Задать вопрос юристу

13. Российский эволюционизм: мир как целое


Как мы видели в главе 2, в России еще до рождения дарвинизма утвердились две эволюционные школы - Бэра в Петербурге и Рулье в Москве. Тогда они мало отличались от западных: Бэр нес в Россию немецкий эволюционизм с его симпатиями к сравнительной анатомии, эмбриологии и натурфилософии, а Рулье исходил из французского жоффруизма.
В 1858 году начинающий петербургский зоолог Н.Н. Страхов писал:
«Вообще дело не в том, как произошли формы и могут ли они переходить одна в другую, а в том, как они существуют в своем разнообразии» (Страхов Н.Н. О методе наук наблюдательных. // Журнал Министерства народн. просвещения, 1858, № I).
Читая его, диву даешься: до выступления Дарвина и Уоллеса еще полгода, а Страхов пишет так, будто ход и исход боев за эволюционную идею ему уже сообщён: главное для эволюциониста, полагал он, - понять, как в каждый данный момент организовано разнообразие живого.
Впоследствии Страхов не раз пояснял эту свою мысль: если теорией эволюции считать выявление родословных древ, то она мало что дает для понимания живого, в том числе - и его истории Среди свойств организмов есть те, которые взял за исходные Дарвин (размножение и наследственность), и те, на которые он едва обратил внимание (рост и развитие организма, взаимодействие органов и организмов). Дарвинизм не объяснил «содержания и разнообразия животной и растительной жизни», не ответил на вопрос: почему организмы имеют эти свойства, а не другие? Поэтому начала Дарвина «недостаточны для предмета, теорию которого он задумал построить», а натуралисты не заметили этой «скудости начал».

Почему? Потому, отвечал Страхов, что «им нужно было не объяснение дела, а какая-нибудь теория, поскорее нужен был новый авторитет.» По Страхову, переворот в науке произошел под влиянием вненаучных факторов, которые Страхов объединил под именем «европейского нигилизма» {Н.Н.Страхов. Борьба с Западом в нашей литературе. Изд. 3-е, кн. 2, Киев, 1897, с. 266, 269).
Мы уже говорили, что дарвинизм победил как явление социальное, не взявшее почти ничего из биологических новинок своей эпохи, и Страхов один из первых понял это. В России Страхов отнюдь не был в таких мыслях одинок. Данилевский (ученик Бэра и духовный учитель Страхова) писал в конце «Дарвинизма», что «для успеха необходимо появиться своевременно», что «чего хочется, тому верится», что дарвинизм порожден английским способом мышления.
Ведущий физиолог растений А.С. Фаминцын, сурово критиковавший Данилевского за желание возразить буквально на каждое слово Дарвина, все же признал: проблема эволюции Дарвином не решена и дело не столько в фактах, сколько в готовности Дарвина толковать их в свою пользу. Фактически именно Фаминцын поставил вопрос о презумпциях.
Сторонники и противники идеи эволюции обладали одним и тем же набором фактов, но - разными презумпциями. Так, Виганд, полагавший, что эволюции в обозримом прошлом не было (она могла быть лишь в «первоначальном периоде»), не видел в географическом распределении видов даже довода в пользу эволюции, тогда как Спенсер включил его в число прямых доказательств эволюции. Победа досталась тем, чью презумпцию поддержали околонаучные круги.
В сущности, напомню, научная революция по Куну (п.
2-1) есть смена презумпций основной массой ученых. Сейчас это - азы науковедения, но тогда самого науковедения не было.
Приведя презумпцию Виганда (надо признавать виды неизменяемыми, пока фактические данные не убедят нас в противном) и признав, что ни одного твердого факта перехода вида в вид нет, Фаминцын тем не менее заявил: «Мы обязаны иметь в виду обе эти возможности».
Вот установка, хоть и трудная в исполнении (попробуй-ка давать одну цену и милым душе фактам, и неприятным), но куда более плодотворная, чем презумпции. Виганд ведь так и умер, не не найдя никаких доводов в пользу эволюции, хоть и был близок к открытию важного эволюционного закона. А Фаминцын, теми же фактами владея и к той же школе ботаников принадлежа, нашел. (О презумпциях см Дополнение 1.)
3-13* Симбиогенез
Фаминцын был одним из тех, кто открыл в 1860-х годах поразительный факт: лишайник является симбиозом гриба и водоросли. В этом долгом утомительном открытии участвовали многие, но, по-видимому, из них лишь

Фаминцын увидал тут возможный общий принцип эволюции: как лишайник составлен из гриба и водоросли, так и всякий организм, по Фаминцыну, составлен из клеток, а всякая клетка - из «наипростейших жизненных единиц», т.е. внутриклеточных органелл^. И онтогенез, и эволюция предстают при этом как процесс самосборки.
Главным аргументом послужил Фаминцыну тот факт, что некоторые ор- ганеллы размножаются делением: до конца XIX века было установлено, что делением размножаются хромосомы, хлоропласты, а у некоторых одноклеточных - еще клеточное ядро и ядрышко.
Фаминцын счел хлоропласты зелеными бактериями, живущими внутри растительной клетки и до конца дней
«старался выделить го зеленых растений... более простой организм, снабженный хлоропластом и способный продолжать жить и размножаться вне растения» (А.С.Фаминцын. О роли симбиоза в эволюции организмов // Записки Имп. Академии Наук, VIII серия, 1907, т. XX. № 3, с. 4).
Замечу, что Виганд тогда же считал бактериями также и митохондрии.
Несмотря на тщетность опытов петербуржца Фаминцына, у него был страстный конкурент, казанский биолог К.С. Мережковский. Он дат, новому учению термин «симбиогенез» и попытался выявить его суть. Он заявил, что в каждой клетке имеются «две плазмы»: микоидная (бактериальная и грибная) и амебоидная (растительная и животная). Первая химически вынослива, не требует ни кислорода, ни органической пищи, зато неподвижна, тогда как вторая подвижна. Хлоропласты он едва помянул, на Фаминцына не сослался вовсе (тот отплатил ему тем же), зато построил схему происхождения живого (рис. 13).
Цитологи, найдя массу противоречий ее с данными строения клетки, вскоре дружно ее отвергли. Идея складывать организмы из порознь возникших частей стара, как мир: ее высказывал еще Эмпедокл (п. 1-5). И любопытно напомнить, за что Аристотель отверг ее - за то, что она ничуть не проясняет, каким образом сложенный из фрагментов организм оказывается целостным. Ho этого не проясняет и идея симбиогенеза.
Так что же, зря трудился полвека Фаминцын? Отнюдь. Он внес свою лепту в понимание эволюции мира как целого, если у Дарвина каждый организм борется со всем миром, и потому вопрос о целостности мира и об его эволюции как целого даже поставлен всерьез быть не может, то у Фаминцына предложен в качестве элементарного противоположный принцип - сотрудничество (точнее, его частный случай - симбиоз).
Говоря нынешним языком, речь шла о самоорганизации.
До него в 1861 г. австрийский физиолог Эрнст Бркжке писал, что клетка - механизм, состоящий из меньших механизмов.

Рис. 13. Симбиогенез по Мережковскому, 1909:1, царство грибов (симбиоза нет): II. царство растений (двойной симбиоз — ядро и хроматофоры, т.е. хлоропласта); III. царство животных (одинарный симбиоз — ядро). Митохондрии не привлекли внимания автора
Ii              Ii              I              in



О сходном думал и Страхов: для дарвиниста
«употребление органа... случайная целесообразность, не имеющая отношения к внутреннему развитию организма, истинный же телеолог (т.е. эволюционист - Ю. Ч.) видит здесь то, как организм стремится осуществить свою общую цель, видит ответ ссьмостроющегося существа на внешние возбуждения и обстоятельства. Т.о. изучение целесообразностей становится изучением органического творчества». Это творчество и ныне продолжается: «...великая тайна создания мира совершается перед нами до сих пор». (Н.Н.Страхов. Мир как целое. СПб., 1892, с. XVII, 89).
Конечно, он повторял немецких натурфилософов, начиная с Блюмен- баха (п. 2-1), но, по-моему, подчеркнутые мною два слова вновь показыва-

ют, сколь замечательна была биологическая интуиция автора: об эволюции как самоорганизации заговорили только в наши дни; зато об эволюции как творчестве уже через 15 лет написал французский философ-эволюционист Анри Бергсон, о чем мы узнаем в главе 6 А о мире как целом речь вновь пошла вскоре же. 
<< | >>
Источник: Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции.. 2006

Еще по теме 13. Российский эволюционизм: мир как целое:

  1. Животный и растительный мир как единое целое
  2. 14. Мир как целое у Ганса Дриша. Энтелехия
  3. 13** Мир гак географическое целое
  4. ДОМ И САД КАК ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ
  5. 13.4. Организм как целое в историческом и индивидуальном развитии. Соотносительные преобразования органов
  6. 1-10. Хэйл, основатель эволюционизма
  7. 3. Познавательные модели эволюционизма
  8. ЭВОЛЮЦИОНИЗМ В ПОЗНАНИИ
  9. Российские основоположники экологии. 
  10. ОБ ОРГАНИЗАЦИИ СТРАХОВОГО ДЕЛА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  11. ТОРФЯНЫЕ БОЛОТА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (ПРОЕКТ РОССИЙСКО-ГОЛЛАНДСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ)
  12. ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О ВЕТЕРИНАРИИ» И ЕГО РОЛЬ В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ВЕТЕРИНАРНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ И СУДЕБНО-ВЕТЕРИНАРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  13. 1-3[3] Библия: мир и человек сотворены дважды
  14. Карпеченко Никита Александрович. АНАЛИЗ БЕЛКОВЫХ СПЕКТРОВ ФЕРМЕНТОВ МЕТАБОЛИЧЕСКИХПУТЕЙ И ИНВЕРТИРОВАНЫХ ПОВТОРОВ ДНК ДРЕВЕСНЫХРАСТЕНИЙ ДУБА ЧЕРЕШЧАТОГО, ПРОИЗРАСТАЮЩИХ ВЛЕСОСТЕПИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 2014
  15. МИР ЧЕРВЕЙ
  16. МИР РАСКРАШЕН В ЦВЕТА HE ДЛЯ ВСЕХ
  17. МИР ГЛАЗАМИ ПАУКА
  18. ХУДОЙ МИР ЛУЧШЕ...