<<
>>

РИНГ ТРЕТИЙ — ДОГООБРАЗНЫЕ

Сразу может возникнуть вопрос — почему этот ринг не догов, а догообразных. Ведь по аналогии, допустим, с овчарками мы тоже могли бы сказать — доги. Однако участвовать в параде на этом ринге будут не только доги — перед нами пройдут совершенно даже не похожие на них собаки.

(Хотя, по логике вещей, они должны были бы быть похожими на догов — ведь «догообразные» значит «по образу догов».)

Тем не менее мы проведем по этому рингу некоторых собак, которые, казалось бы, ничего общего с догами не имеют. Но это — не наша прихоть, это научно обоснованная классификация. Ибо и доги, и догообразные собаки имели общих предков. А такими разными и по внешности и по своему назначению они стали по воле человека.

Однако многие пастушьи собаки, те, кого мы называем овчарками, с еще большим основанием могут называться догообразными, ибо не только произошли от догов, но и в большей степени сохранили черты своих предков. Как, например, кавказская или среднеазиатская овчарки. И наоборот — доги, те самые чистокровные доги, совсем утратили сходство со своими предками, разве что похожи на них по величине. Тем не менее кавказские, среднеазиатские, монгольские овчарки отнесены к овчаркам. Мы не будем сейчас выяснять, почему это так. Примем это как факт и положимся на кинологов — у них есть достаточно оснований для такой классификации.

Мы же познакомимся с некоторыми представителями догообразных (со всеми невозможно это сделать, ведь их более 20 пород) и начнем наш парад, конечно же, с догов.

Считают, что далеким предком всех догообразных собак был черный тибетский волк, одомашненный в Тибете. Затем он, как полагают, оказался в Непале и Индии, потом — в Вавилоне и Ассирии.

В Древнем Египте хорошо знали этих собак. (Мы говорили в первой части, что их изображения часто встречаются на древнеегипетских памятниках.) Но уже тогда эта собака была сильно изменена по сравнению со своими предками: на памятниках изображен короткошерстный дог, в то время как тибетский имел длинную шерсть.

Появление догов в Европе, как уже говорилось, связывают с походами Александра Македонского.

Есть и другая версия: доги попали в Европу вместе с войсками персидского царя Ксеркса.

Римляне, познакомившиеся с этими собаками в Северной Греции, на

Тибетский дог.

чали их активно разводить, и доги стали самыми распространенными собаками римской цивилизации, их использовали как боевых собак, а главным образом для охраны стад, сопровождавших войска. Благодаря этому молоссы (так назывались эти догообразные собаки) расселились по всей Европе. От них-то и пошли породы собак, часть из которых стала называться догами, часть — догообразными.

Но так или иначе — уже в античном мире имелись собаки, похожие на современных догов (имелись и длинношерстные, похожие на тибетских).

В Западной Европе догообразные собаки (в общем-то, уже доги) появились, пожалуй, раньше всего в Англии. Они очень подходили для любимого занятия английских аристократов — травли быков. Вот от этих-то собак и произошли знаменитые английские доги, которые откроют парад на ринге догообразных.

Это очень крупные собаки, обладающие огромной силой. Но огромная сила и вес у дога сочетаются с удивительной элегантностью и спокойствием, его добродушный нрав прекрасно гармонирует с величественностью и чувством собственного достоинства. Видимо, отсюда идет и черта характера, которую многие называют упрямством. Молодые доги действительно иногда склонны к так называемому упрямству, не всегда сразу выполняют то, что от них требуется. Но это в том случае, если хозяин неопытный или слишком нетерпеливый и пытается подойти к догу с теми же мерками, что и к другим собакам, а точнее — ни с какими, потому что каждая собака требует индивидуального подхода. В том числе и доги. Во всяком случае, принуждением от этих, полных достоинства, собак ничего не добьешься. Дог очень отзывчив на ласку, на «человеческое отношение». И если будет это чувствовать — вырастет очень дисциплинированным, безукоризненно послушным, контактным.

Существует мнение, что к старости доги становятся опасными — у них появляются агрессивные наклонности, они бывают способны к неспровоцированному нападению.

Однако это совсем не так. И если у догов к старости «портится характер», то виной тому — хозяин. И только он — собака тут ни при чем.

Возможно, трения между человеком и собакой возникают из-за того, что люди не всегда понимают: доги — собаки нежные, часто болеют, с другой стороны, им необходима достаточная физическая нагрузка или хотя бы длительные прогулки, возможность побегать.

Английские доги могут быть и темно-серыми с бурым отливом, и желтыми с красноватым оттенком, могут быть и серо-белые, с темными «тигриными» полосами-. Но у всех обязательный характерный признак: черная морда, черные уши и черные кольца вокруг глаз.

Второе (а может быть, первое и основное) имя английского дога — мастиф. Похожи на него и испанский дог мастини эспаньоль, и итальянский мастино наполитано, и бразильский филабразильеро, и французский бордосский дог. Это самые крупные и тяжелые собаки — вес их достигает 90 килограммов.

Безусловно, похож на своих близких родичей и немецкий дог (часто его неверно называют датским).

И все-таки он отличается от остальных. «Величественный облик и мощное, но при этом пропорциональное и элегантное телосложение немецкого дога выражают гордость, силу и красоту. Это истинный Аполлон среди множества пород собак», — пишут известные чешские кинологи Йозеф Найман и Йозеф Новотны.

И немецкие доги более разнообразны по окраске, чем английские — они бывают и мраморные (на белом фоне — неправильной формы черные пятна), и черные (допускаются черные с белыми отметинами), и голубые, и тигровые (на золотисто-рыжем фоне черные поперечные полосы).

Слово «дог» в переводе с английского означает «собака», «бул» — «бык». Поэтому «бульдог» — значит бычья собака.

И это точно. Не удовлетворяясь травильными собаками-мастифами, англичане вывели еще одну породу — более мелкую, но тоже очень мощную. Это и есть английские бульдоги, сейчас очень и очень редкие собаки. (Речь идет именно об английском, а не о французском бульдоге, о котором мы будем говорить ниже.)

Считается, что с прекращением охоты на быков английские бульдоги начали вымирать, как больше ни к чему не пригодные.

Правда, говорят, что их использовали в борьбе с другими собаками и волками, но если так было, то это — частные случаи: грузный, неповоротливый бульдог мог сразиться с быком, схватив его своими стальными челюстями за морду, но сражаться с более подвижными, ловкими и увертливыми собаками ему было трудно. Да и для охраны эта кривоногая и неповоротливая собака не годилась: вцепится, допустим, в руку или ногу преступника своей знаменитой «мертвой хваткой» — и все. А ведь у преступника вторая рука свободная, и он может воспользоваться оружием...

Бульдогов часто путают с боксерами. А так как английских бульдогов никто не видел, но все слышали, что у них приплюснутые морды, то ошибка эта очень распространена. Между тем достаточно посмотреть на этих двух собак, проходящих на нашем параде, чтоб понять, что, кроме приплюснутой морды, у них нет ничего общего. То есть общее то, что бульдоги (и не только английские — их было много разных) явились далекими предками боксеров. От них боксеры унаследовали некоторое специфическое строение головы и в особенности морды: она укорочена, а нижняя челюсть удлинена, имеется обязательный «перекус», как говорят собаководы.

В остальном же боксеры очень мало похожи на бульдогов. У бульдогов массивная голова и короткие кривые лапы, толстая шея, очень массивное туловище. Боксер — элегантная, подтянутая, пропорционально сложенная собака. От своих далеких предков она сохранила мужество и силу, в процессе формирования породы приобрела легкость, быстроту, ловкость.

Название свое боксер получил, как предполагают Й. Найман и Й. Новот-ны, благодаря «сходству его головы с боксерской перчаткой». По-видимому, это так и есть. Другое предположение: эти собаки, мол, хорошо «боксируют» мячами — бьют их мордой — вряд ли можно считать верным: и само определение неточно («боксировать мордой»), и, главное, играть с мячом свойственно не только боксерам, но и многим другим собакам. Например, доберманы-пинчеры делают это тоже очень охотно и не менее ловко.

Боксеры — порода молодая, официально признана лишь в 1925 году, хотя работать над ее выведением начали еще в прошлом веке.

Лучшим представителем этой породы считался знаменитый Ремос, принадлежавший барону фон Пфальц-гау. Пять лет подряд Ремос занимал первые места на всех выставках. Но собака постарела и на очередной выставке уступила первенство более молодой, заняв второе место. Рассвирепевший барон тут же на ринге застрелил своего пса — гордость немецкого собаководства.

Прошли боксеры, и на ринге появились собаки, которых, на первый взгляд, можно было бы принять за очень толстых доберманов-пинчеров. Во всяком случае, окраской — черные, с яркими желтыми подпалинами — они действительно похожи на доберманов. Но — лишь окраской. В остальном — не только непохожи, даже скорее противоположность доберманам. Ротвейлер — массивная и, как говорят собаководы, тяжелая собака. Ни быстроты, ни порывистости, свойственной доберманам, тут нет и в помине. Правда, кроме окраски, общее у ротвейлеров с доберманами — мужество и сила, но ротвейлеры более спокойны, уравновешенны, как и полагается быть собакам, охраняющим большие стада скота. А именно этим ротвейлер и занимался испокон веков. Ротвейлеров даже называли «мясными собаками», потому что служили они в основном немецким гуртоправам и мясникам и даже название свое получили в честь города Ротвейль-ам-Некар — центра торговли скотом, который механически стал и центром разведения ротвейлеров.

Сейчас ротвейлеры уже не сопровождают стада — их используют на караульной службе и как служебно-розыскных собак, а в некоторых странах они помогают пограничникам. А качества их характера — спокойствие, уравновешенность, преданность хозяину — позволяют любителям держать ротвейлеров дома.

Ну вот, прошли ротвейлеры, и на ринге появились... сенбернары. Да, те самые сенбернары — родственники и потомки знаменитого Барри, о котором мы говорили.

Сенбернары — прямые потомки тибетских догов и поэтому с полным правом участвуют в параде догообразных. Мы уже много говорили о сенбернарах и здесь особенно задерживаться на них не будем — полюбуемся лишь этими огромными, сильными и очень добрыми собаками.

И обратим внимание: одни сенбернары — длинношерстные, у других шерсть покороче. Те, которые служили на Сенбернарском перевале, были не очень длинношерстные. Правда, и не короткошерстные, как доги или доберманы, но и не длинношерстные. Шерсть у них была густая, теплая, с густым подшерстком. Поэтому собаки не мерзли в любую стужу, в то же время такая шерсть не мешала сенбернарам и быстро двигаться. Длинношерстные были выведены потом в Англии. Но и длинношерстные и короткошерстные сенбернары — это одна порода, это совершенно идентичные (кроме, естественно, длины шерсти) собаки: добродушные и мужественные, выносливые и преданные, работящие и полные достоинства, снисходительно прощающие слабости взрослых и шалости детей и любящие своих хозяев так, как может любить полноправный член семьи.

А рядом с сенбернарами (или чуть позади) идут собаки, очень на них похожие, но еще более крупные. Да, похожи она на сенбернаров, но разница, конечно, есть. И как не быть, если эти собаки — представители новой породы, выведенной сравнительно недавно в нашей стране и получившей название московской сторожевой.

Собаки похожи на сенбернаров, потому что являются их прямыми потомками. Но они еще несколько напоминают и кавказских овчарок, потому что и их кровь тоже течет в жилах московских сторожевых. От сенбернаров московская сторожевая унаследовала могучее тело, громадную физическую силу, яркий и красивый окрас, от кавказских овчарок — бдительность, агрессивность, неприхотливость. Эти качества сделали ее отличной сторожевой собакой, способной нести наружную службу лучше, чем какая-нибудь другая собака.

Тот, кто хорошо знаком с английской живописью, посмотрев на собак, которые сейчас пройдут перед нами по рингу, может вспомнить довольно известную картину: большая белая с черными пятнами собака спасает тонущую девочку. Когда-то картина эта была очень популярна, и ее репродукции распространялись во многих странах мира.

Автор этой картины Эдвин Ленд-зир. Белые с черными пятнами собаки, проходящие сейчас по рингу, называются лендзирами — в честь художника, который очень любил их

241

рисовать. Но другие, тоже проходящие сейчас по рингу собаки — бронзовые, коричневые, серые, черные — специальных названий не имеют, все они, как и лендзиры, называются ньюфаундлендами, все они лишь одной породы и отличаются только окраской.

Ньюфаундленды относятся к дого-образным собакам. Так считает большинство кинологов. По одной из версий, ньюфаундленды были завезены на Лабрадор и в Канаду англичанами, где местные жители стали разводить их и использовать в качестве ездовых собак. По другой версии, собаки попали в эти края примерно в 1000 году вместе с норвежским викингом Лайфом Эриксоном. Есть и третья версия: ньюфаундленды — это американские собаки, выведенные местными жителями и не вторично, а впервые попавшие в Европу. Но так или иначе, когда европейцы познакомились в XVII веке с ньюфаундлендами (если считать, что предки их попали в Новый Свет из Старого, то собаки за века очень изменились), они были поражены. И было чему удивляться. Европейцы увидали не только очень красивых, очень сильных и выносливых собак, хотя уже одно это достойно удивления. Ведь ньюфаундленды не боятся никаких морозов, тащат сани в самую сильную пургу, а если уж становится невмоготу, быстро вырывают в снегу ямы для себя и хозяина. Они спокойно плавают в ледяной воде, причем шерсть их, благодаря смазанной жиром ости, не намокает, а благодаря густому подшерстку, собака еще и легко переносит низкую температуру воды. Однако это не главные «чудеса», поразившие европейцев.

Европейцы знали, что такое рабочие собаки, знали, как они могут помогать человеку. Но ньюфаундленд превзошел все ожидания: объем работ, выполняемых этой собакой, был таков, что она вполне могла прокормить своего хозяина. Возможно, то, что рассказы о собаках, которые ныряли за сорвавшейся с крючка рыбой и доставали ее с глубины 3—4 метров, и преувеличение (может быть, отдельные собаки и были натренированы на это, но тоже маловероятно), но то, что они очень помогали рыбакам тянуть сети, — факт. А на острове, где рыболовство основное занятие, это очень важно!

Выловленную рыбу грузили на повозки, которые везли собаки. Добычу отвозили в город, а из города везли нужные для рыбаков вещи. И везли опять-таки на собаках. Ньюфаундленды транспортировали бревна с лесоповала, несли караульную службу, на них развозили почту, они даже помогали людям на охоте. Значение собак было так велико, что их изображения появились на марках Ньюфаундленда (по статусу Ньюфаундленд выпускал собственные марки), а когда один из выпусков марок совпал с коронацией английского короля Георга VI, собакам оказали особую честь — на марках этого выпуска они были изображены рядом с королем!

Однако постепенно значение ньюфаундлендов во многих областях снизилось. Тем не менее и сегодня они продолжают честно трудиться в Канаде и Финляндии на тех же работах, на которых трудились сотни лет. Но там, где не занимаются рыболовством и не ездят на собаках, ньюфаундлендам нашли другое применение — их еще используют как спасателей на водах. Тут эти собаки непревзойденные мастера. Похоже, что вода — их вторая стихия, а спасение людей — их исконное призвание. Даже необученный ньюфаундленд бросается в воду, если ему покажется, что человек тонет. Не случайно же у них появилось и второе, почти официальное имя — водолаз. И не случайно на спасательных станциях многих стран часто «служат» ньюфаундленды. Они, в случае надобности, прыгают сейчас не только с лодок — их сбрасывают и с вертолетов, и собаки без заметной усталости проплывают по двадцать километров, транспортируя попавшего в беду человека.

Рабочие качества ньюфаундлендов известны давно, а вот другие — большинство любителей узнали недавно. Это — доброта, веселость, преданность и подкупающее достоинство, с которым ведут себя эти собаки. «Во взгляде и осанке ньюфаундленда нет ни капли заискиванья или подобострастия... — пишет прекрасный знаток этих собак генерал-лейтенант В. Сергеев. — Их внешний вид — отражение характера». Специалисты и те, кто держал у себя дома ньюфаундлендов, прекрасно знают, что эти собаки способны на бесконечную преданность, но лишь в том случае, если хозяин понимает: перед ним — ДРУ", а не слуга. А каким ньюфаундленд может быть другом, свидетельствует широко известный среди собаководов эпизод: во время второй мировой войны в расположение канадских солдат была брошена японцами мощная граната. Находившийся поблизости ньюфаундленд схватил ее и успел отбежать с ней в сторону. Пес погиб, но спас многих людей.

Другой эпизод, о котором рассказал В. Сергеев: двухлетняя Кайра закрыла собой девочку от ножа пьяного хулигана.

Можно привести множество примеров подвигов этих собак и на суше и особенно на воде. Но даже не совершившие никаких подвигов, живущие рядом с нами ньюфаундленды прекрасны и благородны. К одному из ньюфаундлендов были обращены слова, которые можно отнести ко всем собакам этой породы: «Он обладал красотой без тщеславия, силой без высокомерия, смелостью без жестокости и всеми человеческими достоинствами без их недостатков». Это сказал еще сто восемьдесят лет назад Джордж Гордон Байрон.

И в заключение — близкий родственник ньюфаундленда, очень похожий на него внешне, но имеющий и дополнительные качества, полученные им от восточноевропейской и кавказской овчарок, — московский водолаз, который и на самом деле — водолаз, но еще и прекрасная сторожевая собака.

Можно было бы продолжить парад догообразных — их еще немало осталось за пределами ринга. Но нас торопят — слышите лай? Это зовут нас к следующему рингу.

<< | >>
Источник: Портал "ПЛАНЕТА ЖИВОТНЫХ". Парад собак. 2010

Еще по теме РИНГ ТРЕТИЙ — ДОГООБРАЗНЫЕ:

  1. Догообразные собаки
  2. ТРЕТИЙ СЛОЙ
  3. Третий Рейх
  4. Третий пример (пределы точности измерения)
  5. РИНГ ВТОРОЙ — ДОБЕРМАН-ПИНЧЕР
  6. РИНГ ПЯТЫЙ — БОРЗЫЕ И ГОНЧИЕ
  7. Ринг
  8. РИНГ ПЕРВЫЙ — ОВЧАРКИ
  9. РИНГ СЕДЬМОЙ — ЛАЙКИ
  10. РИНГ ДЕВЯТЫЙ — ДВОРНЯЖКИ
  11. РИНГ ЧЕТВЕРТЫЙ — ТЕРЬЕРЫ И ТАКСЫ