<<
>>

3. Познавательные модели эволюционизма


Для обозначения приёмов упорядочения и истолкования разнообразного материала сообществом учёных методолог А.П. Огурцов в 1980 году ввел понятие познавательной модели. Познавательная модель (ПМ) - это набор приёмов и утверждений, которые данному учёному (учёным) настолько наглядны и очевидны, что через них принято объяснять (к ним сводить, ими моделировать) все основные факты и понятия.
Огурцов видит ПМ как «базисную метафору». Подробнее см. работы [Чайковский, 1990; 1993] и особенно [Чайковский, 2004], где методу ПМ посвящена целая глава.
Для усвоения основной консервативной частью общества теория должна соответствовать той ПМ, какая принята в обществе в данное время. Иногда сразу господствуют две конкурирующие ПМ, но вряд ли более.
До рождения науки Нового времени в обществе преобладала этикоэстетическая ПМ, видевшая природу как храм. Затем появилась знаковая (первая научная) ПМ, видевшая природу как текст или как шифр; после нее - механическая ПМ, видевшая природу как часы. В дни Дарвина ее вытесняла статистическая ПМ, видевшая природу как совокупность весов и бухгалтерских балансов. Именно она привела к господству кинетической теории газов и рыночной идеологии (конкуренция с целью сдвига баланса в свою пользу). В наше время ее сменяет системная ПМ. Она видит природу и общество как целостность, более общую, нежели часы или весы, что влечет призывы к созданию системной теории эволюции. Системная ПМ склонна моделировать мир организмом (например, представлять себе и клетку организма, и всю биосферу как организм).
Ныне статистическая и системная ПМ конкурируют, но уже нарождается диатропическая познавательная модель, ставящая во главу угла феномен разнообразия. О ней мы будем говорить в главе 6.
При господстве знаковой ПМ возникли зачатки номогенеза, при механической возникли ламаркизм и жоффруизм, при статистической - дарвинизм, при системной - физиологический и экологический эволюционизм. Как увидим в главе 6, диатропическая ПМ дала новую жизнь номогенезу.
Рассмотрение всеобщей роли феномена активности само собой ставит вопрос: какова будет следующая ПМ?
Поскольку ПМ по определению есть феномен социальный, то сейчас нельзя сказать, какая из нынешних идей, не поддерживаемая еще никаким общественным слоем, сможет стать будущей ПМ. Однако новую ПМ следует ожидать, если ни одна из существующих не указывает пути к решению
какой-то фундаментальной проблемы. Именно такой проблемой является проблема эмерджентности эволюции (п. 3-10) и вообще всякой новизны. Поэтому новую ПМ, нужную для ее усвоения, придется обозначить, пусть и рискуя дать совсем ложный прогноз.
Вероятно, это будет активностная ПМ, видящая мир как обретающий в ходе эволюции всё более и более сложные формы активности. Проще говоря, я надеюсь, что излагаемая концепция эволюции будет признана обществом. Подробнее см. Дополнение 9.
Итак, сегодня можно говорить о семи ПМ - одной донаучной и шести научных, последняя из которых лишь предполагается. Выпишем их: этико-эстетическая (религиозная, донаучная); знаковая (в прежних работах: семиотическая, схоластическая); механическая; статистическая (балансовая); системная (организмическая); диатропическая; активностная (в прежних работах: креативно-пропенсивная).

Легко видеть, что чётные ПМ тяготеют к целостности восприятия (синтезу), а нечётные - к расчленяющему знанию (анализу, элементности). С исторической точки зрения это понятно: маятник общественной моды постоянно колеблется от предпочтения целого к предпочтению деталей и обратно. Некоторое сходство всех чётных ПМ ведёт к тому, что мы легко заимствуем понятия для конструируемой будущей шестой ПМ из арсенала раннего, в том числе донаучного знания. Такова и идея активности.
Каждая ПМ используется своими сторонниками для объяснения всего на свете, однако устаревшая ПМ тормозит науку, а новая ПМ, наоборот, открывает путь новым теориям. Так, всем известна польза от параллельной деятельности многих на одном участке, однако статистическая ПМ видит эту пользу в конкуренции, системная - в многослойной регуляции (о ней см. п. 8*), а диатропическая - в разнообразии самом по себе. Легко предсказать, что активностная ПМ истолкует ее как синергию (рост совместной активности), повторяя этим нулевую ПМ. Ведь еще Гесиод дал в поэме «Труды и дни» двойную характеристику Эриде (борьбе, конкуренции):
Знай же, что две существует различных Эриды на свете,
А не одна лишь всего. С одобреньем отнесся б разумный К первой. Другая достойна упреков. И духом различны:
Эта - свирепые войны и злую вражду вызывает...
Первая раньше второй рождена многосумрачной ночью...
Эта способна понудить к труду и ленивого даже;
Видит ленивец, что рядом другой близ него богатеет,
Станет и сам торопиться...
Вот эта Эрида для смертных полезна.
Замечу, что тема конкуренции и ее благотворной (или разрушительной)
роли проходит через всю историю культуры и каждой эпохой принимается как открытие. He лучше ли сперва прочесть Гесиода и понять, что природа соревнования действительно бывает различна?
Каждая ПМ имеет свой резон, но беда в том, что ее сторонники видят в ней набор презумпций. Так, статистическая ПМ исходит из презумпции однородного изотропного пространства (события, о связи которых ничего неизвестно, полагаются независимыми - см. [Чайковский, 1990, с. 210]), тогда как действительная задача науки - поиск еще не известных зависимостей.
В отдельных науках могут господствовать ПМ, в целом уже ушедшие из научной моды. До недавних пор генетика развивалась в понятийных рамках знаковой ПМ, поскольку рассматривала наследственность в качестве генетического текста. Возникновение науки в знаковой форме обычно (вспомним пифагорейцев (п. 1-5*) и средневековую схоластику), но уход генетики из этих узких рамок затянулся и еще далеко не осознан основной массой генетиков, не говоря уж о работниках психологии, медицины, сельского хозяйства и природопользования, до сих пор ищущих гены отдельных свойств.
В настоящее время генетика освоила механическую ПМ (всевозможные механические модели действия макромолекул, рибосом и т.п.) и статистическую ПМ (популяционная генетика, подсчеты частот генов, их мутаций, их средней давности и т.п.), понемногу осваивает системную ПМ (это началось с открытия оперонной регуляции) и даже диатропическую (это началось с отказа от формулы «один ген - один фермент»). Однако царит в ней по- прежнему знаковая ПМ, и это, как увидим в п. 5-5, неудобно. Тем более, если принять законность новых (пятой и шестой) ПМ. 
<< | >>
Источник: Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции.. 2006

Еще по теме 3. Познавательные модели эволюционизма:

  1. Математические модели в экологии. Модели биогеоценозов
  2. 1-10. Хэйл, основатель эволюционизма
  3. ЭВОЛЮЦИОНИЗМ В ПОЗНАНИИ
  4. 13. Российский эволюционизм: мир как целое
  5. Эфирная модель строения атома
  6. Анализ моделей и сценариев
  7. Модели роста популяций. 
  8. Простые модели размножения
  9. Модели межклеточного взаимодействия и формообразования
  10. Модели изложенных теорий
  11. 1-11. Человек - модель эволюции
  12. 3.3. Модель строения атомного ядра
  13. ПАРАМЕТРИЗАЦИЯ БОЛОТВ МОДЕЛИ ЧИСЛЕННОГО ПРОГНОЗА ПОГОДЫ ПЛАВ А. Ю. Юрова, М. А. Толстых
  14. ИМИТАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ДЛЯ ПРОГНОЗИРОВАНИЯТЕХНИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ОСУШИТЕЛЬНОЙ СЕТИИ ПРОДУКТИВНОСТИ ДРЕВОСТОЕВ
  15. 5-10. Экспериментальная эволюция. Модели размножения
  16. Обсуждение и проверка модели Дельбрюка
  17. Гипотетическая модель строения и свойств эфира
  18. Математические модели в генетике популяций и в теории эволюции
  19. КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ СОСТОЯНИЯ РАСТИТЕЛЬНОГОПОКРОВА СФАГНОВЫХ МЕЗООЛИГОТРОФНЫХ БОЛОТ
  20. 4.2. Основные направления изучения элементов мышления у животных. Экспериментальные модели