Задать вопрос юристу

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В качестве общего вывода уместно вспомнить выдвинутый Э. Майром «принцип основателя», в соответствии с которым генофонд группы особей, а в исключительных случаях генотип одной особи, оказавшихся основателями новой популяции, предопределяют ее дальнейшую эволюционную судьбу.
Одним из таких основателей СТЭ был сам Э. Майр. Его опыт натуралиста и систематика, энциклопедические знания в биологии, истории науки и философии, а также уникальные научно-организационные способности и умение лоббировать и пропагандировать свои идеи способствовали успехам СТЭ в 1940-1970-х гг. и сохранению ее лидирующего положения в современной биологии. Более того, его труды по эволюции, теории систематики, биогеографии, орнитологии, этологии, эволюции, виду и видообразованию, истории и философии биологии, эволюционной этике в значительной степени предопределили облик биологии XX в.
В то же время, Майр на протяжении всего своего жизненного и творческого пути был всегда открыт к диалогу и восприятию нового, смело пересматривал свои прежние воззрения, уточняя или отбрасывая их. Он всегда подчеркивал, что СТЭ — это процесс, что нет ничего более далекого от правды, чем приписывание ее архитекторам веры в ее завершенность. В целом Майр личным примером и непрекращающейся публикационной активностью продолжал демонстрировать огромный творческий потенциал в решении все новых и новых проблем, возникавших перед СТЭ.
И последнее, Майру всегда был свойствен юмор. Осенью 2003 г., готовясь к празднованию юбилея Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН, я в знак вежливости послал ему извещение о предстоящем событии, не ожидая, впрочем, никакой реакции. Как я был удивлен, когда накануне празднования я получил от него поздравления в адрес коллектива с вежливыми, окрашенными юмором извинениями, что, дескать, в возрасте 99 лет ему трудно присутствовать лично на нашем торжестве. Это письмо я считаю одним из наиболее ценных из полученных мною за всю жизнь писем.
33 года тому назад К.М. Завадский (Ученый..., 1997), научные интересы которого удивительным образом совпадали с интересами Майра, сообщая о предстоящем посещении Майром лаборатории, сказал: «К нам едет современный Дарвин», — и, подумав, добавил, — «один из пяти биологов XX века, кто может претендовать на этот статус». Действительно, в середине XX в. никто в одиночку не мог создать теорию, которая по своему влиянию оказала бы на развитие человечества столь же огромное и разнообразное влияние, как концепция естественного отбора Ч. Дарвина. Однако Майр был среди тех, кто своими трудами, гипотезами и идеями способствовал утверждению эволюционной теории как специальной отрасли знаний, проблемы которой отныне обсуждают профессионалы в десятке специальных журналов, учрежденных при его непосредственном участии. Судьба дала ему возможность пережить взлет, триумф, резкую критику созданных им теорий. Ho он выстоял вместе с ними, перекинув мост от классической науки к молекулярной биологии, от биологии конца XX в. в науку третьего тысячелетия. Вся его жизнь — пример вечного обновления научного знания как единство постепенного развития и бурных революций, т. е. градуализма и сальтационизма (Колчинский, 2002). 
<< |
Источник: э. и. колчинский. ЭРНСТ МАЙР И СОВРЕМЕННЫЙ ЭВОЛЮЦИОННЫЙ СИНТЕЗ. 2006

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  3. Заключение
  4. Заключение эксперта
  5. Заключение
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. 8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  15. Заключение
  16. Заключение