<<
>>

11* Метод Дарвина и случайность

  У Дарвина эти новые варианты мыслились так: дети непохожи на родителей, пусть и немного, но буквально по всем признакам; варианты возникают всякие, но только те из них, которые чем-то облегчают их обладателям борьбу за жизнь, сохраняются - они обеспечивают повышенную вероятность оставления потомства.
(То, что такая изменчивость есть тип активности, было ясно, как мы видели, Оуэну, но никак не Дарвину, видевшему тут аналог броунова движения частиц.)
«Всякие» надо было понимать только в том смысле, что новый признак появляется независимо от того, нужен он или нет. Проще говоря (а читатель обычно любит то, что проще), новый вариант возникает случайно, и лишь взаимодействие организма со средой определит, полезен ли он. Дарвин возражал против этого упрощенного понимания:
(«Я до сих пор иногда говорил так, как будто изменения... были делом случая. Это, конечно, совершенно неверное выражение, но оно служит для показа нашего незнания причины каждого конкретного изменения»), но теперь с огорчением видел, что многие видят его учение как «нагромождение случайностей». Как быть? Подчеркивать впредь, что перемены в строении организмов идут по каким-то четким (как химические реакции), пусть и непонятным, законам? Дарвин пробовал делать так, но въедливые критики зашумели, что этим Дарвин отказывается от принципа естественного отбора: выходит, что облик организма определяется прежде всего теми возможностями, какие предоставляются законами изменчивости, отбор же выступает не автором, а лишь цензором (позже из этой мысли вырос номогенез). Вот Дарвину и приходилось говорить, что первичные изменения не направленны, а случайны.
Некоторые критики шли еще дальше: если эволюция невозможна без направленных изменений, то не проще ли сказать, что ею управляет Всевышний, задавая изменчивость? В самом деле, наблюдая лишь тот факт, что все особи различны, вообще нельзя доказать, что виды произошли друг от друга, а не были прямо созданы такими, какими мы их видим. То, что они именно произошли, было догадкой.
Дарвин не раз указывал на это, но не решался прямо сказать (а, возможно, даже и подумать), что этим он идет вразрез с логикой тогдашней науки. Эта его новая методология (в XX веке ее назовут гипотетико- дедуктивной) была едва ли не главным, что определило судьбу книги, но выяснилось это лишь через сто лет (Ghiselin М.Т. The triumph of Darwinian method. Berkeley, 1969).
Дарвину оставалось надеяться, что новое поколение натуралистов придет в науку, уже зная его логику как само собой разумеющуюся:
«Если суждено моим взглядам когда-нибудь стать общепринятыми, то это произойдет тогда, когда подрастут молодые люди и заменят старых работай-
ков, когда молодые люди найдут, что они могут группировать факты и находить новые пути исследований лучше, руководствуясь понятием о естественном происхождении, чем понятием о творении».
(Отбор, как видим, тут не назван.) Так и произошло. Даже больше: новое поколение приняло не только давнишнее «понятие о естественном происхождении», но и новое - о естественном отборе малых случайных уклонений. Что же касается самой проблемы случайности, то она так и застыла в дарвинизме в том виде, как ее оставил Дарвин: хотя каждое наследственное изменение в каждой своей стадии происходит по вполне определенным законам (это ясно показала молекулярная генетика), однако проследить все взаимосвязи между этими стадиями и их причинами не удается, так что дарвинизм поныне утверждает, что наследственные изменения случайны. О случайности мы поговорим в п. 5-18.
Летом 1860 года вышел немецкий перевод книги, сделанный Бронном. В послесловии Бронн задал самые простые и каверзные вопросы. Почему отбору приписано формирование начальных стадий сложного приспособления, если пользы можно ожидать лишь от достаточно поздних стадий, когда новая функция хоть в какой-то мере уже действует? Почему отбор изменений, направленных во все стороны, приводит не к мешанине признаков, а к тем видам, которые мы наблюдаем? Как формируются явно бесполезные признаки, вроде зубного рисунка?
И главное: даже если допустить, что начальные и промежуточные стадии формирования полезных качеств чем-то полезны и могли отбираться, то каждая такая стадия должна вытеснять предыдущую и вытесняться последующей; где следы этого процесса? В ископаемом материале их, по уверению Бронна, нет^2. То же вскоре заявили все ведущие палеонтологи, и Дарвин был в растерянности.
Как он был рад, когда в 1861 году ему сообщили, что в Бюллетене МОИП появилось по-французски краткое сообщение: московский геолог Герман Траутшольд говорил о промежуточных формах, представляющих переход от видов к видам и тем поддерживающих точку зрения Дарвина. В очередном издании книги Дарвин сослался на это французское резюме.
Сам доклад Траутшольда был на немецком языке, которым Дарвин владел слабо, и читать доклад не стал. А зря: в нем было не совсем то. Автор был осторожен: расположив раковины аммонитов, найденные им в юрских отложениях Подмосковья, в ряд, показавший постепенные переходы от вида к виду, он заметил, что промежуточные формы могут быть как переходными в смысле Дарвина, так и одновременно жившими вариантами, и даже гибридами. (Позже Траутшольду удалось отнести некоторые формы к различным горизонтам и тем подтвердить эволюцию, но свидетельств вы-
I ?
1 О месте Бронна в науке об эволюции см. Чайковский Ю.В. Il Природа, 1984, № 7.

теснения одних другими он в этом не увидел, и, приняв идею эволюции, идею отбора отверг.) Дарвину данное сообщение осталось неизвестным (подробнее см. [Чайковский, 1989, с. 132]). Невольно опять вышло то, что Фиц-Рой назвал «обрывками себе на пользу». 
<< | >>
Источник: Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции.. 2006
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 11* Метод Дарвина и случайность:

  1. 5-18. Случайность в эволюции организмов
  2. Случайное размещение
  3. 1*** Неслучайность «случайных мутаций»: основной постулат СТЭ давно опровергнут опытами
  4. 1-12. Дорожки от Хэйла к Дарвину...
  5. Дарвин
  6. 8. Молодой Дарвин
  7. 2. Поздний Дарвин
  8. 13. Дарвин без Мальтуса
  9. 7. Диалектика отбора. Дарвинизм по Дарвину
  10. ЭЛЕМЕНТЫ ДИАЛЕКТИКИ В УЧЕНИИ ДАРВИНА
  11. 16. Эразм Дарвин и принцип активности