<<
>>

16** Нынешняя эволюция человека


В последние полвека много говорят о недопустимом повреждении природы, но мало кто заметил, что пик влияния экологических движений на общество пройден, что после распада СССР западный мир снова провозгласил идеалы потребительского общества.
Подробнее см.: Яницкий О.Н. Экологическая парадигма... // Социологич. исследования, 2006, № 7, с. 88. Налицо исторический откат, начало которому положил провал всемирной Конференции ООН по окружающей среде (Рио-де-Жанейро, 1992 г.), где США, Великобритания и Япония заблокировали все реальные действия.
Им помогли 52 нобелевских лауреата, направивших в Рио письмо против «зеленой истерии». В 1980-х годах немецкий философ и социолог Юрген Хабермас предлагал альтернативу — сменить общественный идеал с интереса на коммуникацию, т.е. с преследования выгоды на стремление к пониманию других. Тогда много говорили о плюрализме в общественных отношениях. Это выглядело как начало реализации линии Хабермаса и виделось мне как переход к пятой (диатропической) ПМ (см. конец книги [Чайковский, 1990]), но теперь снова провозглашается преследование интереса. В 1991

году нобелевскую премию по экономике неожиданно получил Р. Коуз (о нем см. п. 3- 11) за работу 1959 года, где утверждал, что ущерб природе и выгода от ущерба равноценны для рыночной практики (Нобелевские лауреаты по экономике... М., 1994).
Ho молодежь идет еще дальше. Недавно академик Заварзин сделал наблюдение: на совещании по эволюции старики-академики «проявили гораздо больше скепсиса и стремления к пересмотру существующих концепций, чем их молодые коллеги, предпочитавшие оставаться на... основе традиционных подходов» [Заварзин, 2006, с. 168]. Если это верно, то беспрецедентно: самая консервативная часть учёных, академики, все-таки больше устремлена вперед, чем научная молодёжь.
Вне науки архаизм молодежи виден еще ярче. Она, с электроникой в руках и в душе, восторженно погрязает в идеалах раннего капитализма (рынок, “разумный эгоизм” и дарвинизм). И это — стержень исторического отката. Попытки объяснить молодым, что так уже было и очень плохо кончилось (в дни Дарвина несколько стран, богатевших за счет остальных, утвердили в школах религию благотворной конкуренции, поделили мир, породили две самых ужасных войны в истории, а принцип конкуренции надолго угас), ни к чему не ведут. В чем же дело? Ясно, что все богатыми быть не могут. Теперь, когда остальные страны захотели жить так же, как богатые, мир рушится. Неужели западные идеологи этого не понимают? Умные - понимают, и их там достаточно, чтобы не жить самим по тем правилам, какие они предложили нам.
Никакой рыночной экономики на Западе давно, с Великой депрессии 1930 года, нет, а есть рыночная идеология (играющая примерно ту же роль, что плановая идеология в позднем СССР), причем рыночные термины остались в языке от статистической ПМ (см. петит в параграфах 3-11 и 11-3). Говорить об этом приходится здесь потому, что “теории” рыночной конкуренции и естественного отбора постоянно заимствуют аргументацию друг у друга и совершают одну и ту же прискорбную ошибку: частное наблюдение за низшим уровнем системы (розничная торговля, внутривидовая изменчивость) выдают за открытие общих законов развития.
Нынче они равным образом обслуживают идеологию свершающегося отката.
Сам по себе феномен исторического отката хорошо известен. Яркий пример - вторичное закрепощение крестьян Европы в конце Средних веков, перешедшее в России при реформах Петра I в рабовладение. Таково и само рабовладение, вторично развившееся в России и США, и третичное закрепощение крестьян в колхозах.
Нынешний откат замаскирован, так как протекает на фоне компьютеризации (эта форма технического прогресса не имет аналога) и потому многим кажется социальным прогрессом. Он опаснее предыдущих как своей глобальностью (если приведет к катастрофе, то - весь мир, и спасать будет некому), так и огромной скоростью влияния на природу (когда экологическое сознание снова овладеет активным меньшинством, то, в отличие от прежних кризисов, что-то спасать будет, по-видимому, уже поздно).
Нашей темы касается биологическая сторона исторического отката.
Сто лет назад французский социолог Эмиль Дюркгейм высказал парадоксальное мнение, что общество произошло не путем соединения мыслящих индивидов, а наоборот: мыслящий индивид есть итог осознания особью
своей самобытности, вычленения из социума. Добавлю: этим общество людей отличается от обществ животных и именно поэтому оно сумело создать культуру. Если Дюркгейм прав, то начавшийся в конце XX века процесс слияния людей в единый мыслящий субъект противоположен антропогенезу и являет собой акт расчеловеченья.
Другой процесс, столь же опасный для человечества - его превращение в особое царство природы, о котором пойдет речь в конце главы 10. Оно носит характер фазового перехода, и именно осознание себя новым царством является, на мой взгляд, основной причиной нынешнего отката.
К этому надо добавить отрицательную размножаемость европейской расы как целого - эффект, предсказать исход которого для данной расы легко, а для человечества пока невозможно.
Налицо феномен эволюционный (точнее, эманация, п. 4-17), при котором грозит распасться культура не только в ее высоком смысле, но и в самом простом - в том, что отличает человека от других животных.
Если так, если эволюция человека действительно пошла назад, то понятно и возвращение отживших познавательных схем. Таковы, в частности, получившие вторую жизнь идеи рынка и дарвинизма, основанные на третьей (статистической) ПМ. Возвращаются и еще более старые ПМ, казалось бы навсегда отвергнутые 60 лет назад, при создании ООН: вторая (механическая) - приоритет силовых действий, и даже нулевая (религиозная).
Продолжает править та самая идеология, какую исповедуют марксизм и дарвинизм, идеология третьей ПМ. Они всегда черпали силу друг у друга (не имея фактов, чтобы доказать свои догмы собственными средствами) и видимо должны рухнуть вместе. Мне уже случалось писать, что с крушением советской идеологии марксизм никуда не делся ни у нас, ни на Западе [Чайковский, 1993, с. 107], и теперь добавлю: каждому, кто принимает решения, важно знать, что за дарвинизмом стоят не факты, а толкования.
Причина долгого господства в науке столь странной доктрины - господство соответственной идеологии в обществе. Идеологии живут, как известно, тысячелетиями, то увядая, то вновь расцветая. Беда в том, что история течет нынче слишком быстро, и мир может не дождаться конца отката.
Вряд ли самая лучшая наука способна сама по себе направить мир к лучшему, но вот что невозможно заведомо, так это улучшить мир, пока в школах учат, что спасение придет от старых доктрин - тех самых, что привели мир в нынешнее плачевное состояние.
То же, полагаю, относится ко всем «мировым религиям» и к религии недавней (рыночная политэкономия плюс дарвинизм). Если религия действительно нужна, то новая, учащая, как жить в переполненном людьми и машинами мире. Такая религия неминуемо должна быть основана на науке (в частности, на экологии в ее биологическом понимании), а не надеяться, что нас спасут старинные тексты. Они не спасли, увы, ни одну из прежних культур - при всех религиях творились, в общем, одни и те же мерзости.


<< | >>
Источник: Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции.. 2006
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 16** Нынешняя эволюция человека:

  1. 1-11. Человек - модель эволюции
  2. 15.2. МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА
  3. Возможные пути эволюции человека в будущем
  4. Глава IV ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА
  5. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ О БИОЛОГИЧЕСКОМ ПРОГРЕССЕ И ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА
  6. Факторы эволюции и прародина Человека разумного
  7. Была ли эволюция человека постепенной или прерывистой?
  8. Дополнение 10. Мифы, Библия и эволюция человека
  9. 6-12* Нынешнее состояние проблемы
  10. 7.6.2. Примеры органогенезов человека, отражающих эволюцию вида
  11. ГЛАВА 15 АНТРОПОГЕНЕЗ И ДАЛЬНЕЙШАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА