<<
>>

6-1. Эволюция организмов и эволюция природы

Всякий организм входит в несколько сообществ - в свою популяцию, в свою пищевую цепь (или цепи), вступает в конкурентные, кооперативные или симбиотические отношения с особями иных видов, паразитирует или кормит паразитов. Долго считалось, что всё окружение вида можно выразить словом «среда» и описывать эволюцию как приспособление каждого вида к своей среде. Ho теперь почти всем ясно, что это не так - хотя бы потому, что среда сама изменяется гораздо быстрее, чем идет эволюция данного вида. В самом деле: стоит всего лишь упасть численности вида, служившего основным источником пищи (а это подчас происходит в считанные дни), и питавшийся им вид вынужден полностью изменить образ жизни.

То же самое возможно при резкой смене климатических факторов.

Учение о виде, приспосабливающемся к своей среде, на котором зиж- дятся и дарвинизм, и ламаркизм, и жоффруизм, становится просто неинтересным. Разумнее говорить о коэволюции (совместной эволюции) видов, а ее требования совсем не те, что «приспособление к среде».

Коэволюция не только не дает виду времени на постепенную выработку нужных качеств (в силу быстрой смены обстановки), но и не позволяет выявить отдельные эволюирующие объекты. Нужна теория эволюции сообществ, но до последнего времени ее не было: эволюция экосистем рассматривалась как процесс, состоящий в замене одних видов другими (безразлично, каким путем появляющимися), а не как цельный процесс изменения экосистемы путем изменения входящих в нее видов.

Из того факта, что вид задаётся своим местом в экосистеме (экологической нишей), прямо следует, что разные виды должны эволюировать совсем по-разному. Старая идея «приспособления к среде» исходила из некоего

смутного представления о том, что каждая особь должна стараться избе жать гибели и оставить как можно больше потомства.

На самом деле мир устроен иначе, и если вид служит основой питания другим, то особь лучше всего приспособлена к тому, чтобы быть съеденной Такова половая каста тропических термитов, чья сплошная гибель заставила меня полностью пересмотреть всю концепцию отбора (п. 4-20). Именно такие виды наиболее стойки к невзгодам, на что впервые обратил внимание К. Бэр (см. п. 6-2*). Наоборот, илени, убегающие от волков (пример отбора по Дарвину), вымирают столь же легко, сколь и преследующие их волки.

Дарвин обратил внимание на то, что два самца термитов гнались за одной самкой (п. 3-7*), но упустил куда более важное: победитель и самка были тут же съедены, для чего обладали особым приспособлением - их крылья обламываются до спаривания, а их тела сочны и вкусны для огромного числа видов. При роении размножение грубо принесено в жертву съедобности, и термиты имеют особое приспособление для размножения без роения, внутри термитника. Главное же назначение роения состоит в исполнении термитником его экологической функции - в доставке на поверхность земли той биомассы, которую термитник добыл в глубине субстрата.

Это - пример приспособительной коэволюции, в котором явно нет смысла выделять термитов как отдельный приспосабливающийся объект.

Глобальный кризис наглядно показывает нам, что в природе всё со всем связано. Первая мысль, какая приходит тут в голову - вообразить всю живую природу как некий огромный организм, приспосабливающийся к самому себе (так же, как, например, всякий человек приспосабливается к своим болезням) и к природе неживой. Такой видел Землю еще 400 лет назад Иоганн Кеплер, великий астрсном-мистик, затем Гук, а еще 120 лет спустя - шотландец Джеймс Гёттон, один из основателей нынешней геологии.

В 1788 году он писал, что геология - нечто вроде физиологии Земли. С тех пор появилась новая наука - экология, которую можно назвать физиологией биосферы, и теперь у Гёттона много последователей. Таким был Соболев (п. 4-12*), затем - В.Н. Беклемишев, назвавший земной организм геомери- дой (1928 г.). Вскоре Тейяр писал: «С самого начала клеточная туманность, несмотря на свое внутреннее множество, необходимо представляла собой своего рода рассеянный суперорганизм».

В последнее время у Гёттона вновь появились последователи. В частности, в 1996 году в Оксфорде основано Общество геофизиологии (см. далее, п. 7-5). Более всех «геофизиологов» известен английский физик и натурфилософ Джеймс Лавлок; для него человечество - лишь один из органов земного организма (которому он дал имя греческой богини Геи), и что Гея может, если возникнет опасность для нее самой, себе этот орган ампутировать, т.е. уничтожить человечество.

Это выглядит забавно, но здравая мысль тут есть: пора перестать, глядеть на природу как на сцену для разыгрываемого нами спектакля, пора по-

ять, что человечество - лишь один из актёров, которому, быть может, редстоит сойти со сцены задолго до конца спектакля.

Вспомним концепцию Вернадского - в ней эволюция выглядит тоже как мена актёров (видов) на постоянной сцене (биосфере), по сути не меняются в течение миллиардов лет, несмотря на смену актёров. Правда, для .еловека Вернадский делал исключение - предполагал, что человечество оздаст для себя новую земную оболочку - ноосферу (сферу разума, термин ввел Тейяр в 1927 г.), как бы натянутую на биосферу, чем сделает себя ^ким же вечным, как биосфера.

Вернадский, по-моему, ошибался: человечество не создает ноосферу, а уничтожает биосферу, так что «натягивать» желанную новую оболочку (ноосферу) скоро будет просто не на что. Да и биосфера, как мы увидим в части (3, не раз изменяла и свой размер, и облик. А вокруг себя мы видим ее катастрофически быстро меняющейся. По-моему, пора понять, что это тоже - эволюция, притом более актуальная, чем «происхождение видов».

Если концепцию биосферы можно счесть теорией, то “увы, этого нельзя ^сказать о концепции перехода биосферы в ноосферу” (Левит Г.С. Критический взгляд на ноосферу В.И. Вернадского // Природа, 2000, № 5, с. 74). Попробуем построить более реалистичную схему эволюции живой природы как целого, не забывая, конечно, особой роли человека в ней.

Первое, что надо заметить, это многоуровневость коэволюции: цельна не только биосфера, но в некоторой мере и каждая экосистема, и популяция, и каждый организм, и орган, и ткань, и клетка - словом, всё, что активно. Можно ли всё это рассмотреть с единой точки зрения? Увы, пока что это ни у кого еще не получилось. Начнем с упорядочения точек зрения. 

<< | >>
Источник: Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции.. 2006

Еще по теме 6-1. Эволюция организмов и эволюция природы:

  1. Эволюция популяций и эволюция организмов
  2. 14. Эволюция организмов и эволюция сообществ
  3. 4. Тенденции эволюции и спасение природы
  4. 13.1. ЭВОЛЮЦИЯ ГРУПП ОРГАНИЗМОВ 13.1.1. Уровень организации
  5. 5-18. Случайность в эволюции организмов
  6. ЭВОЛЮЦИЯ ПРОТОБИОНТОВ И ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПЕРВИЧНЫХ ОРГАНИЗМОВ
  7. Общие представления об онтогенезе разных организмов и специфика его эволюции
  8. 13.5.1. Типыпитания и основные группы живых организмов в природе
  9. Определение эволюции
  10. 13* Эволюция экосистем
  11. 16. Конец эволюции?