание в течение года с небольшим в Италии оставило неизгладимый след в формировании личности Геккеля и не только как исследователя-зоо^ога, но и как мыслителя и обще- ственно-культурного борца. Здесь 25-летний натуралист сразу нашел себе ту сферу исследовательской деятельности в зоологии, которая дала ему возможность в течение ближайших нескольких лет стать в ряды выдающихся европейских зоологов и открыла ему путь к профессуре: это были радиолярии, почти совершенно не исследованная группа морских простейших. Их было известно, благодаря исследованиям И. Мюллера, всего около полусотни видов; в результате же своих работ на Mec- синском побережье Геккель в короткое время открыл и описал 144 новых вида радиолярий. Бывали счастливые дни, когда он* находил до десяти и более неизвестных форм этих изящных организмов. Интерес к радиоляриям он сохранил на всю жизнь, а последующие годы его научной деятельности ознаменовались еще ббльшими успехами в их исследовании.
В Италии Геккель увлекся также пейзажной живописью, и притом в такой степени, что бывали даже -минуты, когда он

•был готов отдать предпочтение ей перед ' научной деятельностью. Этого, к счастью, не произошло: увлечение живописью сопровождало Геккеля и впоследствии — в период его поездок в тропические страны; памятником этой стороны его деятельности осталась богатая коллекция полотен и акварелей, но видного имени среди художников XIX в. Геккель все же не завоевал. Зато всемирно известной стала в дальнейшем его не знающая устали деятельность борца за культурный прогресс, омраченная, однако, реакционно-шовинистическими выступлениями в эпоху мировой войны. Истоки того и другого восходят еще JC периоду почти юношеских переживаний на Апеннинском полуострове. Италия — родина и мировой центр воинствующеретроградного католицизма — пробудила в Геккеле чувство непримиримой ненависти к папизму и к официальному христианству вообще как к наиболее закоренелым формам религиозного суеверия и обмана. С другой стороны, широко развертывавшаяся в Италии той эпохи борьба за ее освобождение от австро-французского засилья и папского ига, борьба, глубоко волновавшая прогрессивные слои итальянского общества, обращает его мысли и чувства к Германии: выходец из служилого бюргерства, с самого детства воспитанный в патриотических чувствах, Геккель вдали от своей родины мечтает об ее объединении и развитии , по пути общественно-политического демократизма...
Геккель вернулся в Германию вполне сформировавшимся зоологом определенного направления. Он на всю жизнь остался исследователем главным образом морских групп животного мира. Его доминирующие научные интересы лежали почти исключительно в сфере морфологии животных и филогении. He систематик в обычном смысле слова, он в течение всей своей научной деятельности описывал новые виды и разрабатывал систему изучавшихся им групп, но это была уже новая, филогенетическая систематика. Виднейший представитель филогенетической морфологии и систематики XIX в., он остался равнодушен к экспериментальным отраслям зоологии — механике развития животных и генетике. He больше интереса представляли для него и новые методы исследования животных, возникавшие и стремительно прогрессировавшие к концу столетия: усовершенствованные приемы консервирования животных, изготовления срезов и их окраски, количественно-математический анализ биологических процессов, широкое применение эксперимента и т. п. Характерна для Геккеля и полная индифферентность к проблемам прикладной зоологии.
Почти не выходя из сферы проблем морфологии и филогенетической систематики, Геккель в этой области развил деятельность, ставшую в истории науки памятником * ни с чем не сравнимой энергии, трудоспособности и энтузиазма. И если нужны какие-либо исторические аналогии, то масштаб деятельности Геккеля как исследователя можно сравнить с творческим подвигом таких натуралистов прошлого столетия, как Кювье,

правда, при наличии крупнейших различий между ними в мировоззрении, научных устремлениях и роли в истории науки.
Понятно, что столь напряженная деятельность должна была руководиться импульсами незаурядной силы... Ими были, с одной стороны, рано определившаяся страсть натуралиста, с другой— приверженность к эволюционной теории. С дарвиновским «Происхождением видов» ( в переводе Бронна) Геккель познакомился почти тотчас же по возвращении из Италии. Сразу же став в ряды горячих сторонников эволюционизма, он в идее всеобщего развития нашел ключ к естественному объяснению всей действительности и руководящий принцип в исследовательской работе. Это определило в дальнейшем и основы его мировоззрения, и произведенные им научные открытия, и канву многих важных событий в его жизни.
В 1861 г. Геккель занял при содействии К. Гегенбаура должность приват-доцента в Иенском университете; через год он стал экстраординарным профессором, а с 1865 г. — ординарным. Несмотря на позднейшие приглашения на профессуру в другие города, он. навсегда остался в Иене:              провинциальная*
тишина и живописное местоположение «иенского рая», как и. доживавшая здесь свой век патриархальная простота человеческих взаимоотношений, не оставляли ему желать ничего лучшего... Однако уже первые месяцы и годы пребывания Геккеля в Иене были далеки от какого-либо подобия спокойной и созерцательной жизни. Одновременно с чтением курса зоологии Геккель по собственной инициативе читает в университете цикл лекций на тему «Теория Дарвина о родстве организмов». Аудитория* его была всегда переполнена: мастерское изложение и новизна преподносимых Геккелем идей привлекают на его лекции» студентов со всех факультетов. Пропаганда дарвинизма с университетской кафедры вызвала, конечно; весьма недоброжелательное отношение к нему со стороны наводнявших иенский университет теологов и реакционеров, и уже в эти годы его деятельность стала приобретать репутацию «опасной».
В 1863 г. Геккель публично выступил в защиту дарвинизма* в Штеттине на очередном съезде германских натуралистов и» врачей. Его доклад «О дарвиновской теории развития» был посвящен изложению основ дарвинизма и важнейших этапов эволюции человека от древних приматов. Эти годы ознаменовались первым крупным успехом Геккеля в систематической' йоологии: в 1862 г. вышел в свет его монографический труд по средиземноморским радиоляриям — «Радиолярии». Помимо описания множества новых видов, Геккель в этой монографии сделал попытку выяснения филогенетических взаимоотношений этих животных. В 1866 г., находясь на Канарских островах, Геккель приступил к исследованию организации и эмбрионального развития сифонофор, и через три года появился его обстоятельный труд — «Zur Entwicklungsgeschichte der Siphonopho- геп» (1869). Почти одновременно с выходом в свет этой работы» он начинает свои исследования над морскими губками — сперва у берегов. Норвегии, а затем на острове Лезина (в Адриатическом море). В 1872 г. вышли из печати его «Известковые губки»— двухтомная монография с приложением целого атласа ^великолепных рисунков.
Работая над исследованием таких обширных систематических трупп животных, как радиолярии и кишечнополостные, Геккель •заинтересовался миром примитивных одноклеточных организмов (бактерий и некоторых водорбслей). Считая их за действительно безъядерные формы, представляющие собой переходную ступень от неживой материи к органическому миру, он дал этим -«первенцам земной фауны и флоры» наименование м о н е р и описал целый ряд видов этих существ в специальном сочинении— «Monographie der Мопегеп» (1869).
В 1866 г. вышла в свет знаменитая геккелевская «Общая морфология» («Generelle Morphologie der Organismen»). Как показывает самый подзаголовок этого капитального труда lt;«Общие черты науки об органических формах, механически обоснованной эволюционной теорией, реформированной Чарльзом Дарвином»), в нем был произведен пересмотр накопленных к этому времени знаний по морфологии животных и растений на основе эволюционной теории. В «Общей морфологии» изложены и важнейшие теоретические обобщения Геккеля: теория архигонии, основной биогенетический закон и генеалогическое «дерево» растительного и животного царств, построенные на основе предложенного им метода тройного параллелизма. Здесь же мы находим подробное изложение основ дарвинизма, с характерным для Геккеля сочетанием теории естественного отбора с принципами ламаркизма и литекодной теории антропогенеза. Наконец, вводная и заключительная части «Общей морфологии» трактуют (пока еще эскизно) проблемы философского мировоззрения — так называемой «монистической философии», подробно разработанной’ Геккелем в последующие годы жизни. Материалистический «мойизм» Геккеля был смелой попыткой заменить традиционный германский философский идеализм научным миропониманием; это было обобщение на основе учения о развитии крупнейших завоеваний естественных наук в сочетании с философскими идеями •Спинозы и Гете, но без учета успехов самой философии и, прежде всего, — теории познания.
Для самого Геккеля «Общая морфология» оказалась программой всей последующей деятельности. Современники же (за немногими исключениями) охотнее воздавали должное эрудиции и чудовищной работоспособности автора, чем присоединялись к ^ro идеям. Разочаровавшись в попытке привлечь на свою сторону ученых, Геккель решился популяризировать свои научнофилософские взгляды в широких массах. В короткое время им ’был подготовлен объемистый научно-популярный труд под названием «Естественная история миротворения» («Naturliche Schopfungsgeschichte»), впервые увидевший свет в 1868 г. Успех этой книги был необычаен во всех странах мира. Ho она вы

звала бурю нападок на автора как на «безбожника» и «мате- риалиста» со стороны реакционных кругов, и армия противник ков Геккеля чрезвычайно возросла.
70-е и 80-е годы прошлого столетия являются в жизни Геккеля полосой крупных переживаний. В 1870 г. Германия нанеслаgt; тяжелое военное поражение бонапартистской Франции, за которым последовало героическое восстание* парижских рабочих; января 1871 г. наступило, наконец, объединение раздробленной ' Германии в государство с сильной централизованной властью. Геккель в полной мере поддался и атмосфере милитаристского возбуждения, охватившей германскую буржуазию* в дни войны, и чувству страха перед нараставшими успехами революционного движения рабочего класса. Он стал сторонником» канцлера Бисмарка.
События в личной жизни Геккеля з описываемый период времени были и грустны и радостны. В 1863 г. безвременно' скончалась его жена (Анна Зете). Кратковременный брак с ней* был очень счастлив, и этот внезапный удар Геккель пережил не легко. Лишь по прошествии нескольких лет он смог вступить в новый брак (с Агнесой Хушке). В 1873 г. он потерял отца, а в 1889 г. умерла и мать. Переживая эти потери с естественным чувством боли, Геккель черпал силы в своей неиссякаемой жизнерадостности, а утешение находил в идеалах своей' «монистической философии». Его удивительная жизнерадостность проявлялась и в увлечении различными видами спорта И’ физических Упражнений, и в страсти к туризму и далеким путешествиям. Еще будучи доцентом, он получил приз за рекордный прыжок на публичных состязаниях; мечта о далеких поездках зародилась у него еще в школьные годы. В описываемый же период времени эта мечта осуществилась в самых широких размерах: Геккель посетил не только все важнейшие страны Западной Европы и Россию, но совершил путешествия в Египет, Алжир, Марокко, Малую Азию, Аравию и на острова* Малайского архипелага. Далекие поездки дали богатую пищу не только его интересам натуралиста, — им овладевают интерес к туземному быту и фольклору и сильное увлечение живописью. Геккель создает богатую коллекцию акварельных рисунков и опубликовывает .целую серию популярно написанных* путевых записок и мемуаров.
Казалось бы, жизнь, столь богатая происшествиями вне- научного порядка, должна была менее всего оставить возможностей для интенсивной научной деятельности иенского зоолога. Этого, тем не менее, не случилось. В самом начале 70-х годов Геккель разрабатывает свою знаменитую «теорию гастреи» vs опубликовывает ее в нескольких «Studien zur Gastraea-Theorie», выходивших в свет с 1874 по 1877 гг. Являясь одним из крупнейших успехов филогенетического направления в зоологии,, «теория гастреи» привлекла к себе большое внимание зоологов- специалистов. Берлинское общество естествоиспытателей и врачей посвятило (в 1866 г.) ее обсуждению специальное заседа

ние, а много лет спустя, в день 80-летия Геккеля, Баварская академия наук отметила в своем приветствии юбиляру выдающееся историческое значение этой теории. 1874 год ознаменовался крупным произведением Геккеля по принципиальной защите и популяризации дарвиновской теории антропогенеза: в этом году вышла в свет его двухтомная «Антропогения», трактовавшая процессы филогенетического развития человека на основе установленного Геккелем биогенетического закона. Выход в свет этой книги и особенно наличие в ней изображений человеческих эмбрионов послужили поводом к взрыву новых ожесточенных нападок на автора со стороны его врагов: Геккель был обвинен в деморализации молодежи и даже в подтасовке научных фактов..ч И если бы не коллективное выступление в защиту его научной добросовестности со стороны нескольких десятков виднейших европейских натуралистов, то появление «Антропогении» могло бы повлечь за собой изгнание Геккеля из университета.
Насколько мало испугали Геккеля ожесточенные нападки ^ro врагов, показывает тот знаменательный факт, что через три года (18 сентября 1877 г.) он выступает в Мюнхене на 50-м съезде естествоиспытателей и врачей с докладом на тему -«О современном эволюционном учении в* его отношении к общей науке»; докладчик не только защищал дарвинизм от нападок, но и требовал включения его в учебные программы германских школ. Выступление Геккеля нельзя не признать смелым: в атмосфере сгущавшейся с начала 70-х годов общеевропейской политической и культурной реакции ряды 'дарвинистов стали заметно редеть, а последние выводы из стремительно прогрессировавшего естествознания начали казаться «опасными» для буржуазной морали и буржуазного общественного строя. Сам Рудольф Вирхов,, выступивший на съезде вслед за Геккелем, требовал устранения из школьных программ «догматических» естественнонаучных теорий и, прежде всего,—дарвинизма, в котором Вирхов, напуганный ростом социалистического движения, усмотрел идейное родство с мировоззрением социал- демократов. Поведение Геккеля в этой дискуссии весьма характерно. В своем ответе Вирхову («О свободной науке и свободном преподавании») он, выгораживая дарвинизм от обвинений в идейном родстве с социализмом, заявляет, что существенные тенденции дарвинизма целиком «аристократичны». В роли предшественника реакционного «социального дарвинизма», как и в позднейших политических выступлениях Геккеля, его фигура заняла видное место в ряду апологетов германского капитализма.
В 1876 г. Геккель начинает разработку обширных материалов по радиоляриям, собранным знаменитой экспедицией «Чел- ленджера»- (главным образом в Тихом океане). Одновременно он подводит итоги своим прежним исследованиям над медузами, произведенным во время поездок на различные побережья Европы, Красное море и Канарские острова, и дополняет их разработкой коллекций медуз из экспедиций «Челленджера». .Его участие в обработке зоологических материалов этой экспедиции становится затем еще шире: кроме радиолярий и медуз, он взял на себя разработку- экспедиционных сборов по губкам и сифонофорам. В последующие годы начинают появляться результаты этой деятельности, удивительной по своему масштабу и интенсивности: еще в 1879 г. вышла в свет его «Monographie der Medusen», а в 1881 — ее продолжение, основанное исключительно на результатах обработки материалов «Чел- ленджера». В 1887 г. появляется огромная монография по чел- ленджерским радиоляриям, на следующий год — подобное же произведение по сифонофорам, а еще через год — по глубоководным губкам. Все эти монографии содержат в себе описание многочисленных новых видов, их систематику, морфологию и филогению, каждая из них снабжена десятками таблиц и художественно выполненных рисунков.
Указанными выше монографическими сочинениями список научных трудов 'Геккеля далеко не исчерпывается. Это — лишь наиболее капитальные его работы, а помимо них он подготовил и напечатал, в разные годы десятки более мелких зоологических работ; полный список печатных трудов Геккеля состоит из 150 названий, и половина их приходится на работы по зоологии. Его последним крупным вкладом в обновленную дарвинизмом науку была трехтомная «Систематическая филогения» (1894—1896 гг.) — изложение общего учения о филогенезе и филогенетического развития всего органического мира, начиная от возникновения первых белковых веществ и кончая родословными позвоночных и человека. Это был последний науч- ный труд Геккеля по зоологии.
В 1882 г. Геккель выступил в Эйзенахе с докладом о мировоззрениях Гете, Ламарка и Дарвина, биологические идеи которых он эклектически соединил в своей концепции эволюции. Через год им был основан в Иене Зоологический научно-иссле- довательский институт. В 1892 г. на собрании натуралистов в Альтенбурге он сделал сообщение о монизме как промежуточном звене между религией и наукой. С этого доклада и его появления в печати (в том же году) начинается «философский» период деятельности Геккеля: до самого конца жизни он занят почти исключительно разработкой и пропагандой принципов своей «монистической философии».
В 1899 г. выходят в свет его знаменитые «Мировые загадки» («Die Weltratsel») — опыт систематического изложения «монистической философии». Переведенная на 25 иностранных языков, эта книга стала популярнейшим сочинением среди антиклерикально и позитивно мыслящих масс всех стран мира. Ho она вызвала и самые яростные выпады против автора со стороны клерикалов, идеалистических философов и официальных блюстителей морали. В 1904 г. как дополнение к этой книге вышли геккелевские «Чудеса жизни» («Lebenswunder»). Осенью 1906 г. Геккель придал монистскому движению организационные формы, основав в Иене «Союз монистов» для борьбы с официальной церковью и пропаганды монизма. Союз не
достиг того успеха, на который рассчитывал Геккель, хотя и просуществовал до национал-социалистского переворота в Германии. В 1904 г. Геккелем были основаны в Иене «Филетический музей» для популяризации в массах эволюционной теории и «Филетический архив»; почти одновременно он прекратил чтение лекций в университете. Этот же год ознаменовался попыткой покушения на его жизнь со стороны одного реакционного фа- натака. В 1910 г. Геккель официально порвал с церковью.
Пропаганда «монизма» Геккелем сыграла огромную прогрессивную роль. Ho не следует забывать, что «монизм» Геккеля — это лишь естественно-исторический материализм» «Геккель сам отрекается от материализма, отказывается от этой клички. Мало того: он не только не отвергает всякой религии, а выдумывает свою религию... отстаивая принципиально союз религии с наукой!» (Ленин. Соч., XIII, стр. 285—286). Высоко ценя научно-прогрессивные тенденции Геккеля, его заслуги в области популяризации в широких народных слоях «победного шествия естественно-исторического материализма»* (Меринг), Ленин указывает на наличие в его произведениях «целого ряда вопиющих нелепостей и насчет политики и насчет «монистической релйгии» (там же, стр. 290).
Общественно-политические события в- Германии и тяжелые переживания в личной жизни окутывают атмосферой сгущающихся сумерек этот последний период жизни иенского ученого. Поклонник «железного канцлера», он был глубоко взволнован отставкой Бисмарка и политикой «нового курса». Исход войны поверг его в состояние крайнего пессимизма.
Личная жизнь Геккеля за этот последний период в гораздо большей мере ознаменована грустными переживаниями, чем радостными. Надвигаются симптомы приближающейся старости, хотя энергия и работоспособность, еще не истощились. В 1894 г. в кругу друзей и учеников Геккель отпраздновал свое шестидесятилетие. Поздравления и выражения благодарности посылались со всех концов мира; в иенском зоологическом институте был установлен его бюст. He меньше приветствий было получено им и в годовщины семидесятилетия (1904) и восьмидесятилетия (1914).
Чем более приближалась к концу жизнь Геккеля, тем тягостнее становилось его моральное состояние. К непрекра- щающимся нападкам со стороны врагов, присоединилось одиночество вдовца: Агнеса Хушке, вторая жена Геккеля, умерла еще во время войны (в 1915 г.). Последние же годы его жизни были омрачены проявлениями грубости и самой крайней неблагодарности к нему со стороны его преемника по кафедре Людвига Плате.
9 августа 1919 г. Геккель умер после непродолжительной болезни в возрасте 85 лет. 
<< |
Источник: Ф.МЮЛЛЕР -Э ГЕККЕЛЬ. ОСНОВНОЙ БИОГЕНЕТИЧЕСКИЙ ЗАКОН ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ. 1940

Еще по теме ЭРНСТ ГЕККЕЛЬ (Биографический очерк):

  1. Об Эрнсте Геккеле и его “экологии”
  2. ФРИЦ МЮЛЛЕР (Биографический очерк)
  3. 8. Активность и морфология. Дарвинизм по Геккелю
  4. Геккель
  5. 1. 2. Краткий очерк истории экологии
  6. э. и. колчинский. ЭРНСТ МАЙР И СОВРЕМЕННЫЙ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ СИНТЕЗ, 2006
  7. ГЛАВА XIV КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ ЭКОЛОГИИ РАСТЕНИЙ
  8. Ф.МЮЛЛЕР -Э ГЕККЕЛЬ. ОСНОВНОЙ БИОГЕНЕТИЧЕСКИЙ ЗАКОН ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ, 1940
  9. Глава 1 ПРЕДМЕТ И МЕТОД ЭКОЛОГИИ
  10. Поиски в Азии
  11. Предмет экологии насекомых
  12. ПОВТОРЕНИЕ ПУТИ
  13. 2.3. Влияние эволюционного учения Ч. Дарвина на исследование поведения. Книга Дж. Роменса. «Канон Ллойда-Моргана»